Каким именем надлежит спасаться?

22.10.2013 / / Мнений — 1119 / Статей — 356 / Дата регистрации — 23.09.2013

9425 width=Свидетелями Иеговы утверждается, что спасутся люди призыванием имени Иеговы через Иисуса Христа, а не Иисуса Христа или Пресвятой Троицы.

“Да святится имя Твоё” — какое имя?” [Божье имя пребудет во веки. – НьюЙорк: Watch Tower Bible and Trakt Society of New York, ink. 1994. – С. 3.] Так звучит рекламный призыв в самом первом разделе в специальной работе св. Иеговы, посвящённой именно этой теме. В ответе, естественно, во всей этой брошюре, доказательство, что это имя Иеговы.

Хотя всё намного проще, после явления единородного Сына у Иеговы появились Имена Отец и Сын. И не в иносказательном плане, когда Отец назывался Отцом всех своих творений, а именно Отцом по отношению к Сыну.

Так какое Имя должно святиться? Отвечаем – Имя «Отец». Оно ничем не хуже свойства Сущий (Иегова). То, что Сущий, евреям давно было известно. Но Сын открыл, что Бог есть и Отец и Сын. О тройственности помнили от Адама и Авраама, но стройного учения до прихода Спасителя у человечества не было. Так и учит молиться в Евангелии Сын, не прибегая к имени Иеговы.

Возвращаемся к первому прошению в молитве «Отец наш небесный…». Три слова из четырёх понятны. Но что такое “святится”? Может это совсем не то что “распространяется”, “почитается” или “употребляется”? Может это вообще диаметрально противоположные понятия? Для этого нужно ответить на вопрос: что такое “святой” или “святыня”?

“Святить — означает на языке Писания: или освящать, делать чистым и святым, или признавать таковым. Первое значение неуместно к всесовершенному Богу. Поэтому остаётся второе и “Да святится имя Твоё” может означать — да признают Тебя Святым. Поскольку имя Бога нередко употребляется в Писании для названия Самого Бога”.[ Григорий Дьяченко, протоиерей.  Вера, Надежда, Любовь: катехизические поучения. В 3-х т.т., Т. II – М.: Донской монастырь; АРП Инт. Ко, 1993 – С. 531.]

“С точки зрения протестантов святость не онтологична, а функциональна. Для православных “святое” означает прежде всего причастное к Тому, Кто Един Свят, т.е. освящённое и напитанное Божиими энергиями. Для протестантов (в полной мере относится и к иеговистам – прим. наше) “святой” означает нечто используемое для выражения религиозных мыслей и чувств. Свято то, что употребляется в религиозном служении. Свято — в смысле “отделено” [Отделено всего лишь от бытовой сферы, и притом мистически, даже для внешней видимости, это отделение никак не производится.], но не в смысле “причастно”.

Для протестантов святость выражает отношение человека к предмету, а не присутствие Божией энергии в нём. Для Лютера и Кальвина, для Цвингли и Гоббса признание какого либо места или образа святыми означает лишь признание их изъятыми из обиходного пользования: смысл слова “святой” подразумевает не реальное присутствие Иного в месте или образе, а лишь новое отношение к ним человека благодаря тому, что ту или иную вещь он считает напоминающей ему о Боге.” [Анрей Кураев, диакон. Наследие Христа: что не вошло в Евангелия? – М.: Фонд “Благовест”, 1998. – С. 60-61.]

Резюмируя смысл слова “освящать”, можно приписать ему следующие значения: очищать (естественно, на духовном уровне), причащать Богу, делать доступным проникновению или пронизыванию Божией энергией. Как видно, все эти действия недоступны для выполнения человеком, и могут быть произведены только самим Богом. И уж точно, все эти действия неприменимы в отношении и так уже Святого имени Бога.

Поэтому евреи вполне резонно, выполняя третью заповедь, устранили данное имя из повседневного употребления. Они правильно понимали святость. Поэтому “не давали святого псам”. И не рекламировали каждому встречному, как это делают иеговисты. И можно доказать, что иеговисты нарушают третью заповедь. Если они произнесли имя Иеговы при человеке, оставшемся при своём атеизме, или ещё хуже — сатанизме, то этим они использовали Его всуе и предложили свою величайшую Святыню нечистому, по апостольски “псу”. Это связано с непониманием сущности святости, а это происходит, в свою очередь, из-за выпадения из Традиции и Предания, а также в связи с невнимательным чтением Ветхого Завета.

Почему же тогда американцы считают себя компетентнее иудеев в пользовании священным именем Бога? По иудейскому преданию имя Иегова произносил Первосвященник один раз в год в алтаре. Его мог произносить любой иудей когда ему угодно, но про себя и только при обращении в молитве. Само Священное Пятикнижие и Пророки находились у священников, которые контролировали выполнение этого элемента предания. По-моему, просто неприлично американцам считать себя компетентнее кровных и потомственных иудеев в тонкостях иудаизма. Особенно, где и когда можно использовать это Священное для них имя, которое было открыто израильтянам 3700 лет назад.

Я думаю, что как ним пользоваться, надо было бы спросить у иудеев. Иудеи не приняли сотериологического значения имени Иисуса Христа, так же как и свидетели Иеговы, правда на 1800 лет раньше. А все исследования употребимости этого имени не более, чем профанация сакрального иудейского предания. Научный метод исследования должен использоваться в науке. В религии его использование чрезвычайно ограничено. Предание всегда важнее любого научного исследования. Если, конечно это предание официальное, а не на уровне бабских сплетен. Даже омываться перед едой и давать десятину мяты, как незначительный и нерелигиозный элемент предания, Христос советовал выполнять: “Это делайте и того не оставляйте” (Лук. 11, 42). Чего “того”? Заповеди и Закона Божия.

И только в том случае, если попирается заповедь, то выполнение одного предания становится лицемерием. Перед нами же предание по поводу одной из самых главных святынь. Если на молитве и про себя, то это одно дело. Но иеговисты же его рекламируют в каждом журнале, чуть ли не как имя какого-нибудь деятеля. Это уже называется святотатством. Это всё связано с тем, что в протестантской Америке уже давно утрачено элементарное понятие святости. Поэтому в агрессивности рекламы имени Бога и Кока-колы разницы практически никакой нет.

Может евреи и переводчики и “перехлёстывают”, убрав имя из Ветхого Завета. Всё-таки Священное Писание. Почему бы там не находиться Святому имени? Они много придумали чисто человеческих заповедей. Но если им Иисус даже сказал: “но и того не оставляйте”, хотя речь шла об омовениях, то если бы такое чересчур сакральное отношение к имени Бога было ересью, и это было бы важно для спасения людей, я уверен, что и Христос и апостолы в своих посланиях неоднократно бы это указали. [Тезис иеговистов о том, что надо соблюдать только то, что написано в Евангелии (раз они христиане) нарушается ими же. Они утверждают, что мы спасаемся именем Иеговы, тогда как весь Новый Завет — именем Иисуса Христа.]

Я не берусь об этом судить. Но в деле своего спасения, это совершенно не важно. Поскольку сотериологического значения для христиан это имя никогда не имело. Об этом вопиет весь Новый Завет. Смысл спасения не в имени Иегова, а в Иисусе Христе и в Его имени и Церкви, которую Он основал.

Теперь посмотрим, как сами иеговисты понимают понятие “святости”. На страницах 28-30 вышеупомянутой брошюры раскрывается то, как иеговисты “могут святить это имя”. Ну “имя Бога свято Левит 22, 32” и тут же приводят Пс. 8, 2; 98, 3; 148, 13. Т.е. святой, величественный или страшный для них понятия близкие. И дальнейшие цитаты, приводимы в доказательство, не имеют никакого отношения к святости. Далее хочу привести в доказательство одну потрясающую мысль, приведённую на странице 29. В этой цитате всё является ложью, от утверждений до доказательств с помощью цитат [Кстати, с такой формой откровенной нечестности в работе с иеговистской литературой я сталкиваюсь постоянно. Тоже встречается и в предыдущем разделе. В данном примере обе цитаты ничего общего с самим текстом не имеют. Проверьте сами. Ни в Бытии ни в Евангелии ни слова не сказано о том, что Сатана (почему-то с большой буквы, хотя имя падшего херувима — Денница, а сатана — это всего лишь указание на положение) “обесчестил имя Иеговы… и заявил что он (а местоимение, относящееся к Богу почему-то с маленькой буквы,— странные ошибки, пусть читатель сам делает выводы) не способен управлять человечеством. Тогда как в цитатах говорится: в первой — рассказывется о диалоге первой пары с диаволом, а во второй — о том, что Христос назвал дьявола отцом лжи, а фарисеев — его детьми. Я и далее буду приводить такие места подтасовки, которые делаются в надежде, что неофит не станет проверять по Писанию достоверность доказательства. Это довольно нечистоплотный способ убеждения людей не знающих или слабо знакомых с Библией.] : “Поэтому освящение имени Бога значительно важнее любого другого вопроса.

Все намерения Бога связаны с его именем.[ Просто жутко становится. У нас, оказывается, Бог, самовлюблённый в своё имя. У нас Бог — не любовь к своему творению, а любовь к своему имени. Духовная любовь — это жертвенность. Какая уж там любовь, когда Бог не своей любовью нас спасает, а любовью архангела Михаила. А любит Он больше всего Своё имя. Только где об этом утверждении иеговистов можно найти подтверждение в Писании? По поводу Его имени там цитат много. Но укажите, и именно в Новом Завете, раз вы называете себя христианами, где сказано, что все намерения Бога Иеговы связаны с его Именем? И не надо ссылаться на параллельные места из ветхозаветных книг. Цитатами пользоватся в полной мере можно только тогда, когда они действуют в рамках одного Завета. “Дух оживляет, а буква омертвляет”. Основа у Заветов разная. Физический Израиль оправдывался верой в Иегову через выполнение Торы… и умирал. Духовный Израиль спасается верой в Сына Божьего через присоединение к Его Телу через Причастие и освящение всей человеческой природы Духом Святым… и будет жить вечно. “И на имя Его будут уповать народы”. И здесь однозначно говорится об имени Сына. Поэтому параллели с Ветхим Заветом не в счёт. По Ветхому Завету оправдание было в вере в Бога Иегову, а в Новом уже спасение именем Сына, потому что заключён уже с “народами”, а не только с одним избранным. И потому, по пророчеству, мы уповаем на имя Иисуса Христа. Тогда как при объявлении имени Иеговы было сказано: “Слушай Израиль”, и это не к духовному. Поскольку перед 10-ю заповедями есть уточнение “Бог…, который вывел тебя из египетского края” — это сказано физическому Израилю. Поэтому приведение доказательств спасительности имени Иеговы — грубая и откровенная некомпетентность толкователей свидетелей Иеговы, работающих в Бруклинском центре, а изначально — Рассела и Рутерфорда. И хочу еще заметить, что огромная пропасть лежит между понятием «оправдание» и «спасение». Физический Израиль до Христа просто оправдывался, а уповая на имя Иисуса, духовный Израиль спасается от вечной смерти.] Проблемы человечества начались, когда Сатана впервые обесчестил имя Иеговы. [ А как же “Имя Бога Свято” в книге Левит 22, 32, если как раз в то время, по иеговистам, Оно находилось в состояния бесчестия и до конца не освящено даже по сегодняшний день?]

По сути, Сатана назвал Его лжецом и заявив, что он не способен управлять человечеством (Бытие 3:1-6; Иоанна 8:44). [Одно из наиболее бредовых утверждений Свидетелей Иеговы. По-православному, все проблемы начались с греха первой пары и полным отсутствием покаяния у них.]

Только тогда, когда имя Бога будет должным образом освящено, человечество сможет полностью освободиться от пагубного влияния лжи Сатаны. Вот почему христиане так горячо молятся об освящении имени Бога. Но чтобы святить его, есть также нечто, что они могут делать” (курсив их). А далее приводится методика освящения имени, по которой его святят иеговисты, “освобождая человечество от лжи Сатаны”. Со времён Адама до сегодняшнего дня известно, что даже священник сам от себя ничего освятить не может. Читается молитва к Богу, священник кропит, раньше кровью, теперь освящённой водой (тоже по молитве) или во все времена елеем (растительным маслом) и Бог освящает помазаные или окропленые вещи. Что значит “освящает”, мы разобрались несколько выше. Что ж, посмотрим, как освящают св. Иеговы.

1 Метод. “Можно говорить с другими об Иегове и указывать на его Царство во главе с Иисусом Христом как на единственную надежду человечества.” Для доказательства цитируется Ис 12, 4-5. Но это проповедь в чистом виде. Где же тут освящение?

2 Метод. “Можно повиноваться законам и заповедям Бога”. Доказывается цитатой из Лев 22, 31-32: “Соблюдайте заповеди Мои и исполняйте их. Я Господь. Не бесчестите святого имени Моего, чтобы я был святим среди сынов Израилевых. Я Господь освящающий вас”. При поверхностном чтении воспринимается как доказательство. Но давайте разберёмся. “Не бесчестите святого имени…”, но оно уже святое, а если мы будем чтить святое, это же не значит, что мы будем его святить. “Почитать” и “святить” — это различные понятия. Здесь же не написано “Не оскверняйте святого имени…” Это недосягаемо для людей. Далее. “Чтобы я был святим среди сынов Израилевых”. Ну, во-первых, уже не “имя”, а “Я” — акцент поменялся, [Это доказывает, что в Писании очень часто имя Бога и сам Бог отождествляются. Этот процесс отождествления мы часто проделываем мысленно, когда нам говорят имя человека, мы сразу же вспоминаем самого человека.], а во-вторых, “святим среди сынов Израилевых”, а не святим сынами Израилевыми. Быть кому то святимым среди людей — это значит, что эти люди считали бы его святым и почитали за святого. И только если бы там было написано “сынами Израилевыми”, тогда можно было бы сказать, что Израиль святит своего Творца и Его имя. Это мистический абсурд.

И резюмируется это всё на странице 30 следующим: “Поэтому христианин, который искренне молится: “Да святится имя Твоё”, будет святить это имя в своей жизни, слушаясь всех заповедей Бога”. И приводится цитата о Любви Божией и соблюдении заповедей. О том, что этим мы святим имя Бога, не сказано ни слова. Проверьте сами, 1 Ин 5, 3.

Далее приводится Ин. 17, 26 и делается вывод: “Познание имени Бога учениками предполагало, что они лично познали любовь Бога”. Кем “предполагало”? Свидетелями Иеговы? Разве в имени любовь Бога? Имя Иеговы указывает на вечность, а имя Иисуса — на спасение. Может ли спасать добровольно тот, кто не любит? Да и “познавать” можно отдельные свойства Бога и тварный мир. Но как познать на основании имени любовь, не увидев и не почувствовав её проявлений к себе лично, доступно, наверное, только автору этой статьи иеговистов.

Последнее утверждение указывает на противоречивость позиции иеговистов в отношении природы Иисуса Христа. “Благодаря Иисусу они смогли познакомиться с Богом, как с любящим Отцом.” Значит св. Иеговы считают его Богом, притом равным Отцу, раз через него можно познакомиться с Отцом. Весьма странно, чтобы до прихода Христа, Израиль не знал своего Бога, как “любящего Отца”. Наверное, Он до этого был или ненавидящим или равнодушным. Сколько благодеяний Он сделал своему народу, а народ оказывается даже не догадывался, что их Бог их любит, пока не узнал его имени, которое знал 1700 лет.

Теперь вернёмся к “Отче наш…” В молитве к Богу человек может делать три действия: просит (о материальном и о духовном), благодарит и славословит. Так вот, “да святится имя Твоё” — это славословие по сути, хотя по форме оно построено как прошение. Раз прошение об освящении, то мы сами этого сделать не можем или это от нас не зависит. Поэтому довольно странно звучит просьба об освящении при самостоятельном его исполнении. Т.е. мы тебя просим Господи, но делать будем сами. Что же это за молитва? Это какая-то онтологическая самоуверенность до самообожения — молитва к себе. Священник молится при освящении чего-либо и оно становится святым. Но освятить может и мирянин с помощью молитвы и заранее освящённой воды. Поэтому и в этой молитве каждый человек просит, чтобы это имя было всегда святым, чтобы всегда к нему было отношение, как к великой святыне. И тут же говорит: “Нет Господи, святить Твоё имя мы будем сами.”

В принципе, имя может святится от умножения людей, признающих его святым. Оно может святиться в наших праведных словах, делах, мыслях, но сами мы святить ничего не можем. Из-за некорректности изменения одного слова, испорчено всё доказательство. Те два метода, приведённые выше, косвенно выражают то, что имя “святится”, хотя само понятие святости в прямом смысле значительно отличается от действий людей в отношении имени Бога. В результате неправильной посылки, что имя Бога сатана “обесчестил” и теперь его необходимо “освящать” и “святить”, хотя оно и так Свято (Луки 1, 49), всё доказательство оказалось неправильными. Хотя сам подход, что рапространение веры Христовой и наша праведность служит явным обнаружением Божественной Силы, так как при ней только и возможны для человека истинно-добрые дела, толковательно допустимы. А доказательство этого совершенно в другой цитате — Матфея 5, 16. Гладков Б.И. трактует это молитвенное обращение следующим образом: (и с этим пониманием автор абсолютно согласен): “Да святится имя Твоё” — можно понимать так: да проявится святость имени Твоего в людях, творящих волю Твою! Да светит свет Твой в них, и да познают и прославят Тебя все народы земли! Да будет везде свято имя Твоё!” [Гладков Б.И. Толкование Евангелия. – С-Пб: Издание автора, 1907. – С. 243.]

И какое имя будет святиться? То, что Бог Сущий, мы уже знаем из Ветхого Завета. Но Сын нам сообщил о своём Единородстве в вечности и об исхождении Святого Духа, подтверждая Троицу, явившуюся Аврааму. Сын и Дух Святой нераздельны с Отцом. Поэтому призывая Отца мы призываем и Сына и Святаго Духа, т.е. Пресвятую Троицу. Тогда как подразумевая имя Иеговы, мы выпадаем из Нового Завета Сына Божия и Духа Святого в Пятидесятнице. Пророкам Ветхого Завета было известно о существовании этих двух личностей, но для призывания и поклонения им было дано только имя Иеговы.

Свидетели Иеговы отрицают вечное существование Сына и Духа, тем самым профанируя вечность, наделяя её временными характеристиками и унижают вечности и достоинства этих двух Личностей. Поэтому Христос, говоря ученикам, “да святится имя” Отца, подразумевает, что Отец, Сын и Дух нераздельны в своей сущности. Поэтому, если будет святится имя Отца, то тоже будет происходить и с двумя другими именами. И поскольку христианам открыта троичность Бога, то святиться будет имя “Отец”, поскольку узнали Сына, а после Пятидесятницы узнали и Святого Духа. В самой молитве мы уже помянули имя “Отец”. Какие же ещё нужны доказательства?

Это богословие подтверждает истинность догмата православной Церкви о поклонении Пресвятой Троице. А обращаясь исключительно к Иегове, мы разделяем Троицу, не признаём спасительности миссии Христа и отказываемся от Даров Духа. Вывод простой и единственный: в таком случае такие люди не христиане, а иеговисты, или иудаисты, поскольку относят себя не к духовному Израилю, а к физическому. Поскольку указаний на поклонение принявших Сына имени Иегова нет нигде в Новом Завете, а вот на Имя Иисуса Христа более, чем достаточно. Ниже приведу массу доказательств из Писания своим словам.

yeshua-aramaic-744Прочитайте  Ев. от Иоанна 20, 31 “Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во Имя Его”, и сделайте вывод. Нужны ли ещё доказательства? Христианину, думаю, нет. А иеговисту, боюсь, что не хватит и всех остальных. Кроме тех, конечно, которые живут по Евангелию, а не по журналам “Сторожевая Башня” или по книге “Ты можешь жить вечно в Раю на Земле” и подобным ей.

Ещё раз приведу цитату апостола Павла (1 Кор. 2, 2) : “Я рассудил быть не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого”. Может быть апостол Павел атеист? Ему достаточно Христа. Имя Иеговы ему не нужно. Как и всем апостольским христианам. Ответ в следующем положении.

Иеговисты утверждают, что Дух Святой — это активная божественная сила. Эта сила наверняка действует только по воле Иеговы. Так вот, в Деян. 4, 8-12 апостол Пётр переполнился Духом Святым и изрёк, что чудо исцеления он совершил именем Иисуса Христа Назарянина. И, не поленюсь процитировать: “И нет ни в ком другом спасения, ибо нет другого Имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы спастись”. Тут вывод наиболее однозначный. Либо ошибается Святой Дух, который был послан от Иеговы устами апостола Петра, либо извращают истину иеговисты, утверждающие, что спастись можно исключительно именем Иеговы. Признание правоты иеговистов равнозначно признанию того, что неправду сказали Бог-Отец Иегова и Святой Дух. Это уже хула на Духа Святого и на Бога. А мы знаем со слов самого Христа, что “хула на Сына Человеческого простится, а на Духа Святого не простится ни в этом веке ни в будущем”.

А вот ещё одно ключевое положение, сказанное об Иисусе, которое невозможно иначе интерпретировать: “И на имя Его будут уповать народы” (Матф. 12, 21) и параллельно Рим. 15, 12 и Ис. 49, 6. Кто такие “народы”? Это все не евреи, не избранный народ. Это — мы. Мы будем уповать на имя Иисуса Христа, а не на имя Иеговы. И это было известно ещё в Ветхом Завете (см. Ис. 49, 6).

Иеговисты совершенно безосновательно утверждают, что апостолы были свидетелями Иеговы. Апостол Павел в Деян. 21,13 говорит, что он готов умереть за имя Иисуса Христа. Почему ему достаточно этого имени? Просто потому, что “нет другого имени под Небом, которым бы мы спаслись”.

При проповеди Евангелия имя Иеговы даже не упоминалось, а для спасения и получения вечной жизни, достаточно было поверить в Господа Иисуса Христа ( Деян. 16, 31; Деян. 8, 35-37;  1 Кор. 6, 11; 1 Иоан. 5, 11-13; Иоан. 20, 31; Лук. 24, 47). [Мои ссылки на Новый Завет правдивы, в отличии от подтасовок иеговистов. Можете проверить каждую.]

Проповедь самого Евангелия заключалась в проповеди Иисуса Христа, а не Иеговы (Марк. 16, 15-16). И, практически, все апостолы мученически погибли за проповедь Евангелия и имени Иисуса Христа. Если бы апостолы проповедовали спасение именем Иеговы, то Ирод не посмел бы убить апостола Иакова и иудеи не противились бы этой вере и не поднимали гонений на христиан. Не стали бы забивать камнями диакона Стефана. Не понятно, как этого не могут понять иеговисты, называя апостолов свидетелями Иеговы. Если бы апостолы говорили, что Христос рядовой Архангел, а не Бог, и что не новое имя Иисуса необходимо использовать для спасения, а имя Иеговы, то апостолы пользовались бы должным расположение правящей фарисейской верхушки.

Иеговисты утверждают, что праздновать Рождество Христа не нужно, поскольку, если в Писании нет точного указания о дате рождения, то, ссылаясь на слова по поводу дня рождения в Екклезиасте, его и не нужно отмечать. Осуждая при этом православных и католиков за выдумывание праздника. Всё дело в том, что сами иеговисты признают, что не знают точного звучания имени Бога (варианты: Иегова, Ягве, Яхве, а может быть и ещё как то). Имя же Христа чётко известно и предопределено всем содержанием Нового Завета для спасения. Решение проблемы предельно ясно, если пользоваться аргументацией самих иеговистов — значит не именем Бога Отца необходимо спасаться, а именем Сына Божия, как и проповедуют все апостолы на страницах всего Нового Завета. Раз нет точного указания, как звучит на самом деле имя, значит нет воли Иеговы на использование этого имени для спасения.

Хочу задать логичный вопрос, почему в одном случае (когда выгодно) допущения принимается за основу, а в другом, когда не согласовывается с личной иеговистской доктриной о запрете на день рождения — отвергается? Что это за подтасовка с помощью Писания? Где критерий выбора? Это больше похоже на стиль чтения Евангелия Львом Толстым. То, что нравится, подчёркивать красным карандашем, как и поступают иеговисты, а то что не нравится, — вычёркивать синим (этого они, правда, не делают).

И, наконец, имя Иисуса Христа действительно важнее для спасения, чем имя Иеговы (хотя православные признают это имя и считают, что ветхозаветные евреи им оправдывали свою веру в единого Бога, но не спасались). “Посему и Бог превознёс его и дал Ему имя выше всякого имени”, Флп. 2, 9. Обратите внимание, “выше всякого”, без указания исключений по отношению к своему. И, чтобы люди не путались, какому имени покланяться, чётко и многократно это определил во всём Новом Завете (см. всё предидущее). Но Рассел, видимо посчитал, что американцы понимают Писание лучше, чем понимали это в ортодоксальной Церкви на протяжении 2 тысячелетий, и, исходя из вышенаписаного, даже лучше самих апостолов. Вот и появляются всякие несуразицы типа того, что иеговисты — христиане, что дух и душа это не специфические сотворённые Богом человеческие субстанции более высокого и совершенного характера (что характеризует иеговистов, как секту материалистического толка, современных саддукеев, что для мистицизма апостолов, совершенно не свойственно). Что Христос — не Бог, или что спасение произойдёт, вопреки всему содержанию Нового Завета, именем Иеговы (сотериология тоже не имеет ничего общего с апостольским преданием).

Напоследок ещё одна поучительная цитата. Христос говорит: “Я открыл имя Твоё человекам”. Автору очень интересно как Сын Божий открывал имя своего Отца, которое евреям уже было известно 1700 лет. Кстати, Иегова, и иеговисты это прекрасно знают, что это не имя, а характеристика Бога, того, что он Сущий. Т.е. философски и богословски и тем более в рамках еврейской традиции это ясно, как день Божий. Сущий — это тот кто был всегда и будет всегда. Учитывая, что еврейский народ окружали язычники, Бог им даёт этим словом конкретное указание, что я не такой, как остальные боги, идолы других народов, которые рождаются на Небе и могут погибнуть в небесных войнах. Бог указывает евреям, что ваш Бог выше всего этого, Он вечен и является Началом, Творцом всего этого мира и всех этих божков. Т. е. Иегова — это не имя, а качество, свойство. Просто под этим именем, для пользы же иудеев, Бог-Отец открыл Себя этому народу. Тогда как имя для нашего спасения, имя, в полном сущностном значении этого слова, открыл Христос. И это имя — Иисус. То же утверждает и Пётр Духом Святым. И поскольку мы узнали что есть Сын, то значит Иегова стал Отцом.

Да, и по поводу того, что Святой Дух — это не Личность, а “божественная активная сила”. В том же Мф. 22, 19 говорится “Во имя Отца и Сына и Святаго Духа”. Во имя! Какое может быть имя у активной силы? Кстати, почему там не сказано “Во имя Отца и Архангела Михаила и Божественной Активной Силы”. Я думаю потому, что Евангелия писали апостолы, а не иеговисты, которые ведали после Пятидесятницы Духом Святым Истину. А Абсолютная Истина и есть Христос, а не Священное Писание, как думают сектанты. Можно извратить истину Писания, что, впрочем и сделали иеговисты переводом “Нового Мира”, которым сделано всё чтобы умалить и размазать образ Христа. Но самого Христа извратить невозможно, Он трансцендентален для тварных человеческих извращений. И этот Христос сказал, что Он с нами, с Церковью основаной на Нём и на апостолах “от ныне и до скончания века”.

Церковь апостольская, которая не нарушала заповеди, как Церковь (я сейчас не говорю об отдельных её членах), и имеет своею Главою Христа и уповает исключительно на его имя и поклоняется Пресвятой Троице. И становятся понятны слова Спасителя и однозначное сотериологическое значение имени Иисуса Христа. Именно Его Он открыл и только Его нужно исповедывать согласно всему Новому Завету. Весь материал, приведённый выше, свидетельствует об этом.

Но и это имя не является Его именем. Было бы наивно предполагать, что имя Бога выразимо на еврейском языке. При том, что при сотворении Адама и Евы  многообразия языков вообще не было. И не известно, каким был первый язык, какой был язык в раю. Апостол Павел, который был “восхищен до третьего неба…восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать”. Если на Небе в раю говорят на небесном языке, непонятном для человека, то разумно предположить, что раз Бог живёт на Небе, то и имя его должно быть на этом же языке. Этому в Апокалипсисе находим подтверждение: “Он имел имя написаное, которого никто не знал, кроме Его Самого… имя Ему: “Слово Божие” Апок. 19, 12-13. И это имя точно не Иегова, поскольку Оно известно всем. Это имя не Иисус, Оно нам тоже известно. Это новое имя Бога на недоступном нам пока небесном языке, которое будет служить для обращения к Богу и выражать его новейшее и совершенное свойство по отношению к спасённым праведникам.

Выделим три Божественных имени: Иегова, Иисус и То, Которого мы не знаем. У каждого имени свои функции и свои периоды религиозного использования. Я сейчас не расуждаю о Пресвятой Троице, самом этом имени и именах внутри Её. Эти имена дают представление о ипостасности (субстанциональности) и единосущности Пресвятой Троицы. И эти имена имеют сотериологическое значение для людей. Мы Их можем призывать в молитве, и мы будем услышаны, мы можем Их использовать для объяснения сущности Бога, и не ошибёмся. Но эти имена антропоморфны, и скорее всего не соответствуют Небесным, если они вообще существуют. Это подлинно не известно.

Имя Иегова использовалось для оправдания верой в Сущего, Истинного и Вечного Бога. От Авраама наши праотцы оправдывались верой в Него и поклонением Ему и отказом от поклонения идолам. Поэтому такое имя было дано Моисею, перед тем, как Он начал вести Израиль в языческий край, чтобы у него не было искушений поклониться мелкому не сущему богу. Это имя не было спасительным. Оно было оправдательным (делами Закона только пытались оправдаться, верой в Единого Сущего Бога оправдывлись, но не спасались,— Спаситель ещё не пришёл) потому, что призывая Его, человек показывал верность Богу и отрицание идолов. А идолопоклонство был самый частый грех, которым постоянно блудил Израиль и за который постоянно карался Богом. И карался жестоко. Но эти наказания, особенно благодеяния Божии своему народу, которые на них снисходили после возвращения к поклонению Истинному Богу, постепенно привели к полному уходу от идолопоклонства перед воплощением Сына Бога и призыванию только имени Иегова. Израиль стал готовым к приходу Спасителя, который уже не оправдывает, а может окончательно и навечно спасти. Само имя Иисус на еврейском Иегошуа значит Спаситель.

Итак, второе имя Иисус было дано людям, по словам апостола Петра для спасения, “и нет другого имени под небом, которым надлежало бы нам спастись.” Люди той эпохи и территории уже знали точно, что Бог — Сущий. Сущий, т.е. Тот, Кто всегда был и будет. Я уверен, что любой иеговист согласится с этим определением сущего. Но Сын оказывается тоже сущий: “Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил” (Ин 1, 18). Сущий в недре, дословно — Тот, Кто всегда есть с Отцом.

Любой уважающий себя сектант, прекрасно помнит утверждение ап. Иоанна в Апокалипсисе: “У Бога времени нет”. Сын рождался от Отца, который пребывает на “Небесах небес”, где нет времени. Значит и Сын пребывал вне времени. И только в тварном мире Бог создаёт время или, по-другому, во времени создаёт наш мир, наш космос. Поэтому несовершенной и недалёкой тварью, в виде основателя секты иеговистов — Рассела, делается “потрясающий” вывод. “Раз в Писании сказано, что Сын — Единородный, что Он рождён прежде всякой твари, то было время, когда Сына не было. Потрясающе! Куда смотрели католики, православные на протяжении 2000 лет? Куда смотрели апостолы? Я Рассел, мелкий лавочник, увидел отступление от истинного поклонения Богу ещё в апостольские времена. И я научу людей поклонению истинному Богу! Кому иудеи поклонялись? Отцу Иегове? Значит докажем, что поклоняться нужно не Христу, а Иегове.” Для американцев, богословски неграмотных, есть в Библии места, которые нужно подчёркивать, а остальные считаются неважными. Видимо, приведённая цитата в начале абзаца, для Рассела оказалась неважной и он её не подчеркнул. А напрасно. Миллионы людей из-за этого уже более ста лет удаляются от Бога, а поклонение Троице считают язычеством.

Так вот, по поводу вечности, поскольку её доказательство подтверждает совечность Сына и Святого Духа, а значит и бытие Святой Троицы.

В вечности нет дискретности. Нельзя говорить о моменте рождения. Слово “момент” уже указывает на временность. Можно говорить, что Сын вечно рождался от Отца, Святой Дух вечно исходил. Сын, сказано, “сущий в недре Отчем”. Он был вечно в недре своего Отца Иеговы. Говорить о том, что он был окончательно рождён, значит указать на точку, на момент времени. В вечности этого нет. Поэтому если в Писании указано, что Дух исходит (а не вышел) от Отца (Ин. 15, 26), а Сын — Единородный от Отца, то нужно помнить, что эти Личности и процесы относятся к вневременности и существуют и происходят вечно. Поэтому не было ноль-пункта, когда не было Сына и Духа, а был только Отец. Этих три Личности (по-гречески — Ипостаси, по-латински — Персоны, хотя вернее Субстанции) существовали ВСЕГДА. Это и есть подтверждение существования Троицы. Автор это доказал, пользуясь богословием, логикой и Писанием. Православные святые подтверждают это своим личным мистическим опытом.

Теперь совместим начало мысли и конец. Иегова — сущий, согласен. Но сущий и Сын и Дух. Теперь придётся соглашаться свидетелям. Троица — единосущная и нераздельная — это догмат православия. Если Сын вечно “сущий в недре Отчем”, а Дух вечно “исходит” от Отца, значит и нераздельная. Где же тут противоречие с Писанием? Если Сын Логос (на земле — Иисус, для людей) совечен Отцу Иегове, то почему это имя недостойно поклонения и призывания? Почему вечный Сын, Бог по своей природе и рождению оказывается у иеговистов меньше тоже вечного Отца? Чем Они отличаются?

Оба вечны и были всегда (в т.ч. и Дух), оба нетварные Боги и пребывают вне времени. На земле, во времени Сын “смирил Себя”. Здесь никто не спорит. Но вне времени, на Небе “что имеет Отец, то имеет и Сын” Ин. 16, 15. Сын и отец из среды иеговистов оба равноценные люди, совершенно равноценные. Но пока сын — ребёнок или юноша он не настолько правоспособен. Но пройдя этот возраст и дойдя до совершеннолетия, в зависимости от своего поведения и послушания получает родительское благословение и может получить часть имущества отца для личного управления. Может это не совсем удачный пример, но аналогия просматривается. Разве кто-то решится утверждать, что и отец и ребёнок не равноценны. Сын Божий показал нам образ чистого послушания, даже до крестной смерти,— послушания Отцу. В соответствии с данной заповедью о послушании родителям. Поэтому Сын равен Отцу. И был равен и будет равен, поскольку по божественной природе принадлежит вечности.

А смирение на земле происходило добровольно, приход был из высшей жертвенной любви к людям. Но смирение, это не потеря природы. Монах смиряющий себя старцу, не перестаёт быть человеком. Смиривший Себя Сын не перестал быть Богом, но приобрёл ещё и человечество(человеческую природу) и стал Богочеловеком, и даже подчинялся своей матери в детском возрасте. Разве это свидетельство того, что Его вечная Божественная Природа опустилась ниже человечества Девы Марии? Сын на земле стал носителем двух природ. Для людей Он был человеком (даже с маленькой буквы), но одновременно имел божественный Дух. Этот Дух пронизывая святостью искорёженную человеческую природу, в момент зачатия освятил и соединил с духом до такой степени, что незадолго перед концом ему открылось всё, по поводу всего, что происходит и что должно было произойти.

До этого Адам и Ева, грехом произвели разделение и тело стало само по себе, и душа сама по себе. Поэтому духом, до освящения своей плоти мы ничего не видим и не ощущаем из духовного мира. Христос восстановил в себе эту цельность безгрешностью и святостью своего Духа. И, через Причастие этому Телу, может освятить и восстановить и нас. Через фразы, которые якобы умаляют Христа до “совершенного человека” и относятся к человеческой его природе, нельзя делать вывод о умалении его вечной Божественной природы. На уровне духовной природы Он оставался всё тем же вечным Богом. Поэтому, верою в Сына и Его даже по происхождению спасительное имя, мы нисколько не отступаем от веры в Отца. Учитывая Их нераздельность и единосущность — это одно и тоже. Но условие Нового Завета — это принятие Имени Сына и вера в Сына как Сына Божьего. А “имеющий Сына имеет и Отца”.

И последнее имя для нас закрыто. Может быть мы Его узнаем потом, в вечности. Но знать сейчас его мы не можем, поскольку мы земные. Да это нам и не надо. Всё, что нам нужно, нам уже открыто. Сущность Бога как единой природы в трёх ипостасях нам открыта и подтверждена Писанием. Имя, которым нам надлежит спасться открыто — имя Иисуса Христа. И сам путь ко спасению нам дан через Его Тело — Церковь. Поэтому упование на имя Иеговы, которое было дано ветхозаветным несовершенным иудеям для неуклонения в язычество, выбрасывает иеговистов вообще за рамки Нового Завета. Кроме того, считая это имя истинным именем Бога Отца, они профанируют неизвестное нам пока Небесное имя, которого мы не знаем и не можем знать. Интересно, а когда не было не то что евреев, а всего материального мира, какое тогда было имя? Довольно глупо считать, что Бог имеет имя на земном, да ещё и именно еврейском языке. Притом имя, указывающее на качество в земных анропоморфных категориях.

Мне кажется, что у Бога, как у человека собственно нет имени. В нём нет никакой нужды. Недалёкий «неразумный раб» никак этого не может понять. Есть Имена для творений, для людей, чтоб они ими пользовались для призывания Бога, а не богов. Нет другого Бога, который мог бы позвать по имени нашего Бога. Нет потребности в различении Богов, поскольку Он один. Лица Троицы в самих себе нераздельны и обладая единой сущностью не имеют сами в себе потребности в именах. [Кстати, о тройственности Бога люди знали со времен Адама, и передавали это в преданиях. И после Вавилонского смешения языков, расселившись по всему миру, творили богов из камня часто в составе трёх лиц. И Авраам понял, что перед ним Господь, увидев трёх Ангелов. И Давид знал о том, что Бог не в одном Лице, когда пророчествовал: Сказал Господь Господеви моему… Знание об этом свойстве Бога всевышнего сохранилось у всех народов планеты. Это знание реализовалось в камне во всех уголках земли, нашло отражение и в Ветхом и Новом заветах, а бедняги Свидетели Иеговы сделали потрясающий вывод, диаметрально противоположный тому, который напрашивается исходя из логики и здравого смысла. Оказывается это так устойчиво учение сатаны, чтобы сбить истинных верующих от поклонения истинному Иегове. Впрочем, за исследования тотальности верований в Троицу им отдельное спасибо. Господь так может устроить, что и враги христианства и истинного поклонения могут своими же руками срубить сук, на котором сидят. Курьёзная ситуация, до смешного. Грустно, что этого не видят сами Свидетели Иеговы. Будут иметь глаза, и не увидят.]

У Бога, на мой взгляд, и не должно быть имени, в принципе. Это же Бог. А он один, если с большой буквы. Это Сережу от Васи надо отличать, и арх.Михаила от арх.Гавриила. А Бога от кого отличать? Особенно, когда мы попадём Туда, мы уже будем понимать и чувствовать, что это Иисус Христос, Сын Божий, а это вся остальная тварь. Бог Отец и Святой Дух невидим для твари, но ощутим по влиянию.

Есть и еще один важнейший момент. Вспомним, когда первая пара была изгнана из Рая. Именно в момент приговора от Бога, когда муж получает власть над женой, он даёт ей имя. До этого, и до падения Адам дает имена животным. А все земное творение было дано во власть человека и перестало ему подчиняться по доброй воле только после грехопадения. Итого. Имея власть над кем-то, кто-то может давать имя, как родители своим детям. Над Богом нет никого, кто дал бы ему имя. Он сам, снисходя к примитивной привычке творения давать всему имена, Сам назвал Себя, чтоб у творения не возникло крамольной мысли и высокомерия к Богу. Адам знал о Тройственности Бога, раз Авраам догадался. А имя Сущий, Иегова, было дано, чтобы израильтяне отличали истинного Бога от падших ангелов, которые хотели урвать кусок славы Бога, называя себя Молохами, Нептунами, Аидами, Аполлонами, Венерами и т.п. Потом Бог открылся под именем Сына, показав, что есть и Отец. В крещение Иисуса и в Пятидесятницу людям открылся и Дух Святой. Но эти все имена суть функции и свойства, что Сущий, что Саваоф, что Отец, что Иисус (Спаситель), что Любовь, что Дух Святой. И то новое Имя из Откровения, скорее всего, говорит о новом свойстве Бога по отношению к спасшимся людям, но оно не носит свойства как имя у людей, чтоб отличать одного от другого.

При этом лукавый и неразумный раб с местом жительства в Бруклине выстроил целую примитивную доктрину на том, чтоб навязать одно из имен, данных Богом евреям, как нечто, без чего невозможно истинное поклонение Богу. Я поражаюсь, как об этом не задумываются наиболее сознательные и толковые члены секты. Это же видно. Это лежит на поверхности. Новый Завет нигде не акцентирует внимания на важности имени Иегова. И просто вопиет о важности имени Иисуса. Кстати, как назвать Христа, Деве Марии пришел и сказал один из Архангелов по поручению Бога (Суть служебные духи). Дева не могла сама назвать Сына Бога. Его мог назвать только Отец. А бедняги Свидетели Иеговы настырно продолжают навязывать Богу имя в поклонении, которое никогда не имело спасительного значения и полностью утратило смысл с приходом Бога на землю.

Есть в Писании масса намёков, что под именем Иегова людям являлся Сын Божий. По утверждению апостола Иоанна, весь мир и всё творение создано Логосом, который всегда был у Бога. Кому, как не Сыну опекать своё творение. Он же обещает Спасителя и Сам является к своему творению, спасая сотворённый ним мир и то доброе, что в нём осталось, от гнева Отца. Тогда понятно, почему Отец принимает эту жертву и прощает избранный остаток человечества. Иначе, должно было быть по притче Христовой о винограднике и злых виноградарях. Но зная наперёд, как с Ним поступят люди, Логос приносит себя в жертву, демонстрируя свою любовь к людям. Он отвращает гнев Отца от тех, кто поверит в его мессианство и спасительность через исповедание Его своим Богом и будет уповать на Его Имя. Имя Сына Божьего, Иисуса Христа. По заповедям всех апостолов и всего Нового Завета.

 

Следуя железобетонной логике, следует признать, что к Свидетелям Иеговы отвращение гнева Отца не относится.

Обсуждение

  1. Елена
    Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Елена
    Местный
    06:48 13.05.2016 / Мнений — 3 / Статей — 0 / Дата регистрации — 11.05.2016

    Большое спасибо за статью, почти все встало на свои места. Но остались некоторые вопросы, не дающие покоя:1. В частности СИ  утверждают, что слова в Новом Завете “во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа” являются позднейшей припиской, так ли это?2. Как понимать слова Иисуса “И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне. Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю”? Получается, что обращаться надо в молитве к Отцу во имя Иисуса (так делают многие конфессии).3. У СИ есть т.наз.перевод Нового мира, где, как они утверждают, восстановлено с оригинала имя Иегова. В самом ли деле переводчики или переписчики (так же, как и в Ветхом Завете) просто заменили это Имя на Господь и Бог?4. Зачем в православии такое множество различных молитв отдельно Иисусу и отдельно Троице, не говоря уже о молитвах к Богородице и Святым, если “Троица — единосущная и нераздельная — это догмат православия”?Простите за наивность моих вопросов) неофиту позволительно?

  2. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    16:50 14.05.2016 / Мнений — 1119 / Статей — 356 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Сорри, что сразу не ответил, весь в проблемах расширения и совершенствования сайта.)))

    По первому вопросу… Я исхожу из того, что есть на сегодня в последнем издании Нестле Аланд, с которого делало перевод Библейское общество. И там оно есть, хотя все остальные вставки и приписки в этом издании старательно вычищены. Проверял по списку, который брал у Бегичева. Хотя текстологически похоже на приписку. Но для троичности эта цитата не является ключевой. Троичность доказывается комплексно. Для этого не нужно перечисления всех Троих сразу.

    2.Действительно, можно обращаться к Отцу через или во Имя Сына, а можно обращаться и напрямую к Сыну. Ибо “Сын и Отец – одно”.  Я об этом писал здесь и здесь. Плюс, почитайте жаркие словесные баталии под материалами.

    3.Да, заменили. Но это ничего не меняет. Потому что Иегова (Сущий) – это просто одно из функциональных имён Бога для людей. Но это не онтологическое имя Бога. У Мирослава Твердича на нашем сайте очень хорошая статья была об Имени Бога. Почитайте

    4.В православии молятся исходя из разных преданий, не особо ориентируясь на Писание. Троичный догмат к этому преданию вообще не имеет отношения. Это сублимация языческого опыта, о котором я тут писал. И тут. И здесь эта тема поднимается.

    Хорошо, что вопросы у вас возникают. Они не наивны, поскольку об них ломают копья и далеко не неофиты.)))

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


3 + = четыре