Бог

01.12.2015 / / Мнений — 178 / Статей — 17 / Дата регистрации — 10.10.2015

the_hand_of_godВторая статья из цикла «Думаю о Боге».

Божество…

Бог «как таковой», Бог «в Себе», абсолютно сокровенен для нас. Бога «как Он есть», мы не знаем, и никогда не узнаем. Он — сверх всего, что доступно нашему познанию. Про сокровенного, трасцедентного Бога мы не можем сказать, что Он «такой-то», или «такой-то». Мы ничего не знаем про Него, мы ничего не можем сказать про Него. Он есть даже не «Он», есть даже не «Бог», а скорее неопределённое «Оно», «Божество». Бог есть — «Предельно Отсутствующее», «божественное Ничто». Чистый знак вопроса. О Нём нельзя сказать, личностен Он, или безличностен, Троица Он или Единица. Он не личностен, ни безличностен, Он ни множественен, ни един, Он ни то, ни другое, ни совокупность того и другого. В самом Себе Он сверх всего этого, и сказать о Нём ничего такого мы не можем.

«Трансцендентный Бог есть навеки неведомая, недоступная, непостижимая, неизреченная Тайна, к которой не существует никакого приближения. …про Божество в Его трансцендентном аспекте невозможно даже сказать, что Оно есть… …о трансцендентном нельзя утверждать даже бытия. Находится ли что поверх или вне бытия, мы не можем знать имманентным сознанием… Про Абсолютное нельзя сказать, что Оно есть, как и нельзя сказать, что Его нет…» (С. Булгаков, «Свет невечерний»).

Много ли можно сказать об «Отсутствии отсутствия»? Как глубоко возможно проникнуть туда, куда проникнуть невозможно в принципе? Пытаясь вдуматься в такое, чувствуешь, что в мозгах начинает «зашкаливать», «система перегревается, виснет», и требует «перезагрузки» в область более менее познаваемого…

Идея недоступности, премирности, запредельности Божества не является отличительной особенностью христианства. Она известна многим религиям и философским учениям. Однако, в христианском «варианте» присутствует один существенный отличительный нюанс. «Настоящая», абсолютная трансцедентность присуща только библейскому Богу. Потому что только «творение из ничего» делает Бога по настоящему трансцедентным твари. Любая другая трансцедентность имеет относительный характер, и, при определённых условиях, вполне преодолима. В язычестве считалось, что, последовательно отрешившись от всего земного, от всего относительного, можно достигнуть Абсолюта. И только в христианстве такое невозможно. Как ни отрешайся, как ни очищайся, как ни устремляйся чистым духом к «Неведомому Богу» через «пресветлый мрак», из «сферы познаваемого» в «сферу непознаваемого» вырваться не удастся.

Абсолютно трансцедентным Бога «делает» Его нетварность. Тварность — вот тот барьер, через который нам не перепрыгнуть никогда. И то, что нетварно, для нас не существует.

Можно, конечно, основательно порассуждать на эту тему, привести различные аргументы, свидетельствующие в пользу такого видения. Однако я думаю, что в этом вопросе все аргументы и доказательства весьма относительны. Доказать ничего нельзя, потому что всё это будет чистой воды схоластика. Рассуждения об апельсине тех, кто его никогда не видел и не пробовал. И при желании можно, не доказать, конечно, но убедительно показать возможность «иного варианта», и даже, пожалуй, не одного. Поэтому для меня, определяющим аргументом является следующее: только Библия есть единственный безусловный авторитет, на который мы должны опираться при решении спорных вопросов (если только, конечно, Господь самолично не даёт вам «ЦУ»). А образ Бога, как абсолютно премирного, трансцедентного, сокровенного, есть библейский образ.

…и Его явление

Ещё С. Булгаков в своё время совершенно верно заметил, что сокровенное Божество не может быть предметом религии. Если бы Бог был только трансцедентен, человек попросту не знал бы, что Он есть, не подозревал бы о Его существовании. Не знаю, правда это или нет, но где-то я слышал, что пчёлы и не подозревают, что человек существует. Он просто не входит в их «сферу восприятия», в их «мир». Человека для них нет. Он для них трансцедентен. Помню, меня это здорово поразило. Так вот — Бог как таковой не входит в «сферу восприятия» человека. «Бог в трансцендентности своей бесконечно удален от человека, уходит от него в запредельную тайну, оставляя в религиозном сознании одно НЕ, одно СВЕРХ, одну пустоту. Но религиозное самосознание не может жить, дышать и питаться одной этой пустотой, — богообщение, богопереживание, богобытие составляет его жизненную основу. Религия возможна лишь постольку, поскольку трансцендентное Божество, неизреченная и недомыслимая тайна, открывается человеку, и Абсолютное становится для человека Богом”. “Только Бог есть основа религии, из одного самозамкнутого Абсолютного, навеки сокрытой тайны, ее не возникло бы. «Абсолютное в сотворении мира, или, лучше сказать, самим актом этого творения, порождает и Бога. Отсюда начинается возможность определения Бога как имманентно-трансцедентного, выступившего из своей трансцедентности и абсолютности своей в имманентность и некий дуализм. Здесь начинается возможность богопознания и богообщения» (С. Булгаков, «Свет невечерний»).

Богу нужно выйти из своей трансцедентности, чтобы человек «понял», что Он есть, Бог должен проявиться в сфере доступного человеку, чтобы человек «заметил» Его. И вот про такого, явленного Бога, мы уже можем сказать что-то конкретное. Это уже не «знак вопроса». Это уже что-то определённое.

Но может ли Он сделать это? Может ли Божество явиться нам? Рассуждая теоретически: почему бы и нет. Если гора не может прийти к Магомету, то Магомет то может прийти к горе. Если мы своими силами не можем познать Бога, то это не значит, что Бог не может нам открыться. Мы не можем «допрыгнуть», дотянуться до Него, но Он может спуститься к нам.

Но с другой стороны, опять же рассуждая теоретически, если Бог трансцедентен абсолютно, а не относительно, если наша тварность есть непреодолимый порог, то Бог не сможет нам явиться в принципе, даже если и захочет этого. Чтобы «засечь» Его присутствие, нам нужно содержать в себе частицу божественной нетварности, обладать каким-нибудь «нетварным органом». Ибо подобное может быть познано только подобным. Но мы есть «чистая тварь», а значит, «не видать» нам Бога, как своих ушей. Мы обречены на пребывание в своей тварной самозамкнутости.

Так что же? Неужели так оно и есть? К счастью, на самом деле, и из нашего жизненного опыта, и из истории человечества, и из Библии, мы знаем, что Он есть. Мы знаем, что Бог является. Но каким образом? Ведь абсолютную трансцедентность Бога тоже никто не отменял?

Противоречие это разрешается следующим образом. Явление Божества представляет собой особое, третье, «нетварно-имманентное начало», отличающееся как от чистой тварности, так и от чистой трансцедентности. Явление — нетварно, инородно миру, но оно и не есть «чистая трансцедентность». Оно каким-то образом доступно нашему восприятию. Оно — трансцедентно-имманентно.

Троица

Итак, Божество мы можем познавать только в Его Явлении. Чем Бог Явленный отличается от Себя сокровенного, мы не знаем. Всё познаётся в сравнении, а «Бог в себе» нам недоступен, поэтому нам просто не с чем «сравнивать».

Каково же Оно, Явленное Божество? Библия говорит нам, что явленный Бог представляет собой «сложную структуру». Он троичен, а точнее, триедин. Проявление Божества есть Троица.

Триединый Бог, как явление Божества, есть Великий Предел нашего познания.

В Ветхом Завете наряду с Сущим (Всевышним), присутствует Дух Божий (Руах Элохим), а также Слово Божие (Мимра Яхве). В Новом Завете о них говорится как об Отце, Сыне и святом Духе. Я думаю, нет оснований считать, что «Слово», о котором идёт речь в евангелии от Иоанна, появилось там как результат влияния на библейскую традицию греческой философии. Корни этого «концепта» всё же не греческие, а еврейские, как это убедительно показывает в своих исследованиях Р. Сандала: «Профессор Готлиб Клейн отождествляет имя «Метатрон», использованное как эпитет Мессии, с именем «Мимра Яхве», или «Слово». По мнению Клейна именно арамейское слово легло в основу верования в то, что Христос есть Логос, или Слово Божье, ставшее плотью. …особое внимание следует обратить на то, что имя «Мимра» отождествляется с именем Бога: «Мимра Господа будет моим Богом». «Я спасу их в Боги их, Мимре Господа. Авраам был оправдан через Мимру; Израиль был оправдан через Мимру, и Мимра даже сотворил мир» (Р. Сандала, «Мессия в Ветхом Завете»).

Что представляет собой Троица? Сокровенное Божество является нам в трёх «образах-аспектах»: в образе Всевышнего, в образе Духа Всевышнего (Божественной Энергии), и в образе Лика Всевышнего (Божественной Ипостаси/Слова).

Образ Всевышнего был описан мною в разделе «Божество». Да, если бы Божество не открылось нам, мы бы ничего не знали о Нём. То есть, мы не знали бы даже, что Оно трансцедентно. Но то, что нам известно о Нём, то, что мы осознаём, что Оно трансцедентно, говорит о том, что Божество уже явилось нам, иначе мы не знали бы и этого. «Сокровенное Божество» — это уже есть Его первичное явление, базовый Образ. Тут для нас происходит почти запредельное для разума различение («задвоение»), и одновременно слияние трансцедентного Божества и Его первичного Образа — Всевышнего. Для нас Божество и Его первый явленный аспект сливаются в одно. «Неведомый Бог» (Всевышний) есть первое явление Божества. Но Божество и Всевышний неразличимы для человека.

Всевышний есть первый аспект (образ) Божества, основа и начало Троицы. Он един, безначален («нерождён), всемогущ, и абсолютно трансцедентен. Для нас Он раскрывается в двух образах: в образе личного творящего Слова, и в образе вездесущих, всепроникающих энергий божественных Энергий. Всевышний рождает Ипостась, и испускает Дух.

Дух и Слово не самобытны, они черпают своё бытиё и свою божественность от Всевышнего. Они не «сами по себе», они — «Его» (Божии).

Дух и Слово происходят непосредственно из Всевышнего, поэтому они единосущны Ему. Но можно ли считать их «полноценными богами» («Бог-Сын», «Бог-Дух»), «равночестными» Всевышнему ? Не уверен. Они «божьи», а это подразумевает «прилагательность к Богу». Они — Его явление.

Я склоняюсь к тому, что Дух безличностен, и представляет собой что-то вроде «силы», «энергии» Бога. Слово личностно, монадно. Оно есть Ипостась Божия. В христианском предании говорится, что мы воспринимаем (познаем) Бога в Духе через Слово. Что это значит, я точно не знаю, но, возможно, здесь имеется в виду, что таким образом (в Духе и через Слово) Всевышний присутствует в мире, в творении, и управляет им.

***

Эти свои воззрения я считал «еретическими», пока, читая В. Лосского, не обнаружил у него описания богословской системы Климента Александрийского. И насколько я понял, мои взгляды оказались во многом схожи с его взглядами.

Я рассуждаю о Всевышнем как о «собственно Боге», как о непознаваемом трансцедентном, как о «божественном ничто», о котором нельзя даже сказать, что он личностен, или безличностен, множественен, или един. В самом Себе Он сверх всего этого, и сказать о Нём ничего такого мы не можем. И вот это «божественное ничто» испускает безличностный (скорее всего), множественно-энергийный Дух, и порождает личностную Монаду (Сына). Через них (в них) Он в какой-то мере может познаваться человеком. Примерно так же мыслит и Климент:

«Отец может познаваться только божественной благодатью и Словом, Которое с Ним». «Бога никто никогда не видел, кроме Сына Единородного, пребывающего в лоне Отчем. Он и являет нам Бога. Поэтому Он неприступен и неограничен». «Доведя разум до полной безвыходности перед трансцедентностью Бездны, апофатическое искание отстраняется благодатью, которую Отец посылает через Сына в Святости». «Ипостась Отца у Климента «единственная действительно трансцедентна». В порядке «теогнозии» «познаваемая Ипостась Сына протиповопоставляется непознаваемой Ипостаси Отца». «Апофатизм Климента устремляется только к непознаваемости Отца: две другие Ипостаси — Сын и Святость (Дух Святой, неотличимый от благодати и несколько туманный) — только посредники, упраздняющие естественное неведение тем гнозисом, который Они дают о трансцедентном Существе Отца». «Отец открывает Себя через Сына и Святого Духа, или, точнее, в терминологии Климента — через Логос и благодать, и тем не менее остается трансцедентным для того, кто созерцает незримое. Линия разграничения проходит между бездной Отца и являющим Его Сыном».

Паламиста Лосского, понятно, такое богословие не устраивает, он считает его несовершенным, двусмысленным. Ну а мне кажется, что что-то в этом есть.

Господь

christian-crossКогда я уже дописывал статью, мне подумалось вот о чём: а ведь, пожалуй, Слово и Дух, это ещё не конец «теофании» Божества. Её завершением является Господь наш, Иисус Христос.

Господь есть Лик Всевышнего, обладающий Его Духом. И если Всевышнего можно назвать изначальным, «первичным единством», то Господь является завершающим, «вторичным единством», вновь объединяющим аспекты «раздвоенного» «изначального единства» Всевышнего.

Так же во Христе «нераздельно и неслиянно» соединяется тварное с нетварным.

Поэтому Господь есть «предельная реализация» Божества, «Синергетический Центр», объединяющий в Себе божественные и тварные начала, и управляющий ими.

Эта мысль, конечно, требует продумывания и уточнения. Но если в принципе она верна, то всё вышеизложенное обретает завершённость, и точно укладывается в схему, которую можно назвать «схемой Креста»: если мы возьмём крест, то верхняя его оконечность будет символизировать Божество/Всевышнего. От Всевышнего исходят Слово и Дух — правый и левый края креста. Нижняя оконечность представляет собой тварный мир. Ну а центр перекрещенных линий — Господь.

Таким образом Крест начинает нести не только «локальную», «земную» символику Распятия, но и «глобальную», вселенскую символику «развёртывания» Божества «в Себе» и в творении. Тем самым он приобретает новый, всеохватывающий уровень масштабности, а также новые возможности соотнесения («запараллеливания») с до-христианской символикой креста в частности, и с различными до-христианскими теогоническими и космогоническими системами. В общем, идея, на мой взгляд, перспективная.

***

Вот как-то так на сегодняшний день я «вижу» Бога. В соответствии с «принципом целостного восприятия», я, рассуждая о Боге, не «делю» Его на «составляющие», и не «раскидываю» эти «составляющие» по разным «уровням». Бог, каким бы Он там ни был, «целостен», «целокупен», и для меня немыслимо какую-то одну Его «часть» мыслить трансцедентной («сущность»), а другую имманентной («ипостаси», или «энергию»).

Божество — это целостный сокровенный Бог, а не только Его «сущность». Каждый «аспект-образ» есть хоть и отдельный, но целостный «срез» Божества. И в Слове, и в Духе Он является («присутствует») весь, а не какая-то Его часть.

Описанный в этой статье Бог немного похож на гербарий: вроде бы «настоящий», но какой-то немного «засушенный», «теоретический». И если получится, то в следующей статье нужно попытаться всю эту теорию «оживить», актуализировать.

Обсуждение

  1. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    14:47 01.12.2015 / Мнений — 1132 / Статей — 371 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Отличная статья. Я думал о том же под влиянием знакомства с взглядом на Троицу мессианских евреев. И даже в давней статье “С кем я разделю чашу?” и ряде других, говорил, что такой взгляд может иметь место. И называть его ересью, это представить себя познавшим непознаваемое. 


    Насчет безипостасного Духа… Идея не нова. Она сквозит не только у Климента. Она очень рельефна у Ария. И осуждение арианской ереси – вопрос мутный. Арий сильно опередил свое время и слишком упёрся в ошибочную тварность духовной составляющей Мессии. В эпоху, когда противопоставление “православие – ересь” оказалось на вершине ценностей церковной системы, это было бесполезно. У меня нет в отношении непознаваемого четкого рецепта. Но я склоняюсь к ипостасности Духа, ибо пока являюсь убежденным паламистом.

    Да, есть места в Писании, где Иисус говорит “Дух Отца”, но есть и “Дух Истины” и просто Дух Святой. И этот Дух учит, наставляет, водит (Павла и других апостолов). И при этом не употребляются уточнения “Отец через Духа” или “Сын через Духа” И если у Духа есть инициатива (Дышит где хочет), то для меня это указание на некоторую самобытность и субъектность. Это не просто пассивная пневма Инь Ци (хотя указание пассивности в буддийском названии говорит в пользу вашей версии), это инициативный Божественный субъект, сотрудничающий Христу на свое усмотрение в деле спасения людей. 


    Впрочем, я развиваюсь. И может на это непознаваемое буду со временем смотреть так, как вы. Однозначно могу сказать, что отторжения у меня этот взгляд не вызывает. А Господь не осудит за мою честную ошибку в отношении Духа, если в итоге на Том свете мы выясним, что вы были правы, а я не прав)))

  2. Сергей Ваганов
    Предупреждений - 0
    Сергей Ваганов
    Гость
    16:12 08.12.2015

    Высказажу и свой взгляд. Бог Триедин, есть единая Личность. Эта единая Личность может быть рассмотрена как явление Отца, но и как Сын, прошедший путь становления к Отцу, и как Дух в полноте телесного воплощения. Главное в этом то, что эта Личность есть Богочеловек единый и неделимый. Это одно и тоже лицо, рассмотренное с разных сторон. Но ипостаси различны. Если рассматривается ипостась Отца, то при этом рассмотрении Его как-бы отделяют от двух других и создаётся впечатление, что Отец без Сына может имееть личность и сознание вне Триединства, что не так. Отец без Сына с одной стороны безличный Промысел не знающий Себя, а с другой беспощадная, слепая объективность в которой человек судится по делам Закона. Милость и любовь возможна только в Триединой Личности Творца в ипостаси Сына, который одновременно есть явленый Отец в совершенстве Духа.


  3. Экс-Фарисей
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Мирослав Твердич
    Модератор
    20:46 08.12.2015 / Мнений — 178 / Статей — 17 / Дата регистрации — 10.10.2015

    Насколько я понял, вы хотите сказать, что только триединый Бог есть “полный”, “цельный”, Бог. А если рассматривать одного Отца без Сына, получится что-то вроде человека без ноги…


  4. Предупреждений - 0
    Гость
    11:45 11.02.2016

    […] своё время я написал свою первую «фундаментальную работу», в которой изложил свое видение Бога, обозначил те […]

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


× 8 = пятьдесят шесть