Обскурантизм, растениеводство и… реинкарнация

07.05.2016 / / Мнений — 1141 / Статей — 385 / Дата регистрации — 23.09.2013

Техничность знания

Вы сталкивались со странным пренебрежением знанием в среде духовных наставников, и даже, местами, в Новом Завете? В православной среде, на уровне стариц и старцев, философия богословие, и даже изучение Писания, оказывается чем-то второстепенным, а иногда и вредным для духовного совершенствования. У протестантов, такого отношения к Писанию, конечно же, нет, но к богословию и философии – присутствует. Иногда, именно в виде некоей формы обскурантизма, которая, при этом, может спокойно относиться к светским наукам. Встречается и полный обскурантизм, который включает в круг отрицания даже экзегетику, считая, что всё, что нужно верному, и так понятно изложено в Писании, а если не понятно, то Дух прояснит просящему. И эта позиция не так уж ущербна, если человек действительно имеет безоговорочную надежду на Бога.

Я всегда, как «книжник» по своему отношению к богословию, возмущался любыми формами и проявлениями обскурантизма. Не в восторге и сейчас. Но, недавно, ко мне пришло понимание, что у этой позиции есть основания не только в Писании, но и в здравом смысле, в опыте и проекциях моего же понимания воскресения новой духовной природы человека из души-семени. Потому, опять и опять возвращаюсь к антропологической тематике, всё глубже нащупывая связи в понимании спасения и воскресения. Теперь, можно согласиться и с православным, и протестантским, и самим Библейским отношением к знанию, ибо оно в принципе технично, временно и относительно. Если у меня есть дар пророчества, или мне доступны всякие тайны и всякое знание, или у меня такая вера, что я могу горы передвигать, а любви нет, — я ничто. (1 Кор 13:2)

Знания этого мира могут оказаться совершенно бесполезными в жизни будущего века, и по причине иного принципа его устройства (даже иноприродности), и по причине иного принципа познания (с помощью Духа, а не через науку нового века).

Наблюдая за своими знакомыми и френдами в соцсетях, я могу отмечать, что знание, в том числе фундаментальные познания в библеистике, могут порождать техничное и секулярное отношение к реально сакральному. Некоторые нюансы, не всегда доказанных, но правдоподобных предположений, могут порождать цинизм, а в крайних случаях, даже утрату веры с переходом во враждебный христианству лагерь. О рисках избыточных знаний в библеистике я писал здесь.

Существенные знания в области светских наук, естественно, могут быть полностью бесполезны в жизни будущего века, хотя что-то фундаментальное (типа физики или математики), может иметь какое-то применение. Светские знания и навыки способствуют жизни человека в мире, и по своей сути нейтральны к вере. Но увлечение знаниями может радикально отвлекать от работы над своими сердечными качествами, и даже потакать гордости, развивая тщеславие и/или высокомерие. Но знание порождает зазнайство, а любовь созидает. (1 Кор 8:1) Исходя из того, что будет написано ниже, эти знания для вечности бесполезны, и, скорее всего, будут утрачены со смертью тела.

Но богословие… Казалось бы, должно нам помочь адаптироваться в новом мире. Однако, есть вероятность, что и богословие нужно только технически, для выращивания доброго семени в плодах Духа. Потому все размышления о жизни будущего века имеют смысл только, если они мотивируют нас к праведности здесь, а не привилегиям – ТАМ.  Основания для временности богословия содержатся в Писании.

Знание как богословие

По многим контекстам из слов Павла и Иоанна(при отсутствии слова «богословие» в Писании), слово «знание» используется как синоним «богословия», не в контексте науки, а в контексте прозвища апостола Иоанна. Благодарение Богу — Он всегда ведет нас как пленников в триумфальном шествии Христа и всюду являет через нас знание о Себе, как сладостное благоухание. (2 Кор 2:14) Под знанием, нередко, понимается знание о Христе. И все это для того, чтобы вселить мужество в ваши сердца, соединив нерушимыми узами любви, пока вы не достигнете той полноты убежденности, которая дается знанием Божьей тайны, то есть Христа. (Кол. 2:2) Т.е., это не вера в Христа, а именно то богословие, которое дает убеждённость в вере. И это богословие – от Бога, это не философия. А на вас — помазание Святого, и, значит, все вы обладаете знанием. (1 Ин 2:20) Ну и знание – это не зерно веры, и не сама вера. Они даже упоминаются раздельно. У вас всего в избытке: веры, красноречия, знания, усердия, нашей любви. (2 Кор 8:7) Без этого знания трудно угодить Богу здесь, на земле. Я свидетельствую, что они жаждут исполнить волю Бога, но у них нет истинного знания. (Рим.10:2)

«Знания» – сродни дарам Духа (знание, как цитировалось выше, даётся через помазание) на созидание Церкви, и даже упоминаются вместе. 8 Любовь никогда не пройдет. Дар пророчества — исчезнет, дар языков — прекратится, знание — станет ненужным. 9 Ведь наше знание частично, и пророчество частично. 10 А когда придет совершенство, все частичное исчезнет. (1 Кор 13:8-10) Знание может стать ненужным, запомним это. Это очень важный штрих для понимания механизма сброса знаний в воскресении. Теперь мое знание частично, а тогда я буду знать так же полно, как знает меня Бог. (1 Кор 13:12) Вполне возможно, что получение «знания истины» – это даже результат крещения Духом Святым. Ведь если мы, уже получив знание истины, продолжаем намеренно грешить, у нас больше нет жертвы за грех! (Евр.10:26) Но, в любом случае, «знание истины» подаётся Духом для укрепления в вере человека, живущего в теле на земле. Это знание технично для достижения состояния жизни «в русле любви», и в воскресении будет дана полнота знания. И, исходя из контекста, не в дополнение, а взамен частичного знания.

Думаю, это напрямую связано с образом нашего воскресения в жизнь вечную.

Душа-семя и наше воскресение

прорастаниеЯ написал ранее несколько работ по антропологии, где пытаюсь разобраться с ролью тела, души и отдельных центров человека в его спасении и воскресении. В самой последней фундаментальной статье положено начало разбору «растительного образа» воскресения человека, позаимствованного у Павла в Первом Письме к Коринфянам. Часть той статьи я здесь использую, поскольку идея не только не устарела, но укрепилась новыми соображениями.

Способность к воскресению как таковому, обусловлена природой нашей души и ее возможностью облекаться в тело, а само облечение зависит просто от воли Бога, или автоматически после наступления некоего события, предусмотренного Богом. Т.е., способность к воскресению есть практически у всех. Возможно, некоторые души развалятся или сгорят без остатка, но это предположение, на которое есть только намеки в Писании. В базе надо исходить из всеобщего воскресения.

Способность к воскресению обусловлена подобным принципом, как у растений. Человек умирает как зерно, посаженное в землю. Оболочка разрушается, и из «днк-души» образуется новое тело, предназначенное для жизни в ином небесном мире. 35 Но кто‑нибудь спросит: «А как мертвые воскресают? И каким будет их тело, когда они возвратятся?» 36 Глупый! Зерно, которое сеешь, не воспрянет к жизни, пока не умрет. 37 И сеешь ты не растение целиком, а просто зернышко, пшеничное, например, или какое иное. 38 А Бог придает ему телесный облик, какой предназначил; облик этот у всех разный. … 42 То же и с воскресением мертвых: кладется в землю тленное — встает нетленное; 43 кладется уродливое — встает прекрасное; кладется слабое — встает могущественное; 44 кладется материальное — встает духовное. Если есть материальное, есть и духовное. (1 Кор. 15:35-44) Эта цитата объясняет настолько много всего, что переоценить сказанное Павлом очень сложно. Постараюсь вас в этом убедить.)))

Представьте себе картофелину или зерно. И заметьте, это не целое растение с ботвой или колосом, это всего лишь его малая, но главная часть – плод жизни (как душа в теле). Попадая в благоприятные условия по теплу, влаге и свету, принцип роста, обновления и размножения, положенный в основу семени Творцом, рождает новое из старого – росток. По мере роста, исходник отдает все питательное, что в нем есть ростку, а клетчатка и оболочка, державшая питательные вещества, распадаются и перегнивают в земле. А росток становится растением иного качества по отношению к семени, постепенно беря строительный материал из почвы, а также, частично, и из остатков семени.

Тело человека формировало душу в течение всей жизни на земле, предоставляя сердцу и уму пищу для познания и эмоций. Потому, душа и есть семя, а тело — это ботва. Если это «семя» содержит в себе Святой Дух в момент смерти тела, то душа способна к воскресению по подобию Христового. Нечто подобное по преданию произошло с апостолом Иоанном. Присутствие Святого Духа – это как благоприятные условия для семени. Таковые присоединяются к «выкупленным от рода человеческого». А остальные души оказываются семенами, которые сложат в хранилища (отдельно от плевел, которые сожгут), где будут хорошие условия для хранения, но не будет условий для прорастания (воскресения). Исходя из образа «зернохранилища», оправдан православный тезис неизменности душ до воскресения, и то, что там, где будут души, – не совсем рай, а просто хорошее место существования душ в ожидании воскресения.

Некоторые «семена» перед хранением придётся обработать химией от вредителей, и многие придётся «подсушить» в чистилище, а то и в аду. Каждого, по степени сырости. А некоторые окажутся семенами плевел. Их сожгут, и, вероятно, без остатка. Притча о пшенице и плевелах очень важна для понимания того, что часть душ-семян не выдержит испытания огнем, и, таки, воскресение будет не всеобщим.

Таким образом, в воскресении, душа облечется новым телом (новой «ботвой»), а не воскреснет то тело, что положено в землю на кладбище. Воскресение тела, оставшегося в земле, – чисто человеческое и ветхозаветное в воскресении мертвых. Древним сложно было объяснить правильные смыслы. И потому, в пророчестве Иезекеиля мы видим восстановление людей из костей. Но это было обещание для древних их восстановления на уровне их понимания, и обещания воскресения как такового. Если бы было так, то многие люди, в том числе и невинные, могли бы и не воскреснуть. Ведь их тела превратились в перегной, пепел, и встроились в тела иных тел, а те в третьи и десятые тела.

Реальное же воскресение будет от «слепка», который ветхое тело оставило в человеческой душе. Душа есть исходник для нового совершенного тела. После того, как душа будет испытана огнем и не сгорит, Господь даст ей условия прорасти для рождения новой природы человека, с новой чистой душой и духовным телом. Т.е. наша душа умрёт, дав жизнь новой человеческой природе. «Ботва», наше тело, сгнившее в земле, сгоревшее в крематории, в ядерном или апокалиптическом пожаре, уже не будет иметь отношения к тому, что произойдёт в прорастании души. Апостол Павел прямо сказал: Зерно, которое сеешь, не воспрянет к жизни, пока не умрет. 37 И сеешь ты не растение целиком, а просто зернышко. Потому, те, кто думают, что воскреснут именно ветхие тела, образно высаживают целое растение, что противоречит принципам растениеводства.

Условия плодоносности природы

реинкарнацияВместе с тем, «ботва», и условия её развития в течение земной жизни, существенно повлияли на способность человеческой природы к воскресению. По сути, «ботва» предопределяет возможность завязывания плода, хотя качество семени критически зависит от Бога. Только определённые условия толкают «ботву» завязывать «семя». И как показывает практика, эти условия часто далеки от благоприятных.

Кем станет новый человек, после прорастания из семени-души, будет зависеть непосредственно от Бога: А Бог придает ему телесный облик, какой предназначил; облик этот у всех разный. (1 Кор. 15:35-44) Но это произойдёт только в том случае, если человек вырастил при жизни в теле доброе семя, способное к прорастанию в мире любви (плоды Духа). Ведь мы знаем из растениеводства, что встречаются растения, которые гнали ботву, если условия их жизни были крайне благоприятными, не заботясь о семени, а когда пришла осень, плод только завязался, но не успел вызреть. Бывает, что плод принесен, но из-за своей внутренней, а иногда и внешней деффектности, он не способен к прорастанию. Из того же растениеводства мы знаем, что в растениях включается нацеленность на плод во внешне неблагоприятных условиях (не катастрофически). Потому и вполне понятна на глубинном восприятии становится фраза Христа о том, что «проще верблюду пройти в игольное ушко, чем богатому – в Царство Небес».

Исходя из этих рассуждений, можно понять, что критически важен плод, как слепок самого важного в человеческой жизни. И это плод невидим людям, не умеющих смотреть «на сердце», а которые только смотрят «на лицо». «Ботва» может быть на вид чахлой, больной и дефективной, но мой детский опыт подсказывает, что это может не иметь никакого отношения к качеству плода.

Любители реинкарнации мне иногда приводят аргумент о людях с синдромом Дауна и другими синдромами и недугами типа ДЦП или аутистов, а также с людьми с врождёнными физическими пороками, что это какое-то наказание людям за прошлую их жизнь. Или, что после такой жизни им нужно дать шанс пожить нормальной жизнью. Вроде бы, очень человеколюбивые размышления, если ориентироваться «на лицо» и на «ботву». Однако…

Человек с умственными или психическими отклонениями, не творивший ничего злого в силу радикальной ограниченности в знании, может иметь весьма здоровое семя при чахлой и уродливой ботве. В детстве, у бабушки, меня всегда убивал принцип «большая ботва – маленькая морковка, маленькая ботва – нередко большая морковка», хотя хотелось соответствия ботвы и величины плода, по логике. Но у растений логика не работает.

Вся покрытая листвой смоковница оказалась без плода. «Слова листве подобны, и где она густа, там вряд ли спрятан плод под сению листа». И этот образ работает и в отношении людей. Красивая «ботва» человека, которую тварь способна увидеть «глядя на лицо», как вещь для нас, крайне редко (большие морковки с большой ботвой таки встречаются, что меня очень радовало) свидетельствует о качестве внутреннего мира человека. Человек, сосредоточенный на своём качестве слабо заботится о том, как он видится со стороны другими. Недаром, самое короткое определение тщеславия – это «зависимость от чужого мнения». Человек не гордый и не тщеславный думает о «плоде», а не о «ботве». И потому его семя имеет всё для того, чтобы прорасти в жизнь вечную.

Потому, хочется сказать. Не волнуйтесь за людей с синдромом Дауна и душевнобольных. Грех есть сознательное противодействие воле Бога. Ведь если мы, уже получив знание истины, продолжаем намеренно грешить, у нас больше нет жертвы за грех! Ключевое слово выделено. Но человек с умственным несовершенством не совершает грехи преднамеренно. Большинство из них – совершенно беспомощные (для полноценной светской жизни) и безобидные люди. Не забываем о том, что отсутствие знаний у умственно неполноценных и душевнобольных людей, не предопределяет того, что произойдёт в воскресении. Апостол говорит в 43 стихе: кладется уродливое — встает прекрасное; кладется слабое — встает могущественное. А в 38-м: …Бог придает ему телесный облик, какой предназначил. Потому, думаю, что из душ больных людей с врождёнными пороками вполне может вырасти обновлённый полноценный человек с качествами, которые предусмотрел ему Бог. Так что за них и физических калек (если они научились не роптать на свою неполноценность, типа Ника Вуйчича) я спокоен. Беспокоиться нужно за тех, кто совершает грех преднамеренно, или сознательно ропщет на Бога.

Качество семени

РождениеНо вернёмся к тому, с чего я начал – к техничности знаний. Наша душа, как плод земной жизни, должна умереть. Зерно, которое сеешь, не воспрянет к жизни, пока не умрет. Если «семя»-душа, выращенная в земной «ботве»-теле, умирает, чтобы прорасти в духовном мире (кладется материальное — встает духовное), то с ней умрёт и наше знание с памятью всей земной жизни. До воскресения душа помнит всё земное, потому и души праведников в Откровении восклицают: «Доколе?». Но в воскресении семя умирает и рождает новое тело и новый зачаток души. И тогда все ненужное земное для жизни в небесном просто исчезнет. Механизм чем-то напоминает реинкарнацию. Душа вбрасывается в новый мир извне, но ничего не помнит. При этом, имеет генетические признаки отца и матери (из-принципа зачатия и внутриутробного развития), а также, нередко, те, которые в роду не встречаются. Что даёт некоторые основания для спекуляций на тему реинкарнации, когда в рабочей семье рождается математический гений.

Если же говорить о небесном воскресении, то семя должно быть качественно способным к прорастанию. И Писание нас учит, что все признаки верности Христу в человеке – вера, знание-богословие, пророчества, языки – это ничто, если нет любви. Любовь же – это плод Духа. Ботва, попадая в неблагоприятные условия начинается заботиться о плоде и завязывает его. Если она растит его на своё усмотрение, то он может оказаться кривым, недозрелым и неспособным к прорастанию. Если же во взращивании плода участвует Дух, то семя становится способным к прорастанию-воскресению. И «плоды Духа» – это ещё один растениеводческий образ в представления о человеческом воскресении согласно сказанному Павлом коринфянам. Ведь жизнь растения без плода, способного продолжить жизнь растения, – бессмысленна. Также бессмысленно и существование человека, который не приобрёл любовь от Духа.

Из этого я вывожу более чем прозрачный намёк на суть спасения. Спасён не тот, кто заимел веру, покаялся и крестился, а тот, кто вместе с Духом вырастил в себе плод любви, что проявляется в реальной и естественной, без принуждения, любви к Богу и ближнему. Таковые души прорастут в жизнь вечную сразу после смерти тела, благодаря тому, что условие прорастания будут обусловлены состоянием «в Духе». Это обещанный Христом в Евангелии от Иоанна «переход от смерти к жизни». Остальные окажутся либо в состоянии «пшеницы в закромах Господина», которая будет ждать своего всеобщего воскресения, либо вообще «плевел», которые сожгут.

Потому для меня спасение, как то, ради чего пришёл Господь, радикально отличается от того, что ждёт всех остальных по Суду – оправдание или осуждение. Да, оправдаться можно и верой, и покаянием, и крещением, и пророчествами. Но на Суде. А вот спастись, не «идя на Суд», можно только имея в себе добрый плод, способный к прорастанию немедленно, после смерти тела. Добрым он является тогда, когда в нём есть все факторы для прорастания в мире любви. «Семя» вбирает в себя то, чем жила «ботва». Если жила ненавистью и гордыней, то эти качества и обретутся в уродливом плоде, а если жила любовью, то любовь будет формировать слепок жизни человека в его душе.

«Сердце» и любовь

Бог смотрит на сердце, потому что то, что в сердце, формирует душу-семя. Любовь вытекает из сердца. Потому, мне кажется, что именно сердечные качества человека, а не умственные, определяют качественное содержание семени. Потому знания вторичны и техничны, ибо они исчезнут навсегда в прорастании земной души в новом мире. А сердечные качества предопределят и саму способность к воскресению, и некоторые наши особенности личности в жизни будущего века.

Генетически семя может из знаний сохранять способности к определённым наукам и искусствам. В жизни будущего века каждый будет уникальным в силу своих земных качественных предрасположенностей и задумки Бога в отношении каждого из нас. Но главная задача семени – передать в новую жизнь нашу способность любить, делать добро и с радостью поступать по воле Бога. Земное знание и все наработки ума и памяти будут стёрты. Что-то типа реинкарнации: уникальные наклонности есть, но из прошлого ничего не помню. В новую жизнь мы войдём с наработками сердца в сотрудничестве с Духом. Знание нам может существенно помочь во время земной жизни, но оно умрёт за ненадобностью в новой жизни.

Может потому мы и встречаемся в Писании, в высказываниях святых и духовных людей, с мнениями о малой пользе, бесполезности, а иногда и вредности некоторых знаний. Мне кажется, это не обскурантизм в прямом семантическом значении этого слова. Это, скорее всего, интуитивное и духовное понимание конечности того, что находится в нашем уме и памяти, и переходу в бесконечность того, что обнаружится на «время Ч» в нашем сердце.

И обнаружиться там должна любовь, как моё подобие миру, в котором мне надлежит воскреснуть. И если её там не окажется, то я буду «ничто», «медь звенящая» для моего спасения.

Даже если верой буду горами в шахматы играть.

Обсуждение

  1. Galina
    Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Galina
    Местный
    18:15 08.05.2016 / Мнений — 23 / Статей — 0 / Дата регистрации — 04.02.2016

    Мне представляется невозможной полнота знания с отсутствием памяти о прошлом. Не складывается одно с другим. Без знания прошлого это не полнота.

  2. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    19:55 08.05.2016 / Мнений — 1141 / Статей — 385 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Я ждал этого вопроса или комментария. Да, есть проблема. Получается, что личность не сохраняется в полноте. Но сохранение памяти может даже оказаться вредным, если мы в жизни вечной окажемся действительно как ангелы, андрогинами. Об этом будет статья-продолжение. Ибо даже эта статья для многих оказалась большой и сложной. Потому, будет рассмотрение проблемы под углом ценности знания и памяти как воспитательного инструмента умом сердца при жизни в теле. Это отдельный большой вопрос, может даже двух статей, чтобы не бросаться просто идеями. Тем более, что у раскрытой в этой статье есть основание в Писании. Но не гарантирую, что продолжение будет скорым. Этот месяц будет очень тяжёлым, поскольку грядут глобальные усовершенствования сайта “Экс-фарисей” и его предметная глобализация.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


− 5 = ноль