ВЕРИЛИ ЛИ ДОНИКЕЙСКИЕ ОТЦЫ ТАК ЖЕ КАК СВИДЕТЕЛИ ИЕГОВЫ?

07.10.2013 / / Мнений — 1121 / Статей — 357 / Дата регистрации — 23.09.2013

OtsyКакова может быть польза от такого исследования? Дело всё в том, что еретические заблуждения послеапостольских времён имели гораздо более солидное богословское обоснование, и бороться с ними было гораздо сложнее, чем с “плоскими” формулами американского неглубокого стиля, которые богословскими даже трудно назвать. Всё в духе примитивизма, которым наполнено практически всё в области религии, что имеет американские корни. И если Церковь дала богословский, притом, весьма аргументированный отпор ересиархам прошлого, то тем более вескими эти аргументы будут для сегодняшних примитивных восстановителей старых и философско-необоснованых ересей.

Кроме того, возникает ещё один фактор, который побудил автора взяться за такую работу — это ссылки свидетелей Иеговы в своей литературе на святых отцов и апологетов послеапостольского периода гонений, в которых приводятся доказательства их якобы верного понимания тварной природы Христа, обращения к Иегове и т.д.

Действительно, у некоторые из них встречаются выражения, умаляющие Сына Божия, но нигде нет указаний и рекомендаций молиться Иегове. Использование для своих аргументаций подобных частных мнений связано с отсутствием знаний элементарных основ патрологии, которые есть у их более древних коллег лютеран, и полным отсутствием знания, что есть Церковь и как она развивается в рамках истории. Нет и понятия авторитетности автора и его текстов. При отсутствии этой культуры в текстологии любой фразе Тертуллиана, который напоследок стал еретиком, заочно приписывается  авторитетность на уровне апостола слов Павла. Это является откровенной духовной неразборчивостью и богословской безграмотностью “верного и благоразумного раба”. [Так называют иеговисты свою “руководящую корпорацию в Бруклине”, которая постоянно составляет статьи для журналов “Сторожевая Башня”, “Пробудись”, готовит материалы для школ теократического служения и книжной литературы, т.е. “подаёт духовную пищу в своё время”. Так называла Чарльза Тейза Рассела — основателя секты, его жена. Во время бракоразводного процесса (который Свидетели замалчивают, как, впрочем, и о самом Расселе говорят меньше, чем о последователях) она уже называла его “рабом неверным и неразумным”, что можно полностью сегодня отнести к характеристике данной конфессии в целом.]

Нет и того духовно чуткого подхода, с которым Церковь, даже у отцов куда более авторитетных, чем Тертуллиан, вычленяла из их произведений места и свидетельствовала, что здесь отец писал по вдохновению Духа, а вот здесь — его личное мнение и оно для Церкви не авторитетно. Нет понятий богодухновенности и боговдохновенности текста. К первому относится всё Священное Писание, а ко второму — святые отцы. А вдохновение, как известно, бывает далеко не всегда и только иногда посылается Богом.[ Кстати, может посылаться и совсем не Богом, а демонами. И при определении “инспирированности” Духом Святым отдельных членов секты, надо бы различать, от кого эта инспирация исходит. Особенно, если учесть то чудовищное извращение смысла Священного Писания, которому учат такие инспирированные (вполне понятно каким духом) на страницах “Сторожевой Башни”, и в книгах, раздаваемых на конгрессах.]

Тем более, что писать можно ведь и в промежутках между вдохновениями. И как поставить знак равенства между таким текстом и отрывком из Евангелия от Иоанна или послания апостола Павла к Римлянам? А “верный и благоразумный раб” ставит, и не только между этими, но и между высказываниями учёных, составителей энциклопедий и даже газетчиков, зачастую совершенно безбожных, приводя их высказывания, как полностью авторитетные. При том, что Писание написано под “инспирацией” апостолов Святым Духом, следовательно, и понимать его необходимо духовно.

Неужели какой-нибудь Элвин Ламсон, Гопкинс или американская энциклопедия ближе к пониманию Священного Писания, чем св. Иоанн Златоуст или св. Григорий Богослов в 4 веке, которых называют учителями Церки и тексты которых авторитетны на 90%? Думаю, отвечать на вопрос нет смысла.

Поэтому постоянная аргументация к безбожникам и учёным ярко характеризует иеговистов как секту, у которой напрочь отсутствуют духовная культура и элементарное понятие того, что подобное познаётся подобным. И Священное Писание должно толковаться освящёнными Святым Духом людьми, а не безбожными учёными, энциклопедистами или протестантскими профессорами, у которых уже давно отсутствует понятие освящённости, и от первых двух категорий исследователей они, иногда, не сильно отличаются.

После чтения иеговистской литературы редко приходит в голову мысль, что у этого могут быть какие-то “философско-богословские источники”. Но иногда автор находил буквально точные цитаты из формул ариан, из ошибочных высказываний Оригена и точные цитаты из нецерковных высказываний Тертуллиана. В брошюре “Верить ли вам в Троицу?” в разделе “Чему учили доникейские отцы” приводятся цитаты Климента Александрийского, св. Иустина Философа (Мученика), того же Тертуллиана и Оригена и других менее авторитетных авторов.

В этой же брошюре приводятся совершенно ложные исторические сведения, или очень неточные, относительно событий на первых двух Вселенских Соборах, и откровенная ложь относительно места и времени возникновения оформленного догмата о Пресвятой Троице. Видно, что первоисточники католические, притом из области самых далёких от исторической объективности. Используется и теория католического профессора Винченци, придуманная чтобы оправдать введение в Символ Веры формулы Filioque.

Если брать действительное значение слова “источники”, то как и у любой секты источником является Священное Писание и неверная экзегетика первых основателей. Учитывая вышеизложенный материал, можно предположить, что источниками отдельных вероучительных положений конфессии, при том основных из них, являются откровенно еретические произведения, либо сочинения “доникейских отцов”, которые были неверно поняты. Это предположение связано с тем, что заблуждения “неразумного раба” зашли так далеко, что конфессию уже нельзя назвать христианской.

Притом, что даже новейшие харизматические конфессии, находящиеся в глубокой духовной прелести, всё-таки исповедуют Христа Богом. Учения их однозначно еретические по содержанию, но по характеру эти конфессии с некоторой долей условности можно назвать христианскими. Тогда как в вероучении Свидетелей Иеговы есть положения, которые вообще чужды Новому Завету и Христианству по глубинной сути этих понятий. Как правило, эти положения опираются на исследования Священного Писания учёных протестантов, католиков, учёных-атеистов и иногда на творения “доникейских отцов”. Но отдельные положения опираются на ересиархов прошлого.

Поэтому “источники” в этой работе будут рассмотрены, как предполагаемые источники или письменные предпосылки формирования именно еретической, совершенно нехристианской платформы общей современной доктрины иеговистов, поскольку есть текстологические основания для такого предположения и основания в форме ссылок самих иеговистов.

В связи со всем вышеизложенным, автор в предстоящей роботе попытается дать краткий обзор возможных источников и их критический анализ, из которых “верный и благоразумный раб” мог черпать мысли или неверно истолковывать апологетические формулы, которые могли служить только для “мягкого” знакомства с христианством язычников и которые совершенно не являлись утверждёнными догматами соборного разума Церкви.

Внимание будет уделено, в основном, особенностям заблуждений и их философско-богословским источникам только секты Свидетелей Иеговы, без общепротестантских заблуждений. Ключевыми направлениями критики будут взгляды “неблагоразумного раба” на природу Господа нашего Иисуса Христа, существование Пресвятой Троицы, единства Бога и обращения только к Отцу в молитве — всего того, что является “изюминкой” Свидетелей Иеговы в “общепротестантском калаче”.

Если попытаться кратко изложить учение иеговистов о Пресвятой Троице и взаимотношениях ипостасей, то его можно выразить следующими тезисами:

  1. Сын Божий — самое совершенное творение, находящееся в подчинении Отца. “Иисус — отличное создание”. “Будучи создан Богом, Иисус находится на втором месте по возрасту, могуществу, и знаниям.”[Чи вам вірити в Трійцю? – Нью-Йорк: Watch Tower Bible and Trakt Society of New York, ink. 1989. – С. 14.]
  2. Сын Божий имеет начало и было время, когда Его не было. “Библия выразительно говорит, что перед Его прибытием на землю, Бог сотворил Иисуса духовным существом, так как и ангелов. Ни ангелы, ни Иисус не существовали перед их созданием.”[Там же. — Интересно, правда, где действительно выразительно об этом говорит Библия? Дальнейшие цитаты выразительно доказывают как раз противоположную идею.]
  3. “История ясно свидетельствует: Догмат о Троице, это отклонение от правды, отступничество”[ Там же. – С. 12. Несколько ниже мы посмотрим, о чём в действительности ясно свидетельствует история.]
  4. “Святой дух, как это слово употребляется в Библии, показывает, что дух — это сила, которую Бог Иегова контролирует, чтобы завершать свои различные намерения. Её можно сравнить с электрикой, энергией, которой можно выполнять много разных операций.” [Там же. – С. 20. ]
  5. “Молитва является частью нашего поклонения Богу.[Молитва, вообще-то, является средством общения с Богом, в которой мы можем и духовно поклоняться и прославлять Его. Но если мы чего-то просим, то где же здесь поклонение?] По этой причине наши молитвы должны обращаться к нашему Создателю, Иегове Богу, и ни к кому другому (Мф.4, 10).

Кроме того Библия указывает, что христиане должны приближаться к Богу через Иисуса,…. и мы должны произносить наши молитвы во имя Иисуса.”[ Ты можешь жить вечно в раю на землеНьюЙорк: Watch Tower Bible and Trakt Society of New York, ink. 1989. – С. 228]

Свидетели утверждают, что учителя Церкви доникейского периода придерживались приблизительно таких же взглядов и не учили Догмату о Троице и утверждали тварность природы Христа и Святого Духа.[ Становится просто искренне жаль людей, которые читают эти статьи и напитывают своё сознание исторической и богословской ложью, при том самой бесстыдной. После приведения “доказательств” иеговистов, подтверждающих их позицию, будет приведено историческое опровержение этого тезиса.] “Доникейских отцов называли руководящими религиозными учителями на протяжении ранних столетий после рождения Христа. То чему они учили нас интересует.”[Чи вам вірити в Трійцю? – Нью-Йорк: Watch Tower Bible and Trakt Society of New York, ink. 1989. – С. 7.]

Вот и подтверждение тому, что эти произведения христианских авторов при неверном их понимании могли выступить достаточно авторитетными источниками для уверенности в правоте своих еретических убеждений и отстаивании вышеприведённых вероучительных положений. По мнению “благоразумного раба” отступления в послеапостольской Церкви были не так значительны, как после Никейского Собора, на котором “под давлением императора” 316 из 318 проголосовали за “еретический символ”,— после этого о верности “так называемого христианства”, т.е. Кафолической Церкви, не может быть и речи.

Вот чему, по мнению “неблагоразумного раба”, учили доникейские отцы:

“Иустин Мученик…. говорил, что Иисус был созданным ангелом, “не таким, как Бог, который создал всё”. Он говорил, что Иисус был меньшим от Бога и ничего не делал кроме того, что Творец…. определял ему делать и говорить”.

Ираний…. сказал [Скорее всего — это такая странная интерпретация на украинский язык общепринятого имени Ириней (Лионский), поскольку указанная дата смерти Свидетелями (ок.200) практически совпадает с фактической датой принятия мученической кончины в 202 г. по Р.Хр. при императоре Септимии Севере], что перед Его прибытием на землю, Иисус существовал отдельно от Бога, и был меньше, чем Он. Он заявлял, что Иисус не был равным “Единому, правдивому Богу”, Который является “Всевышним, и кроме Него другого Бога нет”.

Климент Александрийский…. сказал, что Иисус, перед Его появлением, как человека, был “создание”, и что Бог “не был создан, но есть нетленный единый правдивый Бог”. Он сказал, что Сын был “на втором месте от всемогущего Отца”, но не равен ему.

Тертуллиан учил всевышности Бога. Он сказал: “Отец инаковый Сыну, поскольку является большим; так как тот кто рождает инаков рождённому, и тот кто посылает инаков посланному”. Он также сказал: “Сына когда-то не было… В самом начале был только Бог”.

Ипполит… сказал, что Бог был “один Бог, первый и Единый Творец и Господь всех”, Которому “равного возрастом нет… Он был Один; который по воле Своей создал то, что когда-то не было”, так как Иисус создан перед его прибытием на землю как человека. Заметьте, слово «создан» – это уже вне цитаты и натяжка а ля свидетели Иеговы.

Ориген… сказал, что “Отец и Сын являются двумя различными субстанциями… двумя существами по сущности”, и что “в сравнении с Отцом, [Сын] является малым светом”.

Суммируя историческое доказательство, Элвен Ламсон говорит: “Современный популярный догмат о Троице… не находит поддержки в языке Иустина (Мученика): и также думали отцы доникейской эры; т.е. все христианские писатели на протяжении трёх столетий после рождения Христа. Правда, они говорили об Отце, Сыне, и… святом Духе, но нигде не говорили, что эти трое были равны, одна числовая сущность, или Триедины, ни в каком значении, так как сторонники Троицы теперь признают. Факты доказывают что-то совсем противоположное”.

Таким образом, из свидетельства Библии и истории становится ясно, что догмат о Троице не был известен на протяжении библейской эры и на протяжении нескольких столетий с того времени.

Нет ни одного доказательства того, что какой-нибудь святой писатель допускал бы существование (Троицы) в Божестве. .”[Чи вам вірити в Трійцю? – Нью-Йорк: Watch Tower Bible and Trakt Society of New York, ink. 1989. – С. 7.] Ну так уж и не один! А как быть с концовкой Евангелия от Матфея?! А как быть с догадкой Авраама, что перед ним Господь, когда к нему пришло три Ангела?

Но для начала интересно было бы узнать, кто такой Элвен Ламсон и почему его мнение так авторитетно при значительной лживости его утверждения. Единственная правдивая мысль в этой цитате, так это то, что о Триединстве однозначно не говорили, хотя один из них не только говорил, но и является первым, кто ввёл понятие Троицы и систематически изложил учение о Ней. Это Ориген. А у св.Иринея Лионского содержится полностью учение о Пресвятой Троице без самого понятия “Троицы”.

При этом, практически все отцы говорили о единосущии, об абсолютных характеристиках нетварной Божественной Сущности и Её неделимой простоте, о наличии трёх Божественных Субстанций [Субстанция здесь и далее будет иметь смысловую нагрузку, которую она имеет в православном богословии, т.е. личность (основа), обладающая и управляющая своей природой (сущностной формой бытия). В данном случае Субстанции Отца, Сына и Святого Духа обладают единой неделимой нетварной и абсолютно простой природой, Сущность которой Божественна. В католической традиции произошло искажение первоначальной нагрузки данной терминологии и Сущность была названа Субстанцией, а Субстанции — Персонами.], Триединство только не названо отдельным термином, но однозначно подразумевается по логике рассуждений отцов и контексту их творений. И мы это докажем в дальнейшем.

Сами построения цитат, которые приведены выше, свидетельствую об очень грубых смысловых “натяжках”. Ни один из отцов сам не назвал Христа творением. Во всех цитатах — это добавки и подтасовки составителей этой статейки в Бруклинском центре, но не мнения отцов и христианских философов. Можно согласиться, что они учили о субординациализме между этими тремя Личностями и подчинённом положении Сына и Святого Духа, но об Их тварности никто из них не говорил, а наоборот, учили об Их Божественной природе. Кто и говорил, в основном, о тварности природы Этих Субстанций, так это еретики Арий и Македоний. Ссылаться же на них “верный и благоразумный раб”, по вполне объяснимым причинам, не решается, поскольку можно даже номинально лишиться права называть себя христианами.

Рассмотрим теперь то, о чём действительно писали “доникейские отцы”, и о чём действительно “ясно свидетельствует история”.

 

Священномученик Игнатий Богоносец

 

21612_0_01Св. Игнатий Богоносец, епископ Антиохийский был учеником апостолов Петра и Павла, но наиболее определённо — Иоанна Богослова. “Иоанн Златоуст вообще говорит, что он воспитывался под руководством апостолов и называет святого Игнатия “общником апостолов и в речах и в том, что неизреченно”[ Писания мужей апостольских. – Рига: Латвийское Библейское Общество, 1994. – С.290.] (надеюсь, что свидетельство Златоуста, константинопольского архиепископа и богодухновенного отца Церкви (4 век) для христиан убедительнее, чем Гопкинса или Ламсона). Растерзан львами 20 декабря 107 года в Риме, при императоре Траяне, за исповедание “распятого Христа” своим Богом (не Иеговы). Все послания, по которым исследователи по всем текстологическим параметрам признают подлинность авторства св. Игнатия, написаны после ареста, во время транспортировки на казнь, в Рим. Каких же взглядов придерживался ученик наиболее авторитетных апостолов и верный до смерти раб Христов?

В приветственном слове в Послании к римлянам говорится следующее: “Игнатий Богоносец церкви, помилованной величием Всевышнего Отца и Единого Сына Его Иисуса Христа…. желает премного радоваться во Иисусе Христе, Боге нашем.”[ Послание святого Игнатия к римлянам по кн. Писания мужей апостольских. – Рига: Латвийское Библейское Общество, 1994. – С.328.] Было бы глупо предполагать, что исповедник Христов отбросил бы добрую весть, преподанную ап.Иоанном Богословом, впал в отступление и не назвал бы Сына Божьего Богом. [Впрочем, точно также как ап.Фома в Евангелии, когда сказал Ему – «Господь мой и Бог мой». И Иисус не остановил его, указав отдать славу истинному Богу. Но не видит слепой поводырь этого, и всех других слепых ведет в яму.] Как видим свидетельство апостольского ученика не в пользу “неразумного раба”.

 

Священномученик Климент Римский

 

По результатам анализа всех имеющихся свидетельств, не учитывая католические попытки указать непосредственную преемственность от ап.Петра, наиболее вероятная цепь преемственности св. Климента, епископа Римского такова: ап. Павел — Лин — Анаклет (Клет) — Климент. По историку Евсевию Памфилу был римским епископом с 92 по 101 год. “Руфин и папа Зосим называют его мучеником, а в позднейшее время явились акты его мученичества, из которых видно, что Климент, сосланный при императоре Траяне за имя Христово в Херсонес таврический, проповедью и чудесами обратил многих язычников ко Христу и за то, по повелению императора, был брошен в море с камнем на шее. По времени епископства апостольский период ещё не прошёл, поскольку был ещё жив ап. Иоанн Богослов. Следовательно, по “благоразумному рабу”, отступления в Церкви ещё не было и словам св. Климента можно доверять.

В обращении, в самом начале 2-го Послания к коринфянам, св. Климент Римский говорит следующее: “Братья! Об Иисусе Христе вы должны помышлять как о Боге и судье живых и мертвых…” [Святого Климента епископа Римского к коринфянам послание II,  по кн. Писания мужей апостольских. – Рига: Латвийское Библейское Общество, 1994. – С.157.]

И вот что далее говорит исповедник, жизнь свою принёсший в жертву Христу: “Если же Он нам сделал такую милость, что мы живые уже не приносим жертв богам мёртвым и не кланяемся им, но познали через Него Отца истины, то в чём должно состоять наше ведение в отношении к Нему, как не в том, чтобы не отрицаться от Того, через Кого мы познали Его? Он и Сам говорит: “Того кто исповедает Меня перед человеками, исповедаю и Я перед Отцом Моим” (Мф. 10, 32). Такова награда нам за исповедание Того, через Кого спасены.”[Там же. – С.158-159.] Т.е. исповедывать Богом и Спасителем нашим мы должны однозначно Иисуса Христа. О Иегове нигде не сказано ни слова, везде стоит слово Отец, даже слова Господь нету, чтоб вместо него быстренько подставить «Иегова». Пусть читатель учтёт, что это говорит епископ Римский, живший и управлявший паствой Христовой в апостольский период.

 

Священномученик Поликарп Смирнский

 

Св. Поликарп, епископ Смирнский, был другом св.Игнатия Богоносца и соученик ап. Иоанна Богослова. Учеником его был св. Ириней епископ Лионский. Св.Ириней так свидетельствует о нём: “Он был наставлен в вере Христовой апостолами и общался с многими из тех, которые видели Господа [Евсевий Кесарийский (Памфил), епископ  Церковная история. – М.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1993. – С.112.]; особенно он, вместе с Игнатием, был учеником Иоанна Богослова, и им был поставлен в епископа Церкви смирнской. [Тертуллиан, de praescr. Haer. C. 32,  по кн. Писания мужей апостольских. – Рига: Латвийское Библейское Общество, 1994. – С.354. — Бл. Иероним говорит: Polycarpus, Johannis discipulus et aq eo Smyrnae episcopus, ordinatus (Catal. Eccles. Script. C.17). Cв. акты о мученичистве св.Игнатия.] И далее: “Что было в то время, я помню живее, чем недавно случившееся… Я мог бы теперь указать место, где сидел блаженный Поликарп и беседовал,— мог бы изобразить… его беседы к народу, его дружеское обращение с Иоанном, как он сам рассказывал, и с прочими самовидцами Господа,— то как он припоминал слово их, и пересказывал, что слышал от них о Господе, Его учении и чудесах.” [Евсевий Кесарийский (Памфил), епископ  Церковная история. – М.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1993. – С.189.]

Его пытались сжечь на костре за исповедание Христа, но пламя окружило не прикасаясь его. Видя, что казнь не удаётся, исполнителю казни было велено пронзить св.Поликарпа кинжалом. Вылившаяся в обильном количестве кровь, погасила всё пламя.

После краткого знакомства с личностью этого отца, посмотрим, действительно ли ученик Иоанна считает тварью Того, за Которого был замучен 23 марта 166 года (род. между 70 и 80 годом по Р.Хр.) или м.б. он был научен ап. Иоанном Богословом исповедывать и страдать за имя Отца Иеговы?!

Вот как начинается первая глава его Послания к филипийцам: “Я весьма сорадовался вам в Господе нашем Иисусе Христе в том, что принял у себя образцы истинной любви, и как прилично было вам, проводили связанных священными узами, которые суть царское украшение для истинных избранников Бога и Господа нашего. Радуюсь также и тому, что твёрдый корень вашей веры, известный с первых времён, пребывает и до-ныне и приносит плоды, достойные Господа нашего Иисуса Христа.” [Святого Поликарпа епископа Смирнского послание к филипийцам,  по кн. Писания мужей апостольских. – Рига: Латвийское Библейское Общество, 1994. – С.359.— Подлинность этого послания подтверждается Иринеем Лионским, который говорил ”из него желающие и пекущиеся о своём спасении могут узнать характер веры (Поликарпа) и его проповедь истины.” (Евс. Церк. Ист. 4, 14). По словам Иеронима, оно в его время читалось в азийских Церквях при богослужении (Catal. Eccles. Script. C.17). Евсевий Кесарийский, сомнений в труде которого по Церковной истории ни у кого нет, приводит текст о посланиях Игнатия Богоносца из данного послания, и этот текст здесь также содержится.] Всё высказывание явно относится к Иисусу Христу, включая и слово “Бога”, поскольку об Отце в нём не упоминается.

Теперь посмотрим, призывает ли ученик Иоанна Богослова к служению и молитве Отцу Иегове: “И потому, если молим Господа, чтоб Он простил нас, то и мы должны прощать. Ибо все мы находимся пред очами Господа и Бога; “каждый из нас должен предстать пред судилище Христово и каждый за себя дать отчёт” (Рим. 14, 10, 12). Итак, будем служить Ему со страхом и всяким благоговением как Он заповедал Сам и благовествовавшие нам апостолы и пророки, предсказавшие пришествие Господа нашего.” [Там же. – С.362.] В этой цитате ничего не говорится об Отце, хотя во всём послании говорится о Нём не меньше, чем о Христе. Поэтому слова “Господа и Бога” несомненно относятся ко Христу.

Ни разу апостольский ученик не обмолвился об исповедании имени Иеговы, и даже о имени Отца он ни разу не упоминает, хотя всегда Его называет вместе с Христом Вседержителем. Как и апостолы Павел, Пётр, Матфей и др. он пострадал за имя Иисуса Христа, не Иеговы, или просто Отца, и призывает к этому других христиан. Для доказательства приведём полностью небольшую 8 главу Послания к филипийцам.

“Будем непрестанно пребывать в нашей надежде и в залоге правды нашей — Иисусе Христе, “Который грехи наши вознёс на своём теле на древо. Который не сделал греха и во устах у Которого не обрелось лжи и Который всё претерпел ради нас, чтобы нам жить в Нём. Будем подражателями Его терпения: и если будем страдать за имя Его,— прославим Его. Ибо такой образ Он представил нам в Самом Себе, и мы уверовали этому.” [Там же. – С.363.]

 

Священномученик Ириней Лионский

 

Св. Ириней епископ Лионский был самым выдающимся учеником св.Поликарпа Смирнского родился в Смирне, в Малой Азии около 130г. по Р.Хр. Вместе с Поликарпом отправился в Рим по решению разногласий о праздновании Пасхи, а после в сане пресвитера служил у епископа Пофина в Лионе, в Галлии (Франция). В 177г. после смерти в темнице во время гонений при Марке Аврелии еп. Пофина, был сам рукоположен в епископа и мученически закончил служение в 202г. во время гонений Септимия Севера. Имел богатый опыт борьбы с ересями, написал 5 книг против ересей “Обличение и опровержение лжеимённого разума”, в котором составил первое систематическое “учение апостольской веры” о всех ипостасях Пресвятой Троицы и ряд посланий по различным вопросам.

По систематичности изложения основ христианской веры и церковности содержания трудов Иринея Лионского можно отнести к одному из наиболее глубоко ортодоксальных отцов доникейского периода. Поэтому его свидетельства, как исповедника и мученика за имя Христово, более ценны, чем, например Тертуллиана или Оригена, поскольку первый умер в ереси монтанизма, а второй был осуждён за наличие еретических взглядов в произведениях, которые породили гностические веяния в рамках христианства под прикрытием авторитета Оригена. Попытаемся вкратце продемонстрировать его взгляды на природу Ипостасей Пресвятой Троицы.

Хотя “неблагоразумный раб” и ссылается на данного отца с измененной буквой, но и у него можно найти мысли, которые могли бы послужить источником для неверного понимания сущности Троицы и самих Божественных Личностей. Потому с большой вероятностью Ираний и Ириней – одно лицо. Например: “…так как Он един есть Бог, един Господь, един Творец, един Отец, и един содержит всё и всему даёт бытие.” [Ириней Лионский, еп., Обличение и опровержение лжеимённого разума. – СПб.: Книгопродавца И.Л.Тузова, 1900. – С.112.] Или: “Бог, Отец, не происшедший, невидимый, Творец всего, над Которым нет иного Бога и ниже Которого нет другого Бога.” [Там же. – С.571.]

Казалось бы, вот подтверждение правоты “верного и благоразумного раба”, что Слово — это всё-таки творение, “сотворенный прежде всякого творения”. Да и часто сам Ириней Лионский по аналогии с ап. Павлом не называет Христа Богом, а Отца называет: “…они проповедовали нам Единого Бога, Творца неба и земли, возвещённого законом и пророками, и Единого Христа, Сына Божия.” [Там же. – С.220.]

Посмотрим же как мыслит св.Ириней Лионский отношение к творению мира Слова и Духа: “так как Бог — разумное существо, то поэтому Он Словом создал происшедшее, и так как Бог — Дух, то Он Духом украсил всё, как и говорит пророк: “Словом Господним небеса утверждены и Его Духом вся сила их.” (Пс. 32, 6)” [Там же. – С.571.]

То, что Слово нетварно, находим следующие размышления святителя: “Те, которые говорят, что мир создан… ангелами, или каким-либо другим мироздателем, заблуждаются… как будто ангелы деятельнее Бога, или, как будто Он ленив… или не заботится о том, что происходит в Его владениях”[Там же. – С.115.]; и далее: “Ибо в том превосходство Бога, что Он не нуждается в других орудиях для произведения созданного, но Его собственное Слово способно и достаточно для создания всего, как о Нём и говорит Иоанн, ученик Господа “всё произошло через Него и без Него ничего не начало быть, что начало быть” (Ин. 1, 3). Всё с нами существующее Бог сотворил Словом Своим. Подобно сему говорит и Давид: “Он сказал,— и было; Он повелел,— и создалось” (Пс. 32, 9).” [Там же. – С.117.] При условии, что существует два типа природ — нетварная и тварная, а из последней выделяется ещё два вида — ангельская и человеческая, то по логике этих высказываний святителя видно, что Слово он не относит к ангельской природе; поскольку люди не творили людей, то и не к человеческой,— значит Слово Божественно. Но является ли Оно Богом?

На этот вопрос можно дать утвердительный ответ, имея для этого все основания. Если Слово Божественно, то имеет ту же природу, что и Отец, если Отец Бог, то и Сын Бог. Двух отдельных божественных природ быть не может, иначе оба Бога будут не совершенны, Божество будет двухсоставное и не будет обладать свойством абсолютно простого Духа. Это уже двубожие.

Но рождение в вечности не может иметь временных характеристик, не может иметь начала и конца. Следовательно, происходит выделение в вечном рождении отдельной самобытной Личности, Ипостаси в рамках Отцовской Божественной Сущности. В силу абсолютности и единости последней, она становится и природой другой Ипостаси, и точно также и Третьей, но Которая исходит, а не рождается. Сама же Сущность этих Трёх Ипостасей остаётся единой. Поэтому и характеризуют Их, как Единосущных и Нераздельных, поскольку в вечности, в которой пребывает Божество, невозможно завершение рождения и исхождения. Если бы это произошло, то вечность перестала бы быть самой собой, что не допустимо, не приходя в открытое противоречие с текстом Священного Писания и с понятием вечности Бога с приложением к нему им же сотворённого времени.

Посмотрим, как отвечает на этот вопрос сам свт. Ириней: “Итак, ни Господь, ни Святый Дух, ни апостолы никогда не назвали бы определённо и решительно Богом того, кто не Бог, если бы Он действительно не был Бог, и не назвали произвольно кого-нибудь Господь, кроме господствующего над всем Бога Отца и Его Сына. Посему, когда Отец истинно есть Господь, и Сын истинно есть Господь, то справедливо Дух Святой обозначил Их наименованием Господа…. Ибо Дух обоих обозначил именем Бога и помазуемого Сына и помазующего Отца.” [Там же. – С.229.]

“Итак, никто другой, как я сказал, не именуется Богом и не называется Господом, кроме Бога и Господа всего, Который также говорил Моисею: “Я есть Сущий. И скажи сынам израилевым так: Иегова послал меня к вам” (Исх. 3, 14), и кроме Его Сына, Иисуса Христа, Господа нашего, Который верующих во имя Его делает сынами Божиими.” [Там же. – С.230.] И ещё: “Сын человеческий есть Христос, Сын Бога живого. А что он собственно исключительно пред всеми тогда живущими человеками, есть Бог и Господь и Царь Вечный, Единородный и Слово воплотившееся, провозвещённое и всеми пророками, Апостолами и Самим Духом, это могут видеть все, которые постигли хотя малую часть истины. [Исходя из этих слов, “неблагоразумный раб” так и не познал и йоты Истины, которая и есть Христос.]

И что Он… сидел на ослином жеребёнке, принимал для питья уксус и желчь, был презираем в народе и низшел даже до смерти, и что также Он есть Святый Господь, Дивный Советник, Бог Сильный, Грядущий на облаках Судья всех,— всё это пророчествовали о Нём Писания.” [Там же. – С.293.]

Пророчеств о том, что Мессия будет Богом, достаточно в самом Священном Писании. Например: “…скажите робким душею: будьте тверды, не бойтесь; вот Бог ваш, придет отмщение, воздаяние Божие; Он придет и спасёт вас. Тогда откроются глаза слепых и уши глухих отверзутся” (Ис. 35, 4-5). Это несомненное пророчество на Мессию и он здесь отождествляется с Богом евреев Иеговой. Значит спасающий Сын тоже Бог.

Далее. Наиболее красноречивым пророчеством является пришествие Бога в свой же храм, Ему же и построенный. А мы знаем, что евреи строили храм Иегове. В храм пришёл Сын. Малахия утверждает, что Он пришёл в свой храм. Следовательно “Я и Отец — одно” (Ин. 10, 30). “Вот, Я посылаю Ангела Моего, и он приготовит путь предо Мною, и внезапно придёт в храм Свой Господь, Которого вы ищете, и Ангел завета, Которого вы желаете.” (Мал. 3, 1). Насчёт Ангела смущаться не стоит. Часто в Ветхом Завете Иегову пророки сначала называют Ангелом, а когда Он начинает говорить, выясняется, что это и есть Господь. Красноречивый тому пример с Моисеем и горящим кустом или стремя Ангелами, явившимися Аврааму. Но самое прямое указание на Божество в пророчестве о рождении Мессии и имени Эммануил (С нами Бог).

Какова же роль свт. Иринеем отводится Духу Святому? Из слов святителя можно сделать однозначный вывод о Божественности Его природы, но и некоторой подчинённости Его Сыну. Т.е. уже три Личности обладают одной Сущностью. Т.о. Пресвятая Троица хотя и не названа, но уже определена. “Ибо над всеми — Отец, а со всеми — Слово, так как через Него всё произошло от Отца, во всех же нас — Дух и приготавливает человека к богоподобию. Дух показывает Слово, и потому пророки возвещали Сына Божия; но Слово даёт образ Духу, и поэтому Оно Само — вдохновитель пророков и приводит человека к Отцу.” [Там же. – С.571.] В применении к спасению рода человеческого святитель трактует роль Духа так: “Ибо те, которые в себе носят Духа Божия, приведены к Слову, т.е. к Сыну, а Сын приводит их к Отцу, и Отец даёт им приобщиться нетлению. Следовательно без Духа невозможно видеть Сына, а без Сына невозможно приступить ко Отцу; ибо познание Отца есть Сын, и познание Сына — через Святого Духа, Духа же сообщает Сын, сообразно своему служению, по благоволению Отца, тем, кому хочет и как хочет Отец.” [Там же. – С.572.]

Подчинённость Сыну указывается и в следующих словах святителя. При том, что в этой же цитате ясно видно указание на нетварность природы Духа и на его единосущность с Отцом и Сыном через указание, что через Духа мы можем получить образ и написание Отца и Сына. А тварь, мы знаем, не может дать ни надписания ни образа Божества, поскольку к Нему не относится. “Господь поручает Духу Святому Свой  род человеческий, попавшийся к разбойникам, над которым Он сжалился и обвязал Его раны, давая два царских динария, так чтобы мы, получая через Духа образ и надписание Отца и Сына, с пользой употребили вверенный нам динарий, причисляя прибыль его Господу.” [Там же. – С.285.]

Итак, какой из этого всего делает вывод свт. Ириней? “Таково правило нашей веры, и основание здания, и крепость хождения: Бог, Отец, не происшедший, не объемлемый, невидимый, единый Бог, Творец всего; это самое первое положение нашей веры. Второе же положение — Слово Божие, Сын Божий, Христос Иисус наш Господь, являвшийся пророкам соответственно с образом их пророчества…, Который в конце времён… соделался человеком между людьми, видимым и осязаемым, чтобы упразднить смерть и показать жизнь и произвести общение единения между Богом и человеком. И третье положение — Дух Святой, Которым пророки пророчествовали и отцы научались божественному и праведники были приведены на путь праведности, и Который в конце времён новым образом излился на человечество по всей земле, обновляя человека для Бога.” [Там же. – С.572.] Как еще можно было яснее сказать во втором веке? Это жёсткий ответ иеговистам 1800 лет назад.

 

Святой Иустин, философ и мученик

 

Родился в Самарийском городе Сихеме (возле которого Господь беседовал с самарянкой) в самом начале 2-го века в семье провинциальных аристократов. Получил хорошее философское образование, наиболее глубоко изучал платонизм. После обращения в христианство стал апологетом. Защищал христиан письменно и в спорах. Предполагают, хотя это и не точно, что после проигрыша в споре язычника Крисцента Иустину, на последнего был сделан донос, и за исповедание веры он был как римский гражданин и аристократ обезглавлен в 166 г.

Сразу следует отметить, что св.Иустин держался субординациализма при характеристике взаимоотношений трёх Лиц Троицы. Слово Логос происходит от Бога Отца, но отличается от того, как был сотворён мир. Сын был назван Сыном только в условном понимании. Истинный Сын — это только Слово Божие. Аналогия заимствована у александрийского иудейского философа Филона: “Не видим ли подобное этому (рождению Сына от Отца) и в нас самих? Произнося какое-либо слово, мы рождаем его, но не через отделение, так чтобы уменьшалось слово в нас, когда мы его произносим. Подобным образом, мы видим, от огня происходит другой огонь, но так, что не уменьшается тот, от которого он возжён, а остаётся тем же, тогда как возжённый от него действительно существует и светит, без уменьшения того, от которого возжён. Свидетелем мне будет Слово премудрости, то Самое, Которое есть Бог, рождённый от Отца всего, Слово и Премудрость и Сила и Слава Родившего.” [Иустин Философ (Мученик) Разговор с Трифоном иудеем. – М.: Университетская типография, 1892. – С.232-233]

Как мир идей, совокупность идей о мире, как скрытая мысль, Логос имеет вечное бытие в Боге. Самостоятельное существо Логоса рождается от Бога Отца прежде творения мира. Для непостижимого и неприкосновенного Отца связь с тварным миром недостойна и нужен посредник между миром и Богом. Логос не может быть равен Богу Отцу: “Первая же по Отце всего и Владыке Боге Сила и Сын есть Слово.” [Иустин Философ (Мученик) Первая апология. – М.: Благовест, 1995. – С.63.] Значит Он подчинён и Его Божество не так полно как у Отца. Слово рождается от Бога Отца не в силу Его природы, а по воле Отца и “случайно”: “Ибо Он имеет названия Господа, Бога, Слова, Сына, ангела, премудрости от служения Своего воле Отеческой и от рождения по воле Отца.” [Иустин Философ (Мученик) Разговор с Трифоном иудеем. – М.: Университетская типография, 1892. – С.232] Мир творится свободно и мог бы быть как сотворён, так и не сотворён. Если бы мир не был сотворён, то и Логос не был бы рождён. Святой Дух подчинён Сыну как Сын Отцу: “Наш учитель есть Иисус Христос, который родился и был распят при Понтии Пилате, бывшем правителе Иудеи, во время Тиверия кесаря; и мы знаем, что Он Сын Самого истинного Бога, и поставляем Его на втором месте, а Духа пророческого на третьем.” [Иустин Философ (Мученик) Первая апология. – М.: Благовест, 1995. – С.42.]

Как видим, св.Иустин нигде не сказал по слову “неверного раба”, что Сын был “созданным ангелом”, а называет Его Богом. А если и называет ангелом, то только по функциональному служению Отцу. Да и сам философ обосновывает, что часто Бог Ветхого Завета (по иеговистам Иегова, а по Иустину — Сын, поскольку Отец не нисходит до мира и предоставляет это Сыну) отождествляется с ангелом. Иустин приводит около пяти примеров из Ветхого Завета. Мы для примера приведём один. “И ангел Божий сказал мне во сне: Иаков, Иаков. Я же сказал: Что Господи? И Он сказал: …Я видел, что делает тебе Лаван. Я Бог, явившийся тебе на месте Божием, где ты помазал мне столп и посвятил обет. (Быт. 31, 10-13)” [Иустин Философ (Мученик) Разговор с Трифоном иудеем. – М.: Университетская типография, 1892. – С.227]

По логике Свидетелей Иеговы, Иегова — это ангел. Наиболее красноречивое отождествление ангела Иеговы и Сына видим у пророка Малахии (3, 1). По иеговистам иудеи поклонялись Иегове и Ему же посвящён храм в Иерусалиме. В “храм Свой (!) придёт Господь”, вероятно Иегова, но пришёл “Ангел Завета”, и мы знаем, что пришёл только Сын. Поэтому прежде, чем толковать любое воспоминание об ангелах, как прямое указание на тварность, необходимо вспоминать о таких пассажах Св.Писания.

Есть и более прямые доказательства того, что Иустин считал Христа Богом, и таким же бесконечным по Божеству, как и Отец. Мы приведём только некоторые из них. “Демоны о том только и стараются, чтобы отвести людей от Бога Творца и Его Перворождённого Христа Бога.” [Иустин Философ (Мученик) Первая апология. – М.: Благовест, 1995. – С.89.] “Сын, Который, будучи первородное Слово Божие, есть также Бог.” [Там же. – С.95.]

В целом, комментарии излишни. При всей субординации, Сын — это нетварный Бог, имеющий в форме Логоса совечное существование с Отцом, поэтому претензии “неразумного раба” полностью безосновательны по поводу “сотворённого ангела”. А до отказа от субординации ещё было рано. Св.Иустин жил в младенческом возрасте Церкви. Зато Иустин дошёл до другого. И мнение по вопросу имени Бога раннехристианского авторитетного философа, который жил в послеапостольское время, думаю, будет весьма неприятно для “раба”.

“Отцу всего, Нерождённому, нет определённого имени. Ибо если бы Он назывался каким-нибудь именем, то имел бы кого-либо над Собою, который дал Ему имя. Что же касается до слов Отец, Бог, Творец, Господь (Иегова) и Владыка,— это не есть имена, но названия, взятые от благодеяний и дел Его. И Сын Его, Который один только называется собственно Сыном, Слово, прежде тварей сущее с Ним и рождаемое от Него, когда в начале Он всё создал и устроил,— хотя и называется Христом, потому что помазан, и потому что через Него Бог устроил всё, но и это самое имя содержит неизвестное значение, так же как и наименование: Бог не есть имя, но мысль, всаженная в человеческую природу, о чём-то неизъяснимом. Но Иисус имеет имя и значение и человека, Спасителя; ибо Он и сделался человеком.” [Там же. – С.110-111.]

Природа Бога не может быть выражена никакими человеческими словами. Для Бога нет имени, поскольку имя должно открывать сущность, которая сама по себе для тварного человека непостижима. Если бы человек её постиг, то сам бы сделался Богом. Потому, обычно, Бог сам себя открывает людям под определенными именами в меру духовного возраста и зрелости человечества.            Имя “Иисус Христос” не открывает сущность Сына Божия, но она открывает сущность Богочеловека как Спасителя-Иисуса (а им может быть только “Сам Господь” по обещанию Исаи и других пророков) и Мессии Помазанника-Христа (совершенного человека). Но имя Иегова-Сущий далеко не открывает всей сущности Отца.

По-человечески, она полностью неопределима и никогда не сможет быть определена, что было бы равно постижению Божества и выравниванию с Ним. То, что Бог Сущий — это важно. Особенно это важно было для Ветхого физического Израиля в изоляции сплошного политеизма и идолопоклонства. Но для духовного Израиля гораздо важнее (поскольку и так известно уже, что он Сущий и вечен) то, что Его Бог — Спаситель (Иисус). А ещё важнее, что “Бог есть Любовь”. И Он это доказал. Он говорил, что “нет большей любви, чем если кто положит душу свою за своих друзей”. И Он её положил. Поскольку “власть имел положить её и власть имел принять её”.

Разве любовь меньшее свойства Бога, чем вечность? Ветхий Израиль знал, что Бог Сущий Иегова. И разве он был спасён? Он был только удержан в рамках истинного поклонения.

Мы же узнали, что наш Бог (не тварь иеговистов) — Спаситель, который явился “Ангелом Завета (Нового) которого желали”. И нас ещё пророк Йоиль, который пророчествовал о Спасителе, и ап.Пётр призывает спасаться Его именем. К нам пришло спасение от Бога, Которое есть Иисус, и с нами, духовным Израилем, заключён Новый Завет, который заключил спасающий Бог, Сын Бога по нетварной божественной природе. Так что важнее, Евангелие с доброй вестью о спасении Богом, или проповедь вечности и единства Бога, с которой согласятся даже нехристиане? Недаром апостол говорит веровать в Иисуса Христа, и только за это обещает спасение. И не надо ссылок на Йоиля, как это делается в журнале о Троице. Автоматическая замена слова Господь на Иегова совершенно не обоснована. И особенно это касается пророков, главная тема пророчеств которых была приход Мессии. Пророки знали, что придёт “Сам Господь”. Поэтому при “призывании Господнего имени”, подразумевалось Имя спасающего Господа. И это куда логичнее, чем в Новом Завете призывать только “вечность и неизменность”, чем “спасительность и любовь”.

Поэтому и христианами могут называться только те верующие, которые в своём спасении уповают на имя Христа — Иисус. Свидетелей Иеговы к ним отнести нельзя. И Иустин Философ, несмотря на очень большую близость к апостолам, не учит тому, что ему приписывают иеговисты. И полностью опровергает всю иеговистскую сотериологию именем Иеговы, а наоборот доказывает, что к Богу можно обращаться только по личному человеческому имени Иисус, во время пребывания Его во плоти. Что полностью соответствует христианскому учению о спасении.

Естественно, мы можем обращаться к Богу и по другим именам, открытым, в Новом Завете — Отец, Сын, Дух Святой. Но обращаясь к Богу только как Иегове, даже “через Иисуса Христа”, тем самым не признаётся Божественное Сыновство Сына и происходит выпадение из Нового Завета в Ветхий, поскольку Отцовство признаётся только номинально и отбрасывается божественность нашего спасения, о котором возвещали пророки. Поэтому Свидетели Иеговы не признавая Сына Сыном (Равным Богом) стоят в стороне от спасения и не могут быть спасены тем, в кого не уверовали.

Тварь не может спасти, поскольку нужно не равноценную жертву за Адама приносить, а преодолевать проклятие Адаму и его роду от Бога, данное после согрешения. Раз его дал Бог, то и преодолеть его может только Бог. Как принесением в жертву твари может быть отменена заповедь смертности всему человечеству, данная от Бога. Только Бог может её преодолеть.

А то, что апостолы обращались “через Иисуса Христа”, так они обращались не к Иегове, а к Отцу, тем самым признавая его истинное Отечество и Христово истинное Сыновство. [Кстати, даже единственная молитва в Новом Завете, преподанная Христом, как пример, и то начинается не с обращения “Господь Бог”, что иеговисты сразу бы исправили на “Иегова Бог”, но предлагается “Отец наш…” И Сам Иисус не обращается как к Иегове, а как к Отцу. И апостолы практически постоянно слово Господь соединяют с Христом, а не с Богом Отцом. Для этого достаточно просмотреть все приветствия и окончания апостольских посланий. Поэтому делать в переводе Нового Мира поправку апостола Павла, когда он говорит: “Да отступит от неправды всякий исповедующий  имя Господа” (Иеговы, пер.НМ) (2 Тим. 2, 19) более чем не логично, а даже нелепо. Как видим, если только не заменять слово Господь на Иегова, относимое к Иисусу Христу, то нет этому имени места в Новом Завете, несмотря на лживые заверения “неверного раба”. (Божье имя пребудет вовекиНьюЙорк: Watch Tower Bible and Trakt Society of New York, ink. 1994. – С.16.) И то “отступление от первоначальной истины”, которое произошло из-за “выхода из употребления этого имени” в послеапостольские времена, на самом деле не происходило. Отступать было не от чего! Именем этим христиане не пользовались! Утверждению позиции свидетелей нет ни одного подтверждения в Св. Писании! А употреблению исключительно имени только Иисуса Христа для спасения и имени Бога — Отца для призывания в молитвах вместе и “через” Иисуса Христа,— более чем достаточно. Поэтому призываю рядовых свидетелей Иеговы, прежде чем верить “неверному рабу”, лучше сами проверьте логику его утверждений с помощью Св.Писания. Я думаю, она вас не удовлетворит, если вы действительно достойны вашего старого названия — “исследователи Писания”.]

Призывая же имя Иегова, не признаются предыдущие апостольские истины и Бог остаётся только Законодателем, и не становится Спасителем и Освятителем плоти нашей для воскресения через Духа. И в Пятидесятнице Новой иеговисты не могут участвовать, поскольку Бог заключает с человеком Новый Завет, а по иеговистам и Сын  и Дух — твари. Поэтому свидетели и не имеют Нового Завета с Богом, значит — подзаконные. Закона же всего никто не выполнил, кроме Христа. “Проклят же тот, который не выполнил хотя бы одной заповеди из Закона.” И своим фанатичным отстаиванием поклонения имени Иеговы, “неразумный раб” ставит под проклятие этого замечания Бога, по поводу данного Им Закона, всех рядовых свидетелей Иеговы. “Доникейский отец” св.Иустин этому явно не учил.

 

Ипполит

 

С той цитатой, которую приводят иеговисты по Ипполиту можно согласиться, но не с той добавкой к ней, которую они сделали сами. Ипполит несомненно значительный богослов доникейского периода, но и он, отстаивая свои убеждения, откололся от Римской Церкви и был единственным епископом в своём ответвлении. Ересью его назвать сложно, но грубые ошибки в учении самого Ипполита присутствовали. Так бывает всегда, когда кто-либо начинает о себе думать слишком высоко, и для вразумления Господь попускает развитие взглядов до крайних форм, чтобы неверность, а иногда и еретичность была видна всем, а не только искусным богословам.

Так произошло и с Ипполитом. Поэтому, исходя из понятия авторитетности отцов и их произведений, следует отметить её относительно невысокий уровень. Вот если бы иеговисты привели доказательства о тварности Сына и Святого Духа из творений свт.Иоанна Златоуста, свт.Григория Богослова, свт.Василия Великого или Симеона Нового Богослова, у которых практически все тексты авторитетны, это было бы обезоруживающе для православных. Но этого сделать невозможно.

Для “неразумного раба” Церковь — это “руководящая корпорация в Бруклине” и “видимая организация Бога на земле”. Тогда как для православных верующих, Церковь — это Тело Христово, то есть — организм. А у организма есть различные члены и различные духовные возрасты. Было бы крайне неразумно требовать от младенца или юноши “переходного возраста” чёткого и определённого мировоззрения по вопросам догматики, систематического богословия и верного толкования Божественного Откровения. Даже между апостолами Петром и Павлом были недоразумения, хотя это были явные сосуды Духа Святого. И Евангелия, однозначно богодухновенные тексты, но из-за того, что они написаны людьми, — написаны по-разному.

Не удивительно же, что нет согласия между, не то что не богодухновенными, а даже не боговдохновенными текстами богословов, христианских философов, учёных, систематизаторов христианства и апологетов. Апологеты иногда сознательно шли на некоторое отклонение от Истины, чтобы быть для эллинов как эллины, а для иудеев как иудеи и привести их всех ко Христу, поскольку для иудеев христианская идея была соблазном. Они надеялись на приход Мессии как земного царя и были раздражены названием Назарянина Единородным Сыном Божиим.

Что такое рождение, они знали получше “неверного раба”, и понимали, что для поклонения со стороны христиан проповедуется тоже Бог, которого отождествляют с их же Мессией. Поэтому без субординационной зависимости Сына от Отца Иеговы им было бы тяжело принять христианство; но субординация, это не присваивание Сыну тварной природы, как это делал Арий и делают иеговисты,— это подчинённость функциональная, а не сущностная, и такое допущение в миссионерских целях допускалось. Но как лживо указывают иеговисты, эти взгляды никогда не разделялись всей Церковью, а были частными мнениями отдельных авторов или сектантских группировок. (Когда Анастасий начал проповедывать ересь Нестория и называть Богородицу человекородицею, то, как свидетельствует историк, “это было новостью для константинопольских христиан, равно как и александрийских”). [Тальберг Н. История христианской Церкви. – М.: “Интербук”, 1991. – С.148.]

Для эллинов же проповедь Распятого было безумие, поскольку Абсолют не может страдать. Значит, проповедовался Христос как Бог. [Вот что пишет по этому поводу епископ Евсевий Кесарийский (Памфил) в своей Церковной истории (период от Вознесения до начала 4-го века) о гонениях на христиан при Траяне, конец апостольского периода (ап. Иоанн Богослов ещё был жив, и даже сослан тем же Траяном из Ефеса на о.Патмос, и при нём же возвращён обратно — значит отступления от истины в массовых масштабах не могло быть в среде первых христиан ещё 10-20 лет после его смерти): “В то время многие места охватило такое гонение на нас, что Плиний Секунд (в Малой Азии), из наместников самый знаменитый, встревоженный большим числом мучеников, написал императору о большом числе людей, гибнущих за веру, и тут же сообщил, что не смог уличить их в нечестии или в чём-либо противозаконном; встав на заре, они воспевают Христа как Бога; запрещают прелюбодействовать, убивать и совершать другие подобные проступки; поступают они во всём по законам. В ответ Траян издал указ: “христиан не разыскивать, попавшегося — наказывать.” (Письма Плиния Младшего – М.: 1984. – 10, 96) (Евс.Памф.  Церк.ист. – М.: 1993. – С.111.  То же, кстати, делают и современные православные христиане на утрени в Великом славословии воспевая Христу “Ты есть Бог наш, у Тебя источник жизни…”. Т.е. Церковь сохранила это богопочитание по сей день. Почему же этого не делает “верный и благоразумный раб” по примеру апостольских христиан, если претендует на сохранение чистоты апостольской веры, и называя апостолов свидетелями Иеговы? Хотя по всему Новому Завету и историческим свидетельствам даже наместника-язычника, все апостолы и христиане были свидетелями имени своего Бога Иисуса Христа, и за Него шли на мучения и смерть!].

Бог не может умереть и уж подавно, на кресте. [а не на столбе, как всегда рисуют распятие иеговисты и утверждают, что распят Христос был именно на столбе. В Римской империи на столбах не вешали, такой практики у римлян не было, а только у восточных язычников. Поэтому такая казнь сложно представима у иудеев, презиравших язычников, и не хотевших ничего делать по язычески, и одновременно в Римской провинции в обход законодательства, что невозможно при санкционировании казни Понтием Пилатом. Такая попытка фальсификации связана с желанием убрать главный символ христианства. Ведь христиане считают, что через крест прошло искупление всего рода человеческого и на нём был распят Богочеловек. Для иеговистов же — Он просто “совершенный человек”, а как же твари можно поклоняться. И чтобы дистанцироваться от Христианства и его символики, придумывается эта теория, которой нет подтверждения ни в истории, ни в Св.Писании. А те цитаты, которые приводятся, как доказательства, можно отнести к любому деревянному орудию казни, через подвешивание к нему. Крест на шее у христиан, против которого так выступают иеговисты, как идолопоклонства, не является предметом поклонения, или, как думаю некоторые, для защиты от “сглаза” “порчи” и других действий демонов. От этого кусок металла защитить не может, какой бы он формы не был. От демонов нас защищает только Бог. Крест на шее — это символ принадлежности к Христианству, это символ нашего исповедания своим Богом Иисуса Христа распятого, это символ нашего исповедания по примеру ап.Петра (Деян. 4, 10-12), это символ нашего спасения и искупления, а не идолопоклонства. Не знаю даже, как поворачивается язык у “неверного раба” назвать идолом Распятие или изображение Иисуса Христа? Ведь идолы, это были изображения тельцов, Астарт, Юпитеров и т.д. Но как идолом можно назвать Сына Иеговы и Искупителя рода человеческого? Это уже грех из области “хулы на Духа Святого”, поскольку этого Утешителя попросил Сын Божий у Отца для своих последователей на земле]. И апологеты смягчили это “безумие” и “соблазн” и стали использовать подчинённость Сына, а Ему — Святого Духа. Тому же учит и Ипполит с оттенком динамизма. Чтобы убедиться в этом кратко ознакомимся с основными положениями его учения.

“Недостатки, скрывавшиеся вообще в апологетической теологии, у Ипполита выразились во всей их крайности. Первоначально Бог существует один и не имеет ничего, что одинаково было бы с Ним по времени (уже некорректность в наделении Бога временностью — прим. наше). Он заключает в Себе “всё”; не один только, но и множественен и в Нём находится сокрытая мысль о всём универсе. Это — гностическая плирома, полнота бытия, включающая в идеальном порядке не только всё существующее, но и Логос, который есть ум Божий, находящийся в Боге. Воля Бога царит над всем. В качестве отдельной ипостаси Он рождает Логос, когда хочет и насколько хочет. Он мог бы Его и не родить, если бы не восхотел. Никаких мотивов для проявления Логоса вовне, кроме могущества Божия, Ипполит не допускает, и если по материи своего происхождения Логос отличается от тварей, то по форме, как созданный волею Божией, Он похож на творение, как и все прочие.

Получивши по воле Бога ипостасное бытие, Он является иным в отношении к Богу. Он действует в мире по повелению Отца, становится гностическим Демиургом — мирообразователем и мироустроителем, осуществляет в деятельности идеи Отца. Он как бы приказчик Бога, во всём поступающий согласно Его воле. По повелению Отца Он устраивает мир. По воле Отца Он открывает Себя пророкам. Отец повелевает, Сын повинуется. Отец посылает, а Логос посылается. Повсюду Логос есть низшее начало, во всём подчиняющееся Богу. И если в домирном бытии Он, как внутренний ум Божества, составлял с Ним одно, то по сотворении мира, когда Логос становится вторым рядом с Богом, между ними мыслимо только соотношение силы и некоторое моральное единство.

Субординациализм апологетов здесь выступает в своих грубых чертах, и Логос — Демиург является вторым Богом лишь динамически и по воле связанным с первым. Упрёк в двубожии, который раздавался по адресу Ипполита, не был совсем необоснован. Принижение, какое получает Логос у Ипполита, отражается и в другой сфере Его бытия. Бог изначала был один и ничего такого, что соответствовало Ему по времени, Он не имел. Логос, следовательно, не вечен. Но и сделавшись ипостасной силой Отца в деле мироустроения, Он не достиг ещё полного и совершенного развития. Он оставался единородным Логосом Божиим, но не был ещё совершенным Сыном Его. Окончательного совершенства Он достигает лишь через воплощение, в котором становится истинным Сыном Божиим. Таким образом, по Ипполиту, Сын Божий действительно существует только со времени воплощения, и если до воплощения Логос называется Сыном Божиим, то лишь по предведению и в переносном смысле.” [Спасский А. История догматических движений в эпоху Вселенских Соборов. Тринитарный вопрос. (докторская диссертация). – М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1995. – С.51-53.]

После того как были приведены основные положения его учения, необходимо сказать, что там нет того, что приписывают ему иеговисты и что хотели бы приписать, а именно — тварность Христа в соединении с  подчинённостью Отцу. Последнее есть во всей полноте, общего многим апологетам учения о субординации Лиц Святой Троицы. Но тварности нет: “Только одного Логоса он родил из сущего, потому что Отец был сущее, из которого произошло рождение.” [Там же. – С.49.] Значит Мессия был Божественной природы.

“Существенные недостатки логологии, развитой Ипполитом, встретили себе отпор даже среди церковных людей.” [Там же. – С.53.] Субординациализм был, со временем, преодолён Церковью, поскольку, наделяя бытие Бога временностью и вводя разные уровни Божества апологеты, по сути, исповедовали многобожие. Усваивая же Богу вневременность и вечность, которая Ему несомненно принадлежит, и устраняя оттуда дискретность, Сыну и Святому Духу естественно усваивается совечное существование с Отцом. И при таком подходе говорить о Чьей-то первичности или главенстве бессмысленно.

Но это всё-таки более философская, чем богословская ошибка, поэтому указываются ошибки отца, но еретиком, как “неразумного раба”, который усвоил только ошибки из всего учения, его назвать нельзя. Просто в то время богословы мыслили вечность несовершенно, как бесконечную чреду лет, не имеющую начала. Но вечностью такое бытие можно назвать с долей условности, поскольку не лишается смысла вопрос: “А что было до начала этого течения времени?” Совершенная же вечность — это отсутствие времени, поскольку время является тварной категорией и нельзя тварные категории применять к нетварному Божеству. Такое верное трактование вечности снимает как богословские ошибки апологетов, которые иногда допускали тертуллиановские мысли, что “было время, когда Его не было”, так и заблуждения еретиков, включая Свидетелей Иеговы.

 

Тертуллиан

 

О Божестве в самом себе и Его троичном проявлении, Тертуллиан учит в духе стоической логики. “Божество есть основная субстанция, [Субстанция здесь понимается так, как она вошла потом в западную богословскую традицию, то есть под ней подразумевается неделимая, абсолютно простая, единая и бесконечная сущность Божества (в восточной традиции — природа). То что на востоке называлось ипостасью или личностью, Тертуллиан называет персоной, также как потом и все католические богословы.] не только реально, но и материально существующая; Отец, Сын и Дух различные виды или формы её. Как конкретные проявления одного и того же рода, все эти виды Божества одной и той же субстанции и силы, потому что один Бог (субстанция), из которого изводятся и формы и виды во имя Отца, и Сына и Св.Духа. Они неразрывно связаны с Его существом, Они находятся в постоянном союзе и общении между собой, неотделимы и неразделимы.

Таким образом, связь или продолжение Отца в Сыне и Сына в Параклите производит трёх соединённых одного из другого, так что три составляют одно, а не одного (tres unum sunt, non unus) [Вот и первая формулировка Триединства. Только словом “Триединство” или “Троица”, как у Оригена, не названо]. Но как ипостазированные свойства Божества, они не представляют собою каких-либо индивидуальных Его свойств, но различаются между собой, и, согласно стоическому учению о сущности становятся самостоятельным бытием. Христианское сознание Тертуллиана здесь вносит существенную поправку, и он называет виды Божества не просто как вещи, но как Персоны — самосознательные личности.

Тертуллиан понимает различия между лицами Божества не как отсечение, в результате которого получились бы самостоятельные существа, противополагающие себя друг другу, но как внутреннее саморазложение целого на части, при чём ни полнота целого, ни взаимная связь частей с ним не изменяется, подобно тому, как одно понятие разлагается на многие подобные ему. Поэтому они отличаются не по состоянию, не по степени, не по субстанции, а по форме; не по власти, но по виду.

Как отдельные виды одного и того же рода они имеют свои особые признаки, отличающие их друг от друга. Отец ни от кого не происходит и не рождается, Сын рождается и открывается людям. Дух исходит от Отца через Сына. [Сказано почти как в современных православных учебниках по догматическому богословию, кроме “через Сына”] Они как части одного целого, сохраняют и имя целого и определения, и потому все называются Богами и имеют общение имён, так что и Сын является всемогущим. Но это единство сущности не обозначает полного равенства. Они разделяются по числу и по количеству. Они суть иной, иной и иной, но не иное. Отец есть вся субстанция и полнота Божества, Сын только некоторая доля этой субстанции и полноты; так как Сын распространяется от Отца, как луч от солнца, то Он есть доля Отца, а Отец — целое, а также и Дух есть только свет, возжённый от Света (Сына), как бы доля Сына.” [Спасский А. История догматических движений в эпоху Вселенских Соборов. Тринитарный вопрос. (докторская диссертация). – М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1995. – С.74-76.]

Мы видим, что наблюдается субординациалистский подход к взаимоотношениям внутри Троицы, но Троицы, хотя это слово не употреблено. А то, что иеговисты приводят высказывание о том, что “Сына когда-то не было”, то они не приводят другой части его мысли по этому поводу. Да, по Тертуллиану, Сына до начала творения не было. Но было Слово и Премудрость у Бога, которые были всегда, вечно. “Искони Он имел в Себе… Слово и в Нём молча обдумывал и предначертывал то, что имел сказать через Него впоследствии. До творения это Слово не стояло ещё в отдельности от Бога, не исходило от Него и рождалось только в мысли, подобно разуму, находящемуся в человеке.” [Там же. – С.61-62. Иногда начинают «доставать» манипуляции фразами доникейских отцов даже в рамках одного абзаца, типа, эти пять слов нас подтверждают, а все остальные – подставляют. Потому приведем только 5 слов. Лукавство, одним словом!]

Сказано почти точно, как в прологе Евангелия от Иоанна. В конце-концов различие сделано между Словом и Сыном по форме бытия, но не по природе. Потому Сын совечен Отцу и тоже Бог. Поэтому ссылка на Тертуллиана для доказательства своей правоты по поводу тварности Сына и, тем более, по поводу отсутствия учения о Троице, свидетелями Иеговы приводится совершенно безосновательно. Если бы иеговисты настаивали только на подчинённости Сына Отцу, то они бы всё равно остались еретиками, но христианского толка. Упор на тварность Сына лишает их почётного для них звания “заблуждающихся христиан”, как можно было бы охарактеризовать Тертуллиана. Потому ссылка на авторитет христианина для нехристиан-иеговистов, в обосновании своей нехристианской позиции, при почти полном отсутствии таковой у христианского философа, выглядит непоследовательно, нелогично и даже нечистоплотно.

Несмотря на неотшлифованность своего учения о Троице, оно послужило методологической основой для разработки ортодоксального учения о Пресвятой Троице. “Тертуллиан вступил в пропилеи никейского собора, но во двор его не вошёл”. Если взять в отдельности его точные и исчерпывающие формулы об одной субстанции Св.Троицы и трёх единосущных и равных между собою Лиц, то можно сказать ещё больше; можно сказать, что он переступил порог ведущий к нему. Но оценивая его догматическую систему в полном её виде, нельзя не сознаться, что она не освободилась от многих недостатков, свойственных её времени. Тертуллиан признаёт единосущие, но это единосущие несовершенное и неполное. Отец есть вся целая субстанция, Сын — только часть её.

Он тщательно и подробно, с полной научной доказательностью, развил учение о троичном проявлении единого в Самом Себе Божества, но это проявление он понял, не как нечто данное, само по себе, трансцендентальное и независимое от мира существующее, но как некоторый способ снисхождения Бога к миру. Наконец, от апологетического субординациализма, при всех стараниях ослабить его, он освободиться не мог. В этом смысле можно сказать, что он не приближался даже к пропилеям никейского собора.

Но, не смотря на все эти недостатки, учение Тертуллиана о Святой Троице имело важное историческое значение, и своему времени оказало незаменимые услуги. Оно представляло несомненный шаг вперёд, далеко оставляющий позади себя апологетическую стадию развития. Избегая одновременно крайностей модалистического слияния Лиц Святой Троицы и Ипполитова двубожия, Тертуллиан в твёрдых терминах указывал тот путь, по которому и должна была пойти богословская мысль в борьбе с этими крайностями. В противовес монархианам он утверждал самостоятельность каждого Лица Троицы, доказывая их особенность и отличия друг от друга. И своей теорией икономического развития Божества вырвал почву у всяких модалистических теорий, наглядно раскрывая, что учение о Троице нимало не противоречит вере в единого Бога.” [Там же. – С.79-80]

 

Ориген

 

Основоположник систематического изложения учения о Пресвятой Троице [Хотя Елвен Ламсон и говорил, что никто из доникейских отцов не учил о “Триединстве”,  но мы сейчас увидим, что “факты”, несколько ниже, будут “доказывать что-то совсем противоположное”.]; родился в 182г., замучен в тюрьме во время гонений Декия в 251г. Умер сразу по выходе из тюрьмы.

Перед изложением учения Оригена, следует отметить, что у него в зависимости от периода встречаются различные взгляды на одну и ту же проблему. И то же его предположение, что Бог выше сущности, в другом месте его сочинения можно догадаться, что Отец и Сын единосущны и, следовательно, Бог Отец имеет сущность, и т.д. Поэтому попытаемся сначала изложить более ранние заблуждения Оригена, а потом рассмотрим его догматическое учение о Троице (отметим, что в этой его догматической работе не наблюдается особой стройности, но в сравнении с богословием других отцов и христианских философов этого периода, она воспринимается как первая серьёзная попытка привести совокупность богословских взглядов в единую догматическую систему).

По поводу приведённой цитаты иеговистами в брошюре по Троице можно сказать, что высказывание Оригена приведено точно. [Ориген О началах. – Самара: “Ра”, 1993. – С.53] Это точная цитата из письма Иеронима к Авиту. Более систематически заблуждения Оригена содержатся в следующем высказывании: “Мы же веруем  и повинуемся Спасителю, который сказал: Отец пославший больше Меня… и говорим что Спаситель и Св.Дух не только несравнимы, а безмерно выше всех происходивших, но Отец настолько же или даже более превосходит Сына, чем насколько Он и Св.Дух превосходят всех прочих. Ибо как ни высока слава превосходящего престолы, господства, начальства, власти и силы и всякое имя, именуемого не только в этом веке, но и в будущем, и сверх того св.ангелов и духов и души праведных, однако, превосходя многих и столь высоких,— превосходя сущностью, силой, достоинством и божеством, Он ни в чём не сравним с Отцом.” Но, отрицая единосущие Сына с Отцом, он отнюдь не хочет подвергнуть сомнению Его Божество, или как-нибудь унизить Его: Сын безмерно выше всех сотворённых существ.” [Спасский А. История догматических движений в эпоху Вселенских Соборов. Тринитарный вопрос. (докторская диссертация). – М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1995. – С.104.] И далее высказывание Оригена из того же письма Иеронима к Авиту: “Бога Отца всемогущего (Ориген) называет благим и (Богом) совершенной благости. Сын же, по его мнению, не благ, но есть только некоторое веяние и образ благости, так что Он не может называться благим безусловно, но с приложением; пастырь благий.” [Ориген О началах. – Самара: “Ра”, 1993. – С.59]

“Отец познаёт Себя больше, яснее и совершеннее, нежели познаёт Его Сын. Отец есть всецелая истина, Сын же по сравнению с Ним и, как образ Его, не есть истина в строгом смысле. Воля Отца также мудрее, чем воля Сына”. [Спасский А. История догматических движений в эпоху Вселенских Соборов. Тринитарный вопрос. (докторская диссертация). – М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1995. – С.105.]

“Практическим выводом, как бы наглядно подтверждающим низшее качество Божества Сына, у Оригена является мысль, что молиться в собственном смысле можно только Отцу.” [Там же] Здесь мы подходим к “краеугольному камню” в учении иеговистов. И здесь даже стоит привести параллельные тексты с Оригеном, чтобы убедиться в поразительной схожести этого заблуждения. “С молитвой в собственном смысле нельзя обращаться ни к какому творению; нельзя с ней обращаться и ко Господу Христу. Но должны мы приносить наши молитвы лишь Богу Отцу через посредство Христа, нашего первосвященника: мы должны молиться “во имя Иисуса”. [Ориген О молитве. – Ярославль: Типография Губернской Земской Управы, 1884. – С.57] Теперь текст Свидетелей Иеговы: “Молитва является частью нашего поклонения Богу. По этой причине наши молитвы должны обращаться к нашему Создателю, Иегове Богу, и ни к кому другому (Мф.4, 10). Кроме того Библия указывает, что христиане должны приближаться к Богу через Иисуса,…. и мы должны произносить наши молитвы во имя Иисуса.” [Ты можешь жить вечно в раю на землеНьюЙорк: Watch Tower Bible and Trakt Society of New York, ink. 1989. – С. 228.] Комментарии излишни. Главным обоснованием и у Оригена и у “раба” — Ин. 16, 23-24.

Ошибка Оригена кроется в логической непоследовательности. Ведь если мы призываем имя Иисуса, то этим подтверждаем веру в Пославшего Его, Которого мы не можем знать без Сына, который нам может Его открыть, потому что “Отца никто не знает, только Сын”. Поэтому достаточно призвать имя Сына, поскольку “Я и Отец — одно” (Ин. 10, 30). И не стоит иеговистам сравнивать молитвенные построения апостолов в приветствиях и Оригена. Для апостолов Христос был Богом и Его имени достаточно для спасения (Деян. 4, 10-12; 16, 31; Рим. 15, 12; Ин. 20, 31).

“Совершенно понятно, что тот же самый субординациализм распространяется у Оригена и на Св.Духа. Всё произошло через Сына, а потому и Дух произошёл через Логоса, так что Логос выше Его и в логическом порядке предшествует Его бытию. Дух поэтому находится в таком же отношении к Сыну, в каком Сын состоит Отцу. Если Сын получает Своё бытие, как пищу, от Отца, то и Дух нуждается в Сыне не только для Своего существования, но и для того, чтобы быть мудрым, разумным и пр. Это взаимоотношение между тремя ипостасями характерно выражается в различии тех сфер, какими Они управляют. Бог и Отец содержащий всё, воздействует на каждое существо, сообщая каждому бытие от Своего собственного бытия, ибо Он есть сущий. Меньше Отца — Сын, деятельность Которого простирается только на разумные существа, ибо Он второй от Отца. Ещё меньше Дух Св., воздействующий только на святых. Поэтому, сила Отца более силы Сына и Св.Духа, а сила Сына больше силы Святого Духа, и опять гораздо выше сила Св.Духа, чем прочих святых.” Из этого, естественно, с учётом высказывания о молитве только Отцу, возможно и возникновении мысли о тварности Сына и Духа. Ранее было указано, что Божественность этих двух ипостасей Ориген и не посягал, но понимал её по-своему.

Несмотря на такой резкий субординациализм, Оригена всё же называют основоположником учения о Троице. Почему? Потому что именно Ориген первым из неизменяемости Божества и невозможности применения временности к Богу доказал, несмотря на разные уровни Божества, совечность существования Отцу Сына и Духа, что сразу же чётко дистанцирует обе эти ипостаси от тварей. Поскольку вечен только Бог. Из этого Ориген вполне логично и обосновано доказывает Троицу.

“Так как Бог Отец невидим и неотделим от Сына, то Сын рождён не через выделение из Него, как думают некоторые. Ведь если Сын есть выделение Отца,— выделение же означает такое рождение, какое обыкновенно бывает у животных и у людей; то и произведший и произведённый необходимо должны быть телом. Мы не говорим так, как думают еретики, и не говорим, что некоторая часть субстанции Отца обратилась в Сына, или что Сын сотворён Отцом не из сущих, т.е. помимо сущности Отца, так что было некогда (время), когда Сына не было. [Именно так и думают “ни ангелы, ни Иисус не существовали перед их созданием” (“Верить ли вам в Троицу? – С.14) И там же “Будучи созданным Богом, Иисус стоит на втором месте по возрасту, могуществу и знаниям” — очень похоже на Оригеновскую субординацию с введением тварности Сына, но с неверным пониманием вечности и неделимости Божественной сущности.]

Но, устранив от невидимого и бестелесного всякую мысль о телесном, мы говорим, что Слово и Премудрость родились без всякого телесного страдания, как хотение происходит от мысли… Как свет никогда не может быть без сияния, так, конечно, и Сын не может быть мыслим без Отца. Как можно говорить, что было некогда (время), когда Сына не было? Говорить так — значит утверждать, что было некогда (время), когда не было истины, Премудрости, жизни, тогда как во всём этом, в совершенной степени мыслится сущность Бога Отца; всё это не может быть отнято у Него и никогда не может отделиться от Его сущности.

А эти названия “когда” или “никогда”, служат для обозначения времени; но то что говорится об Отце, и Сыне, и Св.Духе, должно мыслить выше всех веков и выше всей вечности; ибо Троица, и только Она одна, превосходит всякое понятие не только о времени, но и о вечности, прочее же, что существует вне Троицы, должно измерять веками и временем. Затем, никто не станет думать, что Сын Божий заключается в каком-либо месте. Он есть Бог Слово, бывшее в начале у Бога, Он есть Премудрость, Истина, Жизнь, Правда, освящение, искупление, а всё это не нуждается в месте, чтобы делать что-нибудь или действовать.” [Ориген О началах. – Самара: “Ра”, 1993. – С.294-295]

“В терминологической области Ориген является новатором, предвосхищающим будущую терминологию. Бог — Отец, несмотря на всю отвлечённость, какая усваивается Ему Оригеном, есть самосознательная личность, ипостась. Сын есть тоже одушевлённая премудрость Божия, сознающая Себя и отличающаяся от Отца, как самостоятельная ипостась, и Дух Св.— ипостась. Все вместе они составляют “поклоняемую Троицу”, начальственную Троицу. Божество свойственно только этим трём Ипостасям. Только Троица — Отец, Сын, и Св.Дух являются источником всякой святости, благость присуща только ей субстанционально и только ей свойственно жить без материальной субстанции и без всякой примеси телесности.

Три ипостаси и одна Троица! — эта формула в первый раз произнесена Оригеном и стала неотъемлемым достоянием церковного богословия. Все три ипостаси — Отец, Сын и Дух Св. принадлежат к сфере Божества, но эта принадлежность не делает их ни единосущными, ни равными между собой.” [Спасский А. История догматических движений в эпоху Вселенских Соборов. Тринитарный вопрос. (докторская диссертация). – М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1995. – С.99-100.]

Что и требовалось доказать! Никто от Оригена и не мог бы сразу ожидать точного определения догмата о Троице. Такая глобальная вероучительная теория и не могла бы быть глубоко разработанной своим основоположником. Но название и основное положение о Божественности всех трёх Ипостасей было введено. И приведение Свидетелями Иеговы доказательства отсутствия идеи Троицы в доникейский период со ссылкой на Оригена не то что безосновательно, но даже глупо. Кроме того, мы определились, что Ориген, естественно, не считал тварью ни Сына, ни Духа.

Что же касается обращения в молитве только к Богу Отцу, то здесь прослеживается чёткая параллель заимствования оригеновской идеи иеговистами, до дословности, что позволяет предположительно отнести эти мысли Оригена к источникам аналогичного подхода к молитве Свидетелей Иеговы. Сама же мысль в этом плане у Оригена довольно уникальна и повторяется только у еретиков монархиан и ариан. Таким образом, о тотальности такого подхода в раннехристианской среде говорить невозможно.

 

Итого. Доникейские отцы если и высказывались иногда не в соответствии с современным состоянием догмата о Троице, то никто из них не отрицал Божества Сына Божия. Отдельные высказывания действительно могут быть сомнительными по отношению к верности православного вероучения. Но сами же отцы, которые в последствии были признаны святыми, и даже не все признанные (Тертуллиан, Ипполит, Ориген), в основе своего учения не имели взглядов, подобных сегодняшнему вероучению Свидетелей Иеговы.

 

В силу большого объёма материала, анализ еретических писаний вынесен в отдельную статью

Обсуждение


  1. Предупреждений - 0
    Эдуард
    Гость
    21:42 25.10.2014

    Для апостолов Христос был Богом и Его имени достаточно для спасения (Деян. 4, 10-12; 16, 31; Рим. 15, 12; Ин. 20, 31).Места Писания которые вы привели,ни одно не доказывает,что для апостолов Иисус, Помазанник Божий- был Богом(Всесильным,Элохим),(то есть Яхве или Иегова).То, что они называют его Господом,не значит, что он- был Богом(Всесильным,Элохим),(то есть Яхве или Иегова),а скорее, как господин,хозяин,владелец.Уже одно то,что Иисус называется Сыном Бога(Всесильного,Элохим), исключает того,что он был Богом(Всесильным,Элохим),.Кто-то говорит,что если у собаки рождается детеныш,то он собака,у человека рождается человек, значит у Бога(Всесильного,Элохим), сын тоже должен быть Богом(Всесильным,Элохим),.Ошибочность такой логики очевидна.Ведь собаки и люди созданы для размножения, потому от них ничего другого не может произойти. Размножается ли Бог(Всесильный,Элохим),?Бог (Всесильный,Элохим),один или един и у него от воздействия Духа Святого родился сын, не в смысле продолжителя рода Божьего(Всесильного,Элохим),, а в смысле исполнителя Его воли.Иисус Сын Бога(Всесильного) не по роду, а по домостроительству, для спасения рода человеческого,которому он принадлежит,без него род человеческий вымер бы.Во вторых Бог (Всесильный,Элохим),по природе не Бог(Всесильный,Элохим), ,а Дух. В этом смысле ангелы тоже духи, и мы будем после воскресения тоже духами и ни чем не будем отличаться от Бога (Всесильного,Элохим),и во всей полноте будем носить и отражать образ и подобие Бога(Всесильного,Элохим), как он это задумал изначально и показал и совершил во Христе Иисусе,кем Иисус собственно сейчас и является.Бог(Дух)(Всесильный,Элохим),потому и один,потому что Всесильным(Богом),может быть только лишь одна личность,а не две или три.Сильных (богов)личностей может быть много,но Всесильный(Бог,Элохим) -Один,и это Отец,истинный и единый Бог(Всесильный,Элохим),а Иисус Его Сын Сильный(бог),но не всесильный,а по мере домостроительства Божьего(Всесильного,Элохим).


  2. Предупреждений - 0
    Эдуард
    Гость
    21:58 25.10.2014

    Как свет никогда не может быть без сияния, так, конечно, и Сын не может быть мыслим без Отца. Как можно говорить, что было некогда (время), когда Сына не было?
    Если сын совечен Отцу, потому-что Сын не может быть мыслим без Отца,а Отец мыслим без Сына, то Творец не мыслим без творения и творение не мыслимо без Творца.Значит Творение совечно творцу, потому что трудно представить время когда Творец не был Творцом и был без творения ведь Бог не изменен?

  3. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    11:21 26.10.2014 / Мнений — 1121 / Статей — 357 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Только вы Его называете творением. Писание молчит о Его тварности. А то, что он вочеловечился, приняв человеческую природу в в свою Личность (как, я Вячеслав, управляю своей человеческой природой), то от этого он не стал тварью. Зачатие от Духа тому во свидетельство.


  4. Предупреждений - 0
    Эдуард
    Гость
    09:23 26.10.2014

    Такая глобальная вероучительная теория и не могла бы быть глубоко разработанной своим основоположником. Но название и основное положение о Божественности всех трёх Ипостасей было введено.
    Вы сами доказали,что учения о троице у Апостолов не было, ведь ее разработал Ориген, еретик по определению церкви,не меньше еретичной в целом. Если бы первые христиане верили в догмат троицы ее не пришлось бы разрабатывать Оригену, а потом доводить до удобопонимаемости вселенскими соборами. Этого факта как раз и не понимает и не хочет ни понять ни принять так называемая церковь Христова, в ковычках.Я не хочу сказать что свидетели сторожевой башни, истинные христиане.Сейчас все отошли от истины,здравое учение идолопоклонникам не нужно.Винигрет христианский.


  5. Предупреждений - 0
    Эдуард
    Гость
    09:39 26.10.2014

    Как отдельные виды одного и того же рода они имеют свои особые признаки, отличающие их друг от друга.
    Тертулиан явно не читал Деяние апостолов, где Павел цитируя одного из философов,людей так же называет родом Божьим.И мы как род Божий конечно отличаемся друг от друга.а вот еще одни слова того же Апостола: 21 Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце;
    22 называя себя мудрыми, обезумели,
    23 и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся, (Рим.1:21-23).Безумство Тертулиана и ему подобных здесь явно, они по себе и себе подобным судят о Боге, а не по Писанию.

  6. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    11:16 26.10.2014 / Мнений — 1121 / Статей — 357 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Эдуард, тоскливо с вами спорить. Почему вы разразились тирадой здесь, а не под статьёй Христос — бог, но не Бог? Там ваши претензии были бы уместнее. Правда выглядели бы нелогично. И вы это, наверное, поняли.

    1.Да, Творец не предназначен для размножения, но если Писание упоминает «Единородный», то чтобы подчеркнуть на уровне сущности, что Сын «по роду» к Отцу, с использованием того значения слова «род», которое принято у людей, чтобы люди по антропоморфной экстраполяции сделали правильный вывод о Сыне.

    2.Я не знаю, зачем написана статья, которую я выше упомянул? Ощущение, что вы не читая, валите меня аргументами. А мне это не надо. Я спорю с информированным юзером, а не который прочитал одну статью и набрасывается на оппонента с неадекватной по уровню аргументацией. 

    3.Я умею читать Новый Завет (Нет другого Имени под солнцем…), и даже ветхий (На его имя будут уповать народы), и помню концовку Радостной Вести от Матфея (и когда оформили догмат о Троице и кто – уже не важно). И понимаю, что Отец своим Духом через апостолов в Новом Завете не стал бы призывать к поклонению твари (Славы своей никому не отдам). И если призывает спасаться именем Иисуса и свидетельствовать о Нём (мою статью No comment), то у меня есть полное право сказать вам, что наш спор на разных платформах, поскольку СИ выводят свое свидетельство Иеговы из Ветхого Завета. Так если вы опираетесь на Ветхий, а я на — Новый, то вы иеговист, а я христианин. И о чем спор?


    Читайте все статьи и блог-посты раздела, а потом опровергайте ключевые моменты. Если сможете. А так просто тратить время из-за вашей слабой информированности я не могу. Для себя я все доказал, давно. И выбрал христианство, отказавшись от иеговизма. Читайте еще «Каким именем надлежит спасаться?«


  7. Предупреждений - 0
    Эдуард
    Гость
    19:05 03.11.2014

    Вячеслав. а с чего вы взяли что я спорю с вами? Вы приводите аргументы которые по вашему мнению доказывают Троичность Бога и опровергают аргументы СИ. Места же писания которые приводятся как основа вообще не к селу не к городу,мягко говоря притянуты за уши. Вы упрекаете меня в том,что я не читаю статью,статью я прочитал и дал ответ на те аргументы которые вы приводите,может не на все,но и этого достаточно чтобы понять что вы не хотите вести продуктивные дискуссии. А ведь статья на это и рассчитана, а иначе зачем вы ее написали? Судите вы немного предвзято,думая что я слабо информирован,поверьте,не мало,но вам мешает не моя так называемая моя слабая информированность, а ваши догматические настройки по умолчанию, которые вы не в силах изменить.

  8. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    19:59 03.11.2014 / Мнений — 1121 / Статей — 357 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Что вы говорите? Вы ж меня не знаете. Или вы СИ со Львова? Почти 20 лет назад я менял свое понимание христианского вероучения с иеговизма СИ на христианство православия. И совсем не под влиянием догматики, которой я тогда не знал напрочь, а под влиянием исключительно Нового Завета, который читал полностью, а не закрывая глаза на определенные места, приведенные в подтверждение в моих статьях. Уже тогда мне показалось странным христианство, построенное на Ветхом Завете и Апокалипсисе. Теперь я в этом глубоко убежден. Тут вы правы. А вы вместо обиженного тона приведите, что не так в моих статьях?

  9. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    20:03 03.11.2014 / Мнений — 1121 / Статей — 357 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Мне не важно, был Элохим Иисус или нет. Он единородный Сын Божий. И Его Именем призывает спасаться весь Новый Завет, и даже Исайя в Ветхом. И одно то, что вы Свидетели Иеговы, сразу выдает, что вы не на то Имя уповаете. Значит вы не христиане. Почему? я привожу в статье документальное свидетельство где в письме императору говориться в первом – “они воспевают Христа как Бога”. 

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


девять − = 5