Бог: смена парадигмы

13.01.2016 / / Мнений — 178 / Статей — 17 / Дата регистрации — 10.10.2015

Не понимаю я, как Вячеславу удаётся творить по расписанию. Он решает, о чём будет писать, выбирает предмет, и планомерно пишет себе статью за статьёй. Завидую. У меня так не получается. Я не могу назначить себе тему. Точнее, назначить могу. Но напишется скорее всего что-то другое, хоть и косвенно связанное с тем, о чём я хотел написать. Меня, вопреки предостережению товарища Огурцова из «Карнавальной ночи», просто «берёт», и «ведёт». А иногда даже и «уводит». И на электронные листы посредством цифровых чернил просто выплёскивается то, что в данный момент меня цепляет, то, что в эту секунду перекипает внутри меня.

Эти две манеры писать напоминают мне моего любимого Гоголя. В своей повести «Тарас Бульба» он так описывает манеру воевать двух сыновей главного героя, Остапа и Андрия: «Остапу, казалось, был на роду написан битвенный путь и трудное знанье вершить ратные дела. Ни разу не растерявшись и не смутившись ни от какого случая, с хладнокровием, почти неестественным для двадцатидвухлетнего, он в один миг мог вымерять всю опасность и все положение дела, тут же мог найти средство, как уклониться от нее, но уклониться с тем, чтобы потом верней преодолеть ее.

Андрий весь погрузился в очаровательную музыку пуль и мечей. Он не знал, что такое значит обдумывать, или рассчитывать, или измерять заранее свои и чужие силы. Бешеную негу и упоенье он видел в битве: что-то пиршественное зрелось ему в те минуты, когда разгонится у человека голова, в глазах все мелькает несется, – летят головы, с громом падают на землю кони, а он несется, как пьяный, в свисте пуль в сабельном блеске, и наносит всем удары, и не слышит нанесенных».

Вячеслав напоминает мне Остапа, хладнокровного, последовательного, прирождённого стратега и полководца. Я же больше смахиваю на Андрия, который просто опьяняется боем, и рубит и колет, ничего не разбирая и не соображая. И это сходство меня беспокоит. Андрий зело скверно кончил :))

Но я уже понял, что по другому я не могу (по крайней мере пока). И если я начну себя принуждать к систематичности и последовательности, то вообще не напишу ни строчки. Поэтому я решил быть естественным, и следовать своей природе. Буду плыть по «морю вдохновения», и куда оно занесёт меня, о том и буду писать.

Об имени Божьем

Эта статья представляет собой очередную порцию размышлений о Боге. Она получилась немного «рваной», «хаотичной», составленной из коротких, почти разрозненных заметок. Каждая заметка есть новый взгляд, или уточняющее осмысление вопросов, которые уже были когда то рассмотрены и осмыслены в других моих работах, в основном «Бог» и «Есть ли у Бога имя?».

Для начала несколько слов о последней.

Писать такую статью я не планировал, но написалась она довольно легко, и как бы между прочим. И получилось так, что она оказалась первой, вызвавшей отклик серьёзных людей, обычно не комментировавших мои статьи. Проще говоря, с подачи В. Короля её весьма активно отфидбэчили, и здесь, и в обсуждалках на фб.

Ну что я могу сказать по поводу высказанных замечаний. Каждый имеет право на своё мнение. И оно вовсе не обязано совпадать с моим. И, соответственно, наоборот. Что касается «фундаментальности» и «аргументированности». Согласен, статья получилась, скажем так, «легкая». Но такой уж она написалась. Думаю, что «фундаментальность» излишне утяжелила бы её, не прибавив ничего по сути. Я ведь и не ставил перед собой цель всерьёз кому-то что-то доказать, или кого-то в чём-то убедить. Я просто, можно сказать, «походя», высказал своё мнение по данному вопросу.

Кроме того, я считаю, что тем, кому в принципе не понравится выраженная в статье позиция (а она, на мой взгляд, весьма «рискованная»), никакая аргументация и убедительность не поможет переубедиться. Хотя бы потому что мы говорим о вещах не доказуемых в принципе. И если кто-то хочет думать по другому, он сможет обосновать своё хотение. Исторические факты и сюжеты Библии можно трактовать по разному. Тем же, кто будет не против такого «концепта», разумной логики в рассуждениях будет достаточно.

«Фидбэк» удивил меня ещё и тем, что мои «оппоненты», по моему мнению, не столько конструктивно критиковали мою статью, сколько активно дописывали и дополняли её (сами не желая этого). Почти все высказанные замечания, на мой взгляд, лили воду на мою мельницу. Люди, вроде бы мне возражая, на самом деле приводили факты, о которых я не знал, но которые подтверждают мою версию.

Поэтому я только утвердился в том, что у Бога личного, собственного, имени нет и быть не может (во всяком случае такого, которое могло бы быть открыто человеку). Мы, люди, можем давать Ему различные имена-титулы, используя «метод положительного богоименования»: «Сущий», «Господь», Бог», «Всевышний», и т.д. Это надо нам, что бы как-то обращаться к Богу в молитве, как-то «обозначать» Его, размышляя о Нём.

Так же мы можем наделять Его, скажем так, своеобразными «аналогами» личного имени по «методу отрицательной неопределённости»: просто «Бог», просто «Божество», «Не то», «Предельно отсутствующий», «Я сам», «Я есть Я», «Я есть Тот, Кто Я есть», и проч.

О трансцедентности Бога

Боже, Боже. Если бы меня спросили, что Ты есть в моей жизни, что Ты есть для меня, то я бы ответил, что Ты для меня есть Проблема. Большая Проблема. Я всё время «решаю» Тебя, и никак не могу решить. Я всё время разбираюсь в Тебе, и никак не могу разобраться. Ты каждый раз отгадываемая, но не отгаданная полностью загадка. Ты вновь и вновь изведанная, но «недоведанная» до конца Тайна. Я пытаюсь поверить в Тебя так, что бы мочь приказать горе сдвинуться, но никак не могу дорасти до такой веры. А ведь Ты говорил, что такая вера есть всего лишь исчезающе малое горчичное зёрнышко. Тогда отсутствие даже такой «малой веры», не есть ли неверие? Может быть я пока и не верю в Тебя по настоящему, а просто хочу поверить?

Помню, как прочитал у А. Сурожского, что, прежде чем молиться Богу, нужно добиться того, что бы реально ощутить, что Он рядом с тобой, точно также, как ты «ощущаешь» близость своего соседа по квартире. Я был поражён. Это начало!? Да это же высший пилотаж! Как можно относиться к Богу, как к своему соседу? Кто осмелится на такое? Кто осмелится сказать, что он ощущает Бога именно так? Ведь Бог — это нечто невероятно запредельное, трансцедентное по самое «немогу». Бог, это настолько, настолько… Слов нет, насколько. И лишь святые могли общаться с Богом вот так запросто, да и то не постоянно. Только избранные, искоренившие в себе неустанным круглосуточным подвигом не только грехи, но и тени прилогов, могут взять, и просто поговорить с Ним. А чтоб мне, простому грешнику, возомнить, что я способен так же, что мне тоже можно… В то время такой подход хоть и очень привлекал, но явственно попахивал для меня как минимум гордыней, а то и полноценной прелестью. Я опасался позволить себе такое панибратство.

***

BeautifullyВ «Боге» я вознёс Всевышнего на предельно возможный уровень трансцедентности и непознаваемости: «Бог «как таковой», Бог «в Себе», абсолютно сокровенен для нас. Бога «как Он есть», мы не знаем, и никогда не узнаем. Он — сверх всего, что доступно нашему познанию. Про сокровенного, трасцедентного Бога мы не можем сказать, что Он «такой-то», или «такой-то». Мы ничего не знаем про Него, мы ничего не можем сказать про Него. Он есть даже не «Он», есть даже не «Бог», а скорее неопределённое «Оно», «Божество». Бог есть — «Предельно Отсутствующее», «божественное Ничто». Чистый знак вопроса. О Нём нельзя сказать, личностен Он, или безличностен, Троица Он или Единица. Он не личностен, ни безличностен, Он ни множественен, ни един, Он ни то, ни другое, ни совокупность того и другого. В самом Себе Он сверх всего этого, и сказать о Нём ничего такого мы не можем».

Причина такого отношения к Богу у меня была, конечно, самая что ни на есть благочестивая: не дай Бог, не принизить Его, не приблизить Его, не сделать слишком земным, человеческим, понятным и доступным, наподобие языческих богов.

И вот, теперь я сижу, и думаю: кому и за каким такое надо? Что мне теперь с этим «непознаваемым божественным ничто» делать? Как Его любить? Как Ему молиться? Может быть, я погорячился, и перегнул палку? Все эти мои рассуждения о «Божестве в себе», о «Боге явленном» мне нравятся. Они изящные и логичные. Но любая теория должна «работать». В нашем случае, любые представления о Боге должны помогать человеку идти к Богу, соединяться с Ним. И они должны объяснять и устранять какие-либо «эмпирические противоречия». Причём не только на бумаге, но и реально. Моя же красивая теория, я чувствую, мне как-то не особо помогает соединяться с Богом. Скорее, наоборот. И всех этих запуток с одновременной божественной троичностью и единостью она не устраняет.

О «божественном Ничто» интересно размышлять, но как с ним общаться? Как с ним «жить»? Моя теория ответа не даёт. Точнее, даёт отрицательный: никак. Что можно поделать с «ничто»? Либо забыть о нём, либо попытаться раствориться в нём, как в нирване.

Ну а троичность? Не знаю, как дело обстоит у других, но когда я ощущал присутствие Бога, или замечал последствия Его, скажем так «воздействий» на «матрицу», я никогда не мог определить, Кто это был: Отец, Сын, или Св. Дух, или они (Он) все разом? А к кому обращаться в молитве? К кому-то конкретно, или ко всем вместе? И если не ко всем, то к кому, когда и по какому поводу? Не знаю. Моя теория ответа не даёт. На практике я обращаюсь в молитве или просто к Богу, и при этом какая-либо «троичность» пропадает, перестаёт существовать для меня, или конкретно к Господу нашему Иисусу Христу. Молиться отдельной ипостаси не то чтобы не могу, но не понимаю зачем. Бог, Он и есть Бог, Ему и молюсь…

В общем, похоже, перебрал я с трансцедентностью. А может, просто устал от «недоступного Бога», который, как Винни Пухов мёд, «очень странный предмет»: «Он то ли есть, но Его сразу нет». Потому что получается, что вся эта система «проявленных» и «не проявленных», «троичных» и «единых» «божеств» где-то там, сама по себе. А я здесь. И тоже, что характерно, сам по себе. Наверное, пришло время…

…Пересмотреть «парадигму»

Собственно, пересмотр традиционной христианской «божественной парадигмы» уже сделал в «Матрице» Вячеслав. В частности, в ней была изложена «апология божественных антропоморфизмов», встречающихся в Библии. Эти антропоморфизмы выглядят более чем сомнительно, если мы применяем к Богу «представления об Абсолюте греческой философии». Но Вячеслав, посмотрев на них свежим взглядом, пришёл к выводу: «опыт Бога от создания и функционирования творения в условиях свободы, может менять Персоны (они даже могут огорчаться, гневаться и радоваться), и, через Них, может корректироваться сам Принцип (Сущность Бога). Хотя это не будет совершенствованием в полном смысле этого слова. Это совершенствование не приведет к изменению природы чистого духа или нетварной субстанции, но приведет к совершенствованию будущих процессов творения. И если мы – по образу и подобию, то может у Бога тоже есть орган для радости? И то, что Бог с удовлетворением отмечал результаты каждого дня творения, это не примитивный антропоморфизм, но свидетельство того, что Он изменялся (развивался), глядя на результаты своего творения, и испытывал удовлетворение от этого»?

В своё время мне показалось сомнительным такое «приопускание» представлений о Боге. Потому что Он получался каким-то изменчивым, не совсем абсолютным, не совсем трансцедентным, и даже не совсем христианским. Но вот сейчас я думаю: а может быть, действительно, трансцедентность Бога не такая «зашкаливающая»? Точнее, может быть, она просто иного рода, и выражается в другом и по другому? Может быть, Бог не совсем такой, каким Он описан в православном «Катехизисе», и каким мы Его себе представляем? Например: может, Он гораздо ближе к нам, чем мы думаем? Трансцедентность трансцедентностью, но может, не стоит благочестиво обрекать Его на абсолютную изоляцию от Его же творения?

«Я есть Я»

«Я есмь Сущий». «Я есть Тот, Кто Я есть».

Всё же, если как следует вдуматься в эти слова, то понимаешь, что лучшего имени для Бога не подобрать (за одним исключением, но сейчас не об этом). Подчёркиваю: не имя Бога, а имя для Бога. Поскольку «Йегова», «Сущий» — это не имя. Это просто констатация факта, что Он есть. Но не определение что Он есть. И, действительно, что ещё мы можем сказать о Нём? Что ещё Он может сказать нам о Себе? Наверное, только это — что Он есть, и что Он — это Он.

Поэтому, когда потрясённый человек спрашивает явившееся ему Божество: «кто Ты?», Бог отвечает: «Я есть. Пусть трансцедентный, пусть неведомый, непостижимый для вас, но Я есть, уж в этом будьте уверены. Я неопределённый, Я безымянный, но Я говорю вам: Я есть. Но не спрашивайте Меня, что Я есть. Я — есть Я».

Я предполагаю, что эпизод с открытием имени представляет собой описание универсального, базового, первичного откровения, с которого начинается богопознание. Именно так Бог открывается ищущим Его. Причём, не только христианину, а любому человеку. Так, в таком образе, Бог является всем, искренне стремящимся к Нему, независимо от их вероисповедания (или отсутствия такового).

Но, увы, большинство людей (а не только евреи) не удовлетворяются открытой им неопределённой информацией, и продолжают настойчиво добиваться ясности в этом вопросе: «имя! Назови нам Своё имя!!» – требуют они. Получив же в ответ отказ, человек начинает «копать» сам, начинает конструировать различные «концепты», пытаясь объяснить и понять. И он отвергает их один за другим, потому что все они не удовлетворяют его. Потому что ни одно «имя» не может подойти Тому, Кто есть Тот, Кто Он есть. И в конце концов человек, обессиленный, измученный, начинает задумываться: «а может, имени, действительно, нет? Может, Он есть просто Он?». Круг замыкается…

Помню, как в своё время я презрительно относился к людям, верующим во «что-то». На вопрос, есть ли Бог (имелся в виду какой-то «конкретный бог», но не обязательно христианский), такие люди обычно отвечают: «не знаю. Но что-то точно есть». Тоже мне, верующие, думал я. Не знают, что есть не «что-то», а трансцедентная Троица, ага. Ну и ещё нетварные божественные энергии. Но сегодня я задумываюсь: а может, их простая, почти неопределённая вера была ближе к истине, чем моя, богословски «навороченная»?

Я спрашиваю себя: что я точно знаю о Боге, в чём я безусловно уверен, что вынес из своего жизненного опыта в целом, и религиозного в частности? Ответ таков: Бог есть. Он точно есть, это факт, это я знаю. Но что конкретно Он есть, я не знаю, и, скорее всего, не узнаю никогда. Поэтому наверное, нужно прекращать бесконечную постройку и разрушение «вавилонской башни» из «божественных имён», и начинать верить Него как во «что-то», в безымянного Того, Кто есть. Нужно сделать краеугольным камнем своего богопознания и богообщения это базовое, первичное откровение.

Забавно: в том, что Он есть, сомневаться не приходится. Но почему же мне до сих пор было этого мало? Зачем я искал чего-то большего? Ведь этого знания вполне достаточно. Оно — точка опоры, отталкиваясь от которой, можно перевернуть самого себя. Оно — фундамент, на котором можно построить свой храм. Оно — ключ, которым открываются двери, за которыми Бог. Но, наверное, «нормальные герои, всегда идут в обход», а? :))

***

Вот вопрос: до языческих богов вроде бы можно додуматься своим разумом, дотянуться своими силами. А до идеи «безымянного Бога»? Если бы Он таким не открылся нам Сам, смогли ли бы мы хотя бы теоретически вычислить это? Не знаю. Наверное, теоретически всё-таки смогли бы. Но одно дело сугубо теоретически предположить, а другое дело — узнать. Теоретическое предположение так и осталось бы локальной отвлечённой идеей, очень скоро затерявшейся в веках.

Но образ «неведомого», «безымянного Бога» глобален, он до сих пор сохранился у многих народов, и я считаю, что это след откровения, явления Всевышнего. На протяжении многотысячелетней человеческой истории Живой Бог открывал, что Он есть, многим людям, не только евреям. Он делал это всегда. Он делает это и сейчас. Но, наверное, не многих вдохновляет такое откровение. Не многие принимают его (принимают Его!), и, пусть и ругаясь, пусть сомневаясь и отступая, но верят ему (Ему!), и идут за ним (Ним!). Евреи пошли. Наверное, поэтому они и стали «избранными». И этот путь до сих пор открыт для любого.

Так пусть Тот, Кто есть, родится в каждом сердце. Пусть избранные исчезнут, потому что все станут избранными. Аминь.

Обсуждение

  1. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    15:25 13.01.2016 / Мнений — 1132 / Статей — 371 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Ну, Бог таки дал имя Иисуса, “на которое будут уповать народы”, через функциональное единство Божественного и тварного. “Нет другого Имени под солнцем, которым надлежит спастись”. Это подтверждает тезис о невозможности имени для Бога в самом себе, но дает точку опоры, верным Христу, сделавшим конкретный религиозный выбор. ИМХО.


  2. Экс-Фарисей
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Мирослав Твердич
    Модератор
    15:49 13.01.2016 / Мнений — 178 / Статей — 17 / Дата регистрации — 10.10.2015

    Христос отдельный вопрос. Тут с ипостасями то никак не разобраться…

  3. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    15:41 13.01.2016 / Мнений — 1132 / Статей — 371 / Дата регистрации — 23.09.2013

    У меня уже почти пол года как в Антологии апостостольской традиции запланирована статья об обращении в молитве. Тема важная и вечно актуальная. Так, что Мирослав, есть куда ее развивать. Если вас вдохновение Духа поведет к продолжению. 

    Я никак не доберусь, вечно пишу не то, что запланировал, а вы говорите – Остап. Я наверное гибрид)))


  4. Экс-Фарисей
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Мирослав Твердич
    Модератор
    15:49 13.01.2016 / Мнений — 178 / Статей — 17 / Дата регистрации — 10.10.2015

    Всё познаётся в сравнении. 🙂

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


восемь × = 48