Общение

22.04.2016 / / Мнений — 1132 / Статей — 371 / Дата регистрации — 23.09.2013
В первый день недели, когда мы собрались для
преломления хлеба, Павел, который готовился на
следующий день отправиться в путь, начал беседу,
которая продлилась до полуночи. (Деян. 20:7)

Объективность потребности

Общее дело – сближает. Это констатировал не только Матроскин перед примирением с Шариком.:) Это общий принцип сближения социальных существ. О потребности более близких отношений в общине совершенно правильно недавно говорил Владимир Олейник в своей проповеди в моей общине на Гостомельской. Сближение происходит у людей в процессе общения и совместной деятельности.

Литургия – это и есть общее дело совершенствования в развитии, а не какая-то форма мистерии, чтобы с пафосом обставить Хлебопреломление. Евхаристическое общение и общение о вере составляет это общее дело (Литургию). Потому, для того чтобы община ощущалась единым организмом, общения и совместной деятельности должно быть в избытке, а не по остаточному принципу, как это есть практически во всех конфессиях и деноминациях Христианства, особенно в православии и католичестве.

община1Мир это давно понял, интуитивно, сердцем и жизненным опытом. Люди сближаются и поддерживают близкие отношения во время застолий по разному поводу, на совместных выездных мероприятиях, флэш-мобах, спортивных занятиях. Чтобы сплотить коллектив, сделав его единым организмом, большой семьёй, собственники и их топы в компаниях проводят корпоративы. Это понятно бизнесу и атеистам, но не понятно христианам, которые имели плотное общение в апостольский период, а потом утратили в угоду формальному фарисейскому поклонению.

Друзья встречаются на дни рождения, «на пиво», «на рыбалке», «в бане». И, в основном, не ради пива или водки, а ради общения (алкоголь может иногда помочь снять тормоза комплексов). Этого людям не хватает всегда. Человек – существо социальное, и, обычно, страдает от одиночества. Если он не находит общения в своей общине, то он его находит в семье, на работе и в смешанной компании исторически сложившихся друзей. И, в плане общения, община без общения, но с «вылизанными» формами поклонения и прославления, оказывается местом удовлетворения оправдания перед Богом своей религиозностью, а не местом духовного общения и совершенства. И если человек хочет не только оправдания, но и развития в процессе общения, он будет хронически не удовлетворён общинной жизнью. Самые последовательные и продвинутые будут уходить в поисках тех общин, где они найдут это общение и дыхание жизни.

Я уже писал об общении в «Скуке во Христе», и при анализе первого посещения моей общины на Гостомельской. Вроде бы тёрто-перетёрто, и даже затёрто до дыр. Но наблюдая реальную жизнь, я понимаю, что об этом нужно просто «сверлить мозг» людям, если они не понимают важности общения. Одно дело найти сбалансированную форму благочестивой занятости на 3 воскресных часа для 40 человек, а другое дело – превратить эти часы в период сдруживания и совершенствования в вере через взаимное обучение и воспитание. Как показало моё глубокое вживление в коллектив общины, в этом есть просто таки насущная необходимость. Почему я сделал такой вывод, всем понятно.

Я знаю точно, что статьи с «Экс-фарисея» читают члены моей общины. Надеюсь, что хотя бы треть братского совета мои статьи читает внимательно, поскольку отзывы и контекстное упоминание с кафедры есть. Значит, я не работаю «под сукно» или «в нижний ящик». Данная статья, даже в гораздо большей степени, чем «Скука во Христе», посвящена общине ЦХ на Гостомельской, с совершенно искренним желанием сделать её жизнь  цельнее, живее, подвижнее, гибче, интереснее, свободнее. Чтобы «филео» стало через дружбу и сближение основой единения, а не просто, когда объединяет общее здание и собрание. Песни – не сближают. Проповеди и библейские доклады учат, но не учат толерантности видеть частное мнение там, где так хочется присобачить ярлык «ересь» или «лжеучение», если мнение не совпадает с твоим собственным пониманием Писания. Необходимы споры и полемики, в которых будет кристаллизоваться понимание собственного пути ко Христу, если ЦХ таки Церковь Христова, а не очередная деноминация, прикрывающаяся внеденоминационностью. В спорах должна шлифоваться толерантность и готовность признать чужую точку зрения более верной, чем твоя собственная. Только так можно реально совершенствоваться.

Свободное «вкисание» совершенства

Задумал я эту статью, когда ехал в троллейбусе на работу, продолжая находиться под впечатлением очень содержательного воскресного собрания общины. Продумал план, а когда приехал на работу, обнаружил 5-е интервью Арсения из сборника интервью, которые он собирает у каждого члена общины в Боярке, о которой я когда-то писал. И удивился тому, что то, о чем я думал по дороге на работу, и отчасти описал в Меморандуме, реализовано на практике, причем отшлифовано 10 годами существования общины.

община3А думал я о том, что общение на духовные темы, связанные с исповеданием и духовной практикой, это реализация блаженства первого псалма. Это и есть общинное богословие, в процессе которого проявляется разномыслие. Следствием разномыслия оказывается выделение совершенных в вере и идентификация в них даров Духа на различные служения. Это когда проповедниками становятся не из-за корочки библейской школы, а потому что община увидела, например, в этих двух братьях и сестре красноречивых и талантливых мастеров слова и убеждения.

Чтобы разномыслие полностью отвечало своему семантическому значению, оно должно быть СВОБОДНЫМ. Ограничения по ереси – минимальны. Мы призваны, как христиане, веровать в Учителя и Сына Божьего, его воплощение, страдание, смерть и воскресение, а также в то, что он наш Спаситель от вечной смерти и Царь в жизни будущего века. Всё остальное, что оказывалось камнем преткновения для формирования 42 000 деноминаций и конфессий, является предметом обсуждений и частных мнений.

Это не утопия. Есть апробированная годами практика общины, о которой я выше упомянул. Вот выдержка из Четвёртого интервью, которая показывает, что свобода не приводит к развалу и схизмам, что она оказывается величайшей ценностью, которую в деноминационных собраниях не найти.

Если чужой человек окажется в собрании, то, наверное он испугается, увидев то, как мы горячо общаемся, и больше не придет. Он ведь не знает, что у нас уже больше десять лет опыта совместной жизни.

Два главных фактора, которые сейчас держат общину вместе, – это привычка и безальтернативность. Нет поблизости других таких собраний, где была бы такая же безграничная свобода для обсуждения абсолютно любых тем и вопросов. Везде есть какие-то рамки, за которые выходить нельзя. У нас же – полная свобода, и она является залогом для духовного возрастания.

Если верить, что Христос посреди нас, и мы являемся Церковью, руководимой Духом Святым, то дав свободу, а не введя массу человеческих ограничений, мы дадим свободу духу вести нас к Истине, ко Христу.

Как это будет происходить? Например, в общине есть разное отношение к ипостасности Духа Святого, или таинственности Хлебопреломления. И происходит обсуждение, к концу которого, вроде бы, каждый остался «при бубновых интересах». Но это не совсем так. В общине далеко не все компетентны вести спор на равных по ключевым богословским вопросам (кстати, не все и будут принимать участие в обсуждении, но всем полезно будет послушать). В процессе полемики проявятся «маркеры», на мнения которых начнут ориентироваться разные члены общины, вовлекаясь в понимание предмета, который для них был «тёмным лесом». И чем убедительнее слова конкретного «маркера», тем больше членов общины примут его позицию. При этом, я уверен, что Истина в состоянии себя отстоять, и убедительность даруется Духом для указания пути к Истине. Т.е., даже не вовлеченные в процесс члены общины будут иметь плод, а иногда и побуждение разобраться в понятиях и категориях, чтобы понимать речи более опытных.

Но и для более совершенных будет плод. Те, кто почувствует слабость личной позиции, по гордыне и тщеславию может показать всем, что он остался при своём «единственно правильном» мнении. Но зерно уже брошено, и в некоторых даже проросло. Просто инерция устойчивости представлений и гордость, не дадут моментально поменяться этому мнению. Но процесс его трансформации запущен, если человек не ослеплен фанатичной уверенностью в исключительной собственной правоте.

В моём опыте общения на ФБ и вживую так было много раз. Иногда я немедленно соглашался с правотой оппонента. Именно благодаря согласию с верностью и справедливостью чужих точек зрения, я пришёл к внеденоминационности и экуменизму, диалектически формируя своё подвижное и развивающееся мировоззрение, не давая ему законсервироваться.

Но даже для самих «маркеров», мнение которых оказалось доминирующим для большинства, есть огромная польза предметного структурирования своего мировоззрения и веры по определённому вопросу. В дальнейшем человеку будет проще этому учить и доходчиво проповедовать, поскольку он в споре приложил к этому ум и сердце. Сопереживание сказанному делает его глубинно нашим, готовым к репродукции и диалектическим проекциям в производные предметы.

Т.е., модератор обсуждения не должен в конце делать никаких резюме, пытаться вывести «общий знаменатель» или определить доминирующее мнение. Люди не глупы, и сами сделают эту работу, постепенно. Им просто нужно время, чтобы принять и усвоить. Совершенные это делают мгновенно, увидев чужую, более правильную мысль, чем их собственная. А несовершенным нужно время на принятие и переосмысление своих взглядов. И не нужно их насиловать, навязывая доминирующее мнение. Три меры муки не вкисают мгновенно. И у каждого это происходит индивидуально. И должно происходить свободно, если мы говорим о христианстве в чистом виде, а не дремучем сектантстве, жестко навязывающим своё исповедание. Кстати, именно в этом плане, Православие ни чем не лучше СИ.

«Общий знаменатель» общины будет сам формироваться постепенно и незаметно. Истина – одна, и при искреннем стремлении ко Христу, дав в свободе место Духу, каждый будет двигаться в её направлении, со скоростью, которая для него будет оптимальной.

Специально привожу выдержку из Пятого интервью Арсения об одной из сторон практики общения в общине, которая так совершенствуется уже 10 лет (с некоторыми редакционными правками). Чтобы было понятно, что я не теоретизирую об идеале. Такое общение есть, и оно работает в описанном выше ключе. Выделения полужирным мои, которые акцентируют внимание на ключевых выводах.

Локомотивом общины являются несколько спикеров. Не один человек, и не все. Но все-таки есть группа самых активных. Хотя, если бы их не было, наверное, инициативу проявил бы кто-то из тех, кто сейчас более пассивен. То, что активны не все – это нормально. Мы все разные. Никто не должен притворяться, что у него есть дар, которого на самом деле нет. Лучше подумать над тем, чем особенным лично я могу послужить собранию. Или не обязательно собранию. Можно служить внешним, а подпитываться для этого в собрании.

Для постороннего наблюдателя или человека, который не регулярно бывает в собрании, может показаться странным то, чем заканчиваются богословские дебаты. Никто не резюмирует итог обсуждений. Может даже показаться что каждый остался при своем мнении. И в чем тогда был смысл обсуждать что-то и спорить? Но если наблюдать за тем как меняются взгляды членов общины год от года, как они сближаются, то становится понятно, о чем писал апостол “…доколе не придете к единству веры…”.  

У нас нет единства веры. У каждого члена собрания свой взгляд на разные богословские вопросы. И не только на богословские. Но выслушивая альтернативные точки зрения, мы начинаем лучше понимать позицию друг друга. И с течением времени, те позиции, которые слабее, которые дальше от истины, заменяются теми, которые сильнее. В других собраниях принудительное одинаковое исповедание является неестественным проявлением насилия. Хотя кому-то это удобно. Вступил в члены общины деноминации, и получил катехизис, чтобы четко знать какое исповедание у твоей конфессии.

У нас была попытка сформулировать нечто подобное. Но, чем дальше, тем очевиднее становилась несуразность этой затеи. В этом смысле мы не просто экуменически-ориентированная община, но действительно неконфессиональная. Конфессия по латыни “исповедание”. У нас нет единого исповедания, кроме того что “Христос  – Господь”. Хотя свобода обсуждаемых вопросов до такой степени безгранична, что мы и этот тезис можем вынести на обсуждение – точно ли это так? Истина не нуждается в защите от сомнений, она способна себя защитить.

Суть, я думаю, любому человеку понятна. Если в общине все неподдельно стремятся ко Христу, то Дух их приведёт к Нему, – свободно, постепенно и естественно. Если не будет навязывания нашего общинного единственно-правильного библейского понимания.

Как организовать общение

сорание 1Я был в упоминаемой общине в Боярке, и видел как это происходит. Все сидят по периметру зала, большой комнаты в частном доме, глядя через центр друг на друга. Спикеры делают вбрасывание темы в виде наблюдения, проповеди, толкования, либо вспоминается то, что недоговорили в прошлый раз, и начинается обсуждение. Есть некоторые элементы от протестантских служений (пару песен, чему я был очень удивлён, ибо это нарушает свободу выбора формы поклонения, и совместные молитвы, в виде треб), но основное время тратится на обсуждение и общение.

Мне, как гостю, дали слово. И мы обсудили странное, на мой взгляд, отсутствие Хлебопреломления христиан, собравшихся «во Имя», но не «творящих в Его воспоминание». Община прислушалась ко мне, обсудила это, и посчитала полезным для себя, введя это в практику. Спустя время, я был поражён такой продуктивности, Зная глубоко консервативность и бюрократизм многих квазицерковных систем.

Представьте, приходит, пусть и какой-то продвинутый гость в вашу общину, говорит правильно, но есть собственная традиция (местное предание общины), которая свЯта в глазах её членов. Чтобы её изменить, нужна воля, братский совет, совет общины, голосование большинства. Если же всё устраивает, то не будет и воли, и всего перечисленного, и ничего не изменится, даже если многим виден положительный смысл. А эти взяли и вместе изменились. Это похоже на живой организм, на тело, которое готово развиваться, и развивается реально во Христе и в Духе. Не это ли свойство Церкви подразумевал Павел, называя Телом Христовым. А тело – оно не в хлороформе. Оно живет и развивается, и если не развивается, то зачахнет и умрёт, не дав обильных плодов.

Было бы очень хорошо, чтобы живость и готовность развиваться проявилась и в общинах ЦХ, в отношении введения формата общения без кафедры (как в среду). Я уверен в том, что большинство видит плюс в расширенном формате по воскресеньям. Но как это сделать?

  • В общине бывает на собраниях от 30 до 45 человек.
  • Кухня столько человек физически не вмещает.
  • Прихожая со столиками разделена с кухней, и не позволит вести единое обсуждение.
  • Зал проблематично быстро переформатировать в «чайхану» с общим обеденным столом.

Значит, нужно исходить из того, что есть. Для общения чаёвничать не обязательно, можно это сделать после второго перерыва. Ведь у общения есть два формата:

  • Личное. Дружеское, происходящее на перерывах, которое позволяет людям лучше узнать жизнь другого человека, его радости и проблемы, узнать о возможной потребности в нашей помощи или сочувствии. Так происходит нужное общине сближение, формирующее практически семейные отношения.
  • Коллективное. Когда есть интересующая многих тема или проблема, которая вызрела из жизни или вброшена спикерами-модераторами, и все желающие могут это обсудить, и даже вступить в спор. Так происходит совершенствование в вере.

Как это всё втиснуть или приклеить к существующей традиции? Собрание по регламенту с перерывом занимает три часа. На мой взгляд, это много. Просто потому, что проповедь всегда очень затянута. Проповедник как бы тянет время, когда говорить уже особо не о чем. Оптимальная проповедь – 10-15 минут, по всем традициям гомилетики. Максимум 20. Задача проповеди – коснуться сердца, дать ему прочувствовать важную ноту поучения и наставления. Остальное, как правило, следует словесным шлаком за жемчужиной мысли (если эта жемчужина была). А если и жемчужины не было, и проповедь 45-50 минут, то это форменное испытание терпения общины. Я слышал талантливые проповеди на 5-7 минут. Я не призываю всех к этому, поскольку к такому мастерству способны единицы из тысяч, которых Дух отметил даром проповеди. Но нужно уходить от регламентного часа.

И вообще, не должно быть жёсткого регламента по длине элементов собрания. Они должны быть только ограничены сверху. А снизу, и доклад, и проповедь могут не превышать 10-15 минут. Сверху же жёстко ограничить (решить совместно, например, для доклада 50 минут, для проповеди – 25). Если ещё сократить количество песен раза в три-четыре-пять (я их сместил бы вообще на среду, поскольку общее пение нарушает свободу выбора формы поклонения христианином, и в среду пели бы те, кто сделал такой выбор), то собрание может закончиться с полноценным (а не нередко де-факто сокращенным) перерывом, до 13.00. При этом, структура может быть подвижной, не привязываясь к тому, что первая часть должна закончиться в 12. Она может закончиться даже в 11.20. и до 12 может быть заполнена сбором пожертвований и Хлебопреломлением. Может, слишком революционно и необычно, зато живо и подвижно. И ради благого дела – общения.

К этому времени (концу второй части), дежурные (по очереди, а не одни женщины) готовят бутеры, «кофий и какаву с чаем», и народ плавно переходит к агапам, все вместе, без всяких там братских советов для общинной элиты. Минимальные продукты на агапы должны быть организованы специально (раз есть у общины ковчежец с гривнами), а не надеяться на то, кто чего принесет по собственной инициативе. Далее, как и на перерыве, опять происходит личное общение. Но здесь уже можно ненавязчиво вбросить модераторам типа:

  • Как вам сегодняшняя проповедь? А вот этот момент, мне кажется, не совсем стыкуется вот с такими словами Христа/Павла/Иоанна/Петра. Нужное – вставить.
  • Мне кажется, из проповеди есть вот такая проекция к жизни нашей общины/к сегодняшней ситуации в Украине (мире)/к проблемам становления церковности, и т.п.
  • В сегодняшнем докладе была затронута только одна грань проблемы. Я вижу тут еще, как минимум два очень важных аспекта.
  • Можно ввести тему обсуждения, которая набрала больше всего лайков при голосовании в группе, в рамках предложенного здесь механизма.
  • И тому подобное, на вкус модераторов и любого члена общины, который искренне хочет разобрать вопрос, а не делает это для заполнения времени.

цх6Если обсуждение «загорелось», народ с бутерами и чаем смещается в зал, и продолжает там обсуждение, развернув стулья друг к другу. Все желающие присоединяются (поднос с бутерами можно поставить в зале). Так, естественно и непринуждённо начинается третья часть собрания, на которой присутствуют все желающие пообщаться. И продолжается до тех пор, пока люди хотят общаться и не расходятся. Т.е., эту часть вообще не стоит ограничивать, ни по времени, ни по составу участников. Хоть до последнего метро. На то это и воскресенье, посвященное Христу.

Так было и при апостолах: В первый день недели, когда мы собрались для преломления хлеба, Павел, который готовился на следующий день отправиться в путь, начал беседу, которая продлилась до полуночи. (Деян. 20:7) (Заметьте, они собрались для преломления хлеба, а не поклонения и пения песен, и они беседовали (!!!), а не занимались прославлением.)

При этом любой член общины волен уйти с третьей части собрания, если именно эта тема ему не интересна, или у него есть крайне важные дела.

И, ОЧЕНЬ ЖЕЛАТЕЛЬНО, никаких братских советов во время третей части или сразу после неё, которые подталкивают завершить обсуждение! Ибо в братском совете участвуют ключевые спикеры собрания. И если они уйдут на совет, то собрание и обсуждение довольно быстро схлопнется. А если они будут посматривать на часы с видом «нам ещё совет проводить», то это тоже поломает обсуждение, и приведет к скованности и скомканности обсуждения.

(Кстати, для крутых поклонников «библейскости», вопрос: Где есть понятие «братский совет» в отношении общин в Новом Завете? Совет апостолов в Иерусалиме для примера не подходит, уровень не тот. А вот старосты/пресвитеры упоминаются. Не создаёт ли «братский совет» расслоение на членов общины «первого» и «второго» сорта, как влияющих на общину, и не влияющих ни на что?)

Все выше приведённые предложения стоит рассматривать «как вариант». Вариантом есть проведение сразу двух собраний (одни поют песни сколько угодно, а другие – общаются) на первом и втором этаже, как бывает в раздельных служениях по гендерному признаку. Но это вариант заведомо менее привлекателен, поскольку ставит «поющих» вне духовного совершенствования.

Идея же с двумя перерывами даёт свободу и непринужденность в специально выделенном времени для общения. Такой формат приучает произносящего проповедь не тянуть её на 50 минут, а мотивирует учиться излагать мысли ясно, кратко и предметно. Тот, кто делает доклад в первой части собрания, будет лучше готовиться, если будет понимать, что сказанное им может быть вынесено на обсуждение после второго перерыва. Если люди будут наперед знать темы обсуждений, и сами их предлагать, то они могут заранее подготовить и обосновать своё мнение по предмету. Также, они будут ощущать вовлеченность и равенство, если сегодня обсуждают тему, выдвинутую им или ею. Уйдёт ощущение второсортности у многих, когда выбор обсуждений не навязывается единичными спикерами, а может быть инициирован любым взрослым членом собрания.

В общем, надо определиться с готовностью ввести общение в качестве обязательного элемента собрания. И сделать это несколько раз, хотя бы по подобию того формата, с которым я столкнулся в первое своё  посещение общины. Но оживать нужно. Консервация форм ведёт к неудовлетворённости тех членов общины, кто искренне желает совершенствования в вере.

Эпилог

Напоследок, привожу выдержку моего первого впечатления от посещения общины ЦХ на Гостомельской, чтобы было понятно, что я не пытаюсь прогнуть общину под своё видение. Такая практика присутствует в жизни общины. Это не некое новшество, навязываемое активным новичком для своего комфортного накопления религиозного опыта. Община нечто подобное практикует, но относится к этому важнейшему формату встречи в воскресенье, как к чему-то второсортному, а к второсортному действительно, как к важному и необходимому. Потому, эту практику общения нужно ввести в структуру собрания как постоянный его элемент, и слегка отшлифовать, экспериментируя, чтобы оставить то, что понравится всем. Вот как это было первый раз.

цх4На перерыве все общаются по интересам. Я хоть был и новенький, но у меня получилось очень живое общение с братьями. Заодно знакомился с людьми, и рассказывал, що не такий страшний цей екуменізм, як його малюють. И что это вовсе не чёрт, а свет в конце полиденоминационного туннеля. Полемика получилась, а фанатизма в позициях не обнаружил. Члены общины оказались открыты к диалогу, и это порадовало. В общем, перерыв, — прекрасная часть собрания, настоящий образ общинной жизни в общении, которое «в Духе Святом».

После всех плановых мероприятий пришло время совместного общения в процессе перекуса, что-то типа агап. Вот здесь, и перед самым приготовлением еды, мы пообщались очень хорошо. На самые разные темы, и столько, сколько пожелаешь. Мне этого общения не хватало. Такого, чтобы с кем-то вошли в клинч, не было. Была полемика, цивилизованное несогласие и даже взаимопонимание на 90% с некоторыми братьями.

Общались почти три часа после собрания. И это было один раз. Первый. Новичкам всегда везёт))). Хотя так должно быть всегда. И даже ещё лучше, когда обсуждение модерируется, и все могут разместиться в одном помещении и принять участие так, чтобы остальным было всё слышно. И не в среду для десятка человек, а в воскресенье – для всех. Братский же совет сместить на среду. А ещё лучше, назначить старосту, который будет решать все мелкие и средние дела, не превращая братский совет в инструмент оправдания, типа, «А я шо? Я только идею высказал, а решал братский совет».

Большое ИМХО: лучше процесс решения любых дел убрать из воскресенья вообще, концептуально. Воскресенье – день для Господа, а не для дел (даже если они связаны с общиной). И для общения святых Христовых.

К чему и призываю прислушаться братский совет, и всё собрание уже де-факто моей общины. Чтобы каждый из вас ждал воскресенья с нетерпением, живым интересом в ожидании живого общения, по сути, в компании друзей. Ведь даже Господь назвал апостолов друзьями. Такими и мы все должны стать друг другу.

Аминь.

Обсуждение


  1. Предупреждений - 0
    Анна
    Гость
    23:21 22.04.2016

    Я вообще против проповеди. Ведь проповедь всегда подразумевает навязывание мнения. Почему собрания не проводить в формате:
    вопрос по библии от одного из членов собрания – и поиск ответа всеми членами собрания. Каждый высказывает свое мнение по заданному вопросу, подкрепляя местами писания, которые он считает подходящими. Так можно поднимать вопросы, которые интересуют всех, а не только подготовившего проповедь.
    Иногда вопрос может быть настолько интересным, что все время. отведенное на собрание, будет потрачено на разбор данного вопроса. А иногда все присутствующие смогут успеть задать интересующий их вопрос и услышать разнобокие мнения и ответы, которые впоследствии будут перевариваться умом.

  2. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    17:16 23.04.2016 / Мнений — 1132 / Статей — 371 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Истессно)) Анна. И не обязательно подкреплять своё мнение Писанием. Можно и здравым смыслом и очевидностью. И обсуждать можно, так как вы написали, поскольку МОЖНО КАК УГОДНО. Но чтобы было интересно по возможности всем, какой то отбор тем обсуждения должен быть. И некоторые вопросы возможно будут обсуждаться несколько собраний подряд. Если всё реализовать в русле свободы, то так и будет.


  3. Предупреждений - 0
    Вова
    Гость
    20:04 18.07.2016

    1. Хорошие и дельные мысли. Надо поработать над тем, чтобы кое-что поменять в нашей общине.
    2. Проповедь, я думаю, нужна и это библейская практика, так делал Павел и другие христиане. Более того, хорошие проповеди отлично научат и воодушевляет. В ней есть то, чего очень сложно добиться в общении – стпуктурность подачи информации. Мне кажется, и проповедь и общение будет оптимально.
    3. Мнение нельзя навязать, если человек приучен думать и анализировать. Надо учить людей думать (занятия, уроки)

    Есть над чем поработать…

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


× семь = 28