Произнёс молитву благословения… (Лк. 24:30)

27.08.2015 / / Мнений — 1122 / Статей — 363 / Дата регистрации — 23.09.2013

В прошлой статье я рассматривал свой отказ от формы и ритуала, и упоминал действие Иисуса, вынесенное в название этой статьи. Причем, я отредактировал неточность РБО перевода при исследовании греческого оригинала. В оригинале – благословение, а не благодарение, как у Кузнецовой. В том, как сделал это Сын Божий может, лежать исходник для рефлексии нашего «благословения» и понимания того, как выражается исповедание и проявляется верность. «Последний бастион пал», но оказавшись в чистом поле, ум ищет зацепки для укоренения в новом месте (пусть даже временного), а также ориентиры идентификации. Без этого тварь ощущает себя не в своей тарелке, и ей нужно свыкнуться и вместить новый уровень освобождения от формы. Человека Господь часто сравнивал с деревом, ради образности. БГ пел в «Капитане Воронине»: «А дереву нужны небо и корни, оно не может жить в пустоте». В каком-то смысле с «корнями» и «небом» я попытаюсь ниже разобраться.

Этимология и семантика «благодарения»

Мы, люди, в рамках своих традиций, воспитания или реакции сердца, обычно благодарим после получения некоего блага от кого-либо. Причём, самое интересное, когда мы говорим слово «благодарю», мы на самом деле мы ничего не дарим, никакого блага (!). Наоборот, перед этим благо подарили нам. А мы просто признательны за этот дар, помощь, милость или что-то подобное. Т.е., слово «благодарю», с нашей стороны, оказывается просто пустышкой, с точки зрения его этимологии. Семантически же, каждый понимает, что это слово обозначает признательность за добро, и так мы все традиционно этим словом и пользуемся.

Даже слово «спасибо» (спаси тебя Бог), сказанное другому человеку, которому мы признательны за помощь, более уместно. Ведь это формат признательной молитвы за него. Но в отношении Бога, оба слова не уместны. «Спасибо» Богу будет выглядеть откровенно по-идиотски. А благодарю… Человек в принципе не в состоянии подарить Богу никакого блага. Он только может проявить признательность и любовь к Творцу за Его благие дары нам (благо-дарения). К человеку, который только что нам сделал добро, мы тоже можем испытывать чувство или прилив любви. Потому, более естественной фразой на милость, с которой я встречался, это эмоциональное «люблю тебя!». И эта ответная реакция применима, и к человеку, и к Богу. Если, по-честному, любви нет, то вполне уместным будет просто сказать «я признателен».

Не понятно, когда и откуда повелось вместо признательности за добро говорить «благодарю», и почему подобные фразы называются обобщённо «слова благодарности». И это при том, что благодарения получают те, кто потом произносит «благодарю». ИМХО, все поставлено с ног на голову в отношениях между тем, кто благо дарит, и кто благо получает.

Жаль, что в нашем языке нет несинтетического слова для эмоционального выражения ответной реакции за добро, типа «thank» или «дякую», где никто не поручает Другому кого-то спасать, и не говорит о дарении блага, которого не делает. А выдумывать более точные слова синтетического плана, типа «любодарю», нет смысла, из-за привычки пользоваться для этого семантическим словом «благодарю», без размышлений об этимологии. Да и не приживутся новые слова в привычной семантической системе.

Но для себя, я задумался, как естественно выражать признательность Богу за его благие дары? Мне это надо для построения умной молитвы, когда слова должны быть релевантны своим смыслам. Но самое главное, мне надо понять, что, скорее всего, было сказано на Тайной Вечери самим Иисусом перед преломлением хлеба? Почему было сделано именно так? Надо ли нам поступать точно так же? Если да, то всегда ли (одиночное освящение или на собрании)? И какие смыслы для выражения отношения с Богом уместны и нужны, а какие, по этимологии слова «благодарение», откровенно сбивают с толку?

Признательность и любовь

Бог – полностью самодостаточен, чистый вечный и бесконечный дух. Ему не нужны ни наши богослужения, ни какие-то дары, ни жертвы. Сами по себе, естественно. От твари Творцу ничего не нужно. И тварь ничего не может добавить или убавить Совершенству. Но… Бог создал тварь из любви, поскольку проявлять любовь через заботу, это получать любовь в ответ. И это приятно даже Творцу, ибо любовь тогда в радость, когда она взаимна. Любой человек, завёвший кота, которого кормит и лелеет, будет огорчен, если кот его поставит на игнор, и будет выказывать неприязнь. Равнодушие или неверность любимой разбивает любящее мужское сердце. Любовь и верность человека к твари другого плана (сынам Божьим), при полном непонимании роли и заботы Творца и равнодушии к Нему, а то и неверия в Него, вызывает огорчение у Бога. Любящий Бог ждёт ответной реакции любви со стороны человека, которому он благодетельствует, а людишки адресуют свою любовь Сатурнам, Артемидам, а то и просто собственному богатству. Может, я слишком антропоморфно мыслю о реакциях Бога, но мы его образ и подобие. И мы из опыта знаем о радости взаимной любви и огорчении от безответной любви. Если Бог есть Любовь, то может и он испытывает подобие огорчения от неверности твари, которую Он любит. Огорчение никак не нарушает Его совершенства, ибо является следствием подаренной свободы твари. От действий “роботов” никто бы не огорчался.

Без нашей любви Бог не изменится, но может по-своему огорчиться. Любовь твари к Творцу – это единственно, что человек в состоянии сделать приятное Богу. Любовь можно проявлять по-разному. Но наивысшая ценность – это сознательная верность. Любой супруг признает, что верная жена – это огромное богатство, если эта верность построена не на страхе, и не на деньгах. Если тебя любят, и потому верность естественна, это ни с чем не спутает даже супруг, не всегда способный увидеть то, что лежит на сердце. Но для Бога, который смотрит на сердце, любовь к нему человека, выраженная в верности заповедям и исповедании даже до жертвенности, приносит радость от взаимности на Его заботу. Люди тоже умеют этому радоваться, когда видят признательность своего ребенка или домашнего животного за свои заботы. При этом, человек понимает, что признательность в безвыходной ситуации – это благодарность невысокого качества. Но когда любит вас ничем не стеснённый другой человек, такая любовь – высочайшая ценность. Потому Бог и не нарушает нашей свободы и не вмешивается в нашу жизнь, разве что только делая подсказки. А о водительстве и помощи Духа нужно просить, и весьма настойчиво, чтобы наше смирение, делегирование части свободы и готовность принять Духа, были испытаны. Сам человек может быть искренне признателен Богу за благодеяния. Но признательность – это не любовь, хотя и её Бог ценит, как отзывчивость сердца, как потенцию к рождению любви. Любить Бога может научить только Дух, но по нашему желанию. Этим искренним желанием мы и можем порадовать Бога, желанием научиться любить. Больше Его ничего не радует, и Он ни в чем не нуждается, если это слово можно как-то применить к Богу.

Превентивная благодарность

5 хлебовОбычно, любой человек выражает признательность словами после того, как ему подарили некое благо. Благодарит, так сказать. Читая Дерека Принса, я обратил внимание на то, на что раньше не обращал внимания, а именно, что Иисус благодарил как бы наперед. Поблагодарил, и совершил действие или чудо. Вот посмотрите:

  • Иисус велел людям рассесться на траве, взял пять хлебов и две рыбы и, подняв глаза к небесам, произнес молитву благодарения, разломил и дал хлеб ученикам, а ученики — народу. (Мф. 14:19) В РБО – опять вольный перевод. В оригинале “ευλόγησεν” – благословил, а не поблагодарил.
  • 26 Когда они ели, Иисус, взяв хлеб и произнеся над ним молитву благодарения, разломил и дал Своим ученикам, сказав: «Возьмите, ешьте, это Мое тело». 27 Взяв чашу и произнеся молитву благодарения, Он подал им ее, сказав: 28 «Пейте все из нее, это Моя кровь, кровь Нового Договора, которая проливается за стольких людей ради прощения грехов. (Мф. 26:26-28) В РБО – еще одна вольность перевода. В оригинале “ευλογήσας” – благословивший, а не поблагодаривший.
  • 30 Сидя вместе с ними за столом, Он, взяв хлеб, произнес молитву благодарения и, разломив его, подал им. 31 И глаза у них открылись — они узнали Его. Но Он стал невидим для них. (Лк. 24:30-31) В РБО – опять вольный перевод. В оригинале “ευλόγησεν” – благословил, а благодарил.
  • 41 Камень убрали. Иисус поднял ввысь глаза и сказал: «Отец, благодарю Тебя, что Ты Меня услышал. 42 Я знал: Ты слышишь Меня всегда, но Я сказал так для народа, что стоит здесь. Пусть поверят, что Я послан Тобою!» 43 И, сказав это, воскликнул громким голосом: «Лазарь, выходи!» (Ин. 11:41-43)

Если отбросить вольности перевода Кузнецовой, то везде Христос произносил молитву благословения Бога (не еды), а не благодарения. Благодарил за слышание ради народа только при воскрешении Лазаря. Иначе бы получалось, что мы сначала должны поблагодарить, а потом получить просимое. Правда, что-то не то?

А благодарил ли Иисус?

Я задал вопрос о форме благодарения Иисуса в двух еврейских группах на ФБ. В группе «Ученики Йешуа» я получил развернутый ответ от члена группы Aivars Justovics, который  прислал мне такую выдержку из Еврейского Нового Завета в переводе Давида Стерна на цитату «подняв глаза к небесам, произнес молитву благословения».

Взглянув на небо… В шести местах отмечено, что Йешуа молился с открытыми глазами (здесь; Mк. 6:41, 7:34; Лук. 9:16; Ин. 11:41, 17:1). Сегодня все евреи, в целом, поступают также, христиане же молятся с закрытыми глазами. В Библии на этот счёт нет никакой заповеди. В эпоху, когда люди легко отвлекаются, сконцентрироваться на Боге можно, закрыв глаза. С другой стороны, те, кто предпочитает молиться с открытыми глазами, берут пример с Мессии. Словосочетание “на небо” может иметь и второе значение “на Бога”.

(Тут все ясно. Сменилась парадигма с Бога на небе до Бога в сердце, потому на «внутренней клети» проще сконцентрироваться с закрытыми глазами – прим.моё.)

Он произнёс б’раху. Это русско-еврейское словосочетание означает “произнёс благословение”. Греческое слово здесь евлогео, “благословлять, хорошо отзываться“; в других местах чаще используется слово евхаристо, “благодарить”. И хотя текст не говорит об этом конкретно, разумно предположить, что он произнёс традиционную браху (“благословение”, которую евреи говорят перед приёмом пищи, включающей в себя хлеб, вот уже более двух тысяч лет: Барух эта, Адонай ЭлоГейну, Мелех-га’олам, гаМоци лехем мин га’арец (“Благословен ты, Адонай, Бог наш, Владыка вселенной, взрастивший хлеб из земли”).

Эта формула в более развернутом варианте присутствует в Дидахе тоже на освящение вина и хлеба. Формулу привел тоже участник Учеников Йешуа Александр Виноградов. Я её тоже использовал в том чине Литургии, которую писал сам.

О хлебе.

Благословен Ты, Господи, Боже вселенной, по щедрости Твоей Ты дал мне хлеб, — плод земли и трудов человеческих, — и я приношу его Тебе, чтобы он стал для меня Хлебом жизни.

Как этот преломляемый хлеб был рассеян по холмам и собранный вместе стал единым, так и Церковь Твоя от концов земли да соберется в царствие Твое, ибо Твоя есть слава и сила через Иисуса Христа во веки.

Благодарю Тебя, Отец мой небесный, за жизнь и ведение, которые Ты открыл мне чрез Иисуса, Сына Твоего. Тебе слава во веки.

О вине.

Благословен Ты, Господи, Боже вселенной, по щедрости Твоей Ты дал мне вино, — плод лозы и трудов человеческих,и я приношу его Тебе, чтобы оно стало для меня напитком спасения.

Благодарю Тебя, наш Отец, за святую лозу Давида, Твоего слуги, Которую Ты нам явил через Твоего Сына Иисуса; Слава Тебе во веки.

Обратите внимание. Выделенные полужирным фразы, это корень еврейского благословения. Остальное – творчество первых христиан. «Благодарение» оказалось нужным из-за попытки позаимствовать образ жертвоприношения. Для этого вклинились фразы о принесении даров, которые, скорее всего, содержались в молитвах ветхозаветных священников в процессе жертвоприношений (подчеркнутые слова). Не смог ум обновиться полностью, и ухватился за ветхое. За желание приносить дары и жертвы. Хотя в оригинале всех приведенных моментов, кроме воскрешения Лазаря, говорится о благословении. Видимо, даже переводчики в рамках РБО оказались излишне очарованы благодарением.

И картинка сложилась, когда сопоставил свое и подсказанное. Это то, что я интуитивно написал выше, не зная ответов тех, кто в традиции. Благословлять, хорошо отзываться – вот что должна сделать признательная Богу тварь за его благие и чудесные дары нам (благо-дарность). И Христос именно благословлял, а не благодарил Отца. И это естественно. Если я хочу, чтобы Бог произвёл нечто, для меня невозможное по моей вере, я должен признать Его могущество и превосходство, а также этим высказать свою верность и смирение. И именно благословение (добрые слова) есть формат демонстрации своей любви и верности в приведенной выше классической б’раху.

Вслух же сказанное благословение больше нужно для окружающих. Бог и так смотрит на сердце, видя там то, что при желании можно скрыть от окружающих за словами. Благоговение перед Богом, любовь к Нему, воздание хвалы и восхищения, признательность могут быть и безмолвными. Но в евангельских примерах Христос много делал для обучения, что чётко проявилось в сказанном Им перед воскрешением Лазаря: Я знал: Ты слышишь Меня всегда, но Я сказал так для народа, что стоит здесь. Если бы вокруг никого не было и чудо было нужно лично Иисусу, оно произошло просто потому, что любовь и смирение у Иисуса были в сердце. И облекать их в слова для Бога нет никакого смысла. Думаю, пошёл по воде он просто так.

Благословение – очень комплексное понятие, применяемое в отношении Бога. В отношении человека оно сходно с семантикой слов «комплимент», «похвала», «признание достоинства». Если мы говорим благое слово Богу, да еще и публично (непублично для Бога достаточно молчаливого благоговения твари перед Творцом), значит, мы воздаём Ему славу, признаем Его объектом нашего поклонения (исповедуем веру), подтверждаем, минимум, верность, а то и любовь к Нему. За такое смирение до получения просимого, мы получаем желаемое, и высказываем признательность за это. И признательность тоже может быть выражена возданием славы, а не словом «благодарю», когда мы не можем дать Богу никакого блага.

Прикладной аспект

Я собственно зацепился за раскрываемый сегодня предмет, чтобы для себя понять, что должно быть в моём импровизированном благословении, когда я соберусь сотворить в воспоминание Жертвы. И я уже понял, что слова благодарю, там может и не быть. Хотя Бог, естественно, понимает, что за этим словом скрывается семантическая признательность, а слово используется в этом смысле в рамках традиции его использования.

О евхаристических дарах, как дарах, я немного говорил выше. Кроме тавтологии, это попытка подложить наши благие дары (благодарность) под Жертву Христову. Не мы приносим дары, сами себе, кстати (ох уж эта неубиваемая тяга тащить жертву к жертвеннику), а Бог пытается нам подарить Себя. Ибо давать благие дары и быть благо-дарным – это свойство Бога. Мы просто готовим носители для Хлебопреломления, не являющиеся жертвой, а Бог дает по вере соединение с Собой. Т.е., это его Дар нам, а не наши дары – Ему, а потом от Него – нам, как в жертвенной формуле того же православия. И все эти выкрутасы и ритуальная эквилибристика, чтобы и мы могли благо-дарить.

Но нам не нужно для себя выдумывать невыполнимое, и даже бессмысленное. Мы должны понять, что может присутствовать в нашем превентивном благословении на собрании или «в домах», когда перед нами хлеб и вино:

Там может быть:

  • Воздание славы и признание Его Богом, с подчеркиванием Его Верховности
  • Смирение твари перед Творцом в нищете духа
  • Признательность за прошлые благие деяния и саму веру, как возможность к Нему обратиться
  • Признательность за жертву любви, принесенную Сыном.

Это не значит, что мы должны все это аккуратно впихнуть в одну молитву, написать её, и молиться по ней. Нет, это будет очередное оформление и шаг назад. Перечисленные проявления должны родиться в нас естественно, в процессе молитвенного опыта нашего духа. Они могут оказаться объединены в сердечном благоговении перед Творцом, если мы дорастём до этого. Кстати, если мы обращаемся к Богу в одиночном предстоянии, то все выше перечисленное может быть проявлено в умно-сердечном безмолвном благоговении. Если это проявится в человеке, то слова уже не нужны. Но без действия Духа в нас, это может быть только умным благоговением. И даже его нужно нащупывать опытом, ибо легко принять простое признание Творца за комплексное благоговение. Потому, незапачканное человеческим мудрованием благоговение, должно быть от Духа. В остальных случая слово для выражения умного благословения, таки, нужно. А ненужность словесной формы станет понятна из научения Духом, на определенном этапе духовного развития и проявленном богообщении. Когда мы в состоянии будем проявить любовь и верность Богу движением сердца.

Обсуждение

  1. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    19:45 31.08.2015 / Мнений — 1122 / Статей — 363 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Вынужденное уточнение к этой статье

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


8 × = тридцать два