Православие и проблема непогрешимости

05.03.2018 / / Мнений — 1122 / Статей — 362 / Дата регистрации — 23.09.2013

papa

Непогрешимость, как сущность, православные вспоминают тогда, когда зудит в руку кинуть камень в католичество. Там, конечно есть за что зацепиться.))) Но в православии есть практически то же самое, и даже в более тотальном ключе, просто об этом никто открыто не говорит и не догматизирует. Но то, что любые решения Вселенских соборов непогрешимы – согласны все православные. И особенно те, кто не ведает, что многие из тех постановлений вполне успешно и давно нарушаются.

Уже не первый человек в общении со мной говорит о сложности реформирования Православия, точнее, о невозможности этого. Я сам об этом писал три года назад. Но сейчас я подумал о людях, которые читают мою ленту, где я критикую Православие и открыто признаю себя неправославным, хотя 18 лет считался таковым. Я помню, какие ломки были с обрывом этой «пуповины». И есть подозрение, что некоторые из близких людей удалились из френдов на фейсбуке, поскольку я “предал православие” (опасаясь задать самому себе вопрос – а предал ли он Христа?). Просто потому, что у этих бывших френдов есть уверенность в том, что они адепты самого истинного, самого правильного христианства, которое непогрешимо в своей сути, в учении и культе.

И “непогрешимость” тут опорное слово в этом понимании. Тогда возникает вопрос, а за что возводится критика на католиков, говорящих о непогрешимости Церкви и Папы, говорящего с кафедры. Ведь все, что написал Вася Пупкин в учебнике по православному догматическому богословию оказывается тоже непогрешимым по сути, хотя и без грифа непогрешимости. И Вася Пупкин, может быть, как более грешным, так и менее грешным, чем Папа. Так почему Васе можно, а Папе – нельзя?

Непогрешимое бессмысленно реформировать, потому все деноминации и конфессии в большей или меньшей степени претендуют на непогрешимость, что является щитом от изменений. И не только для системы, но и для многих адептов. Непогрешимость отбивает охоту развиваться интенсивно, хотя экстенсивное «изучение писания» или «походы на службу» могут иметь место.

облачения АлфеевБессмысленность реформ православия подтверждает отсутствие реформаторских сайтов. Реформаторским изначально первые полтора года существования был сайт “Экс-фарисей”. Но когда стало понятно, что реанимировать мёртвое нет смысла, сайт вышел из зоны православия. Остались только статьи и блог-посты этого периода, которые свидетельствуют о попытках поучаствовать в реформации не разобравшись толком, что проще уйти, чем изменить.

Элементы с идеями реформаторского содержания иногда встречаются на сайте “Ахилла”. Но проблема (естественно, с моей точки зрения) у этого сайта, что он и не планировал реформации и не допускает развития за пределы православия. В программных текстах и словах Алексея Плужникова не было реформаторского мэйнстрима, и даже контекста. Усилия сайта «Ахилла» направлены на баги системы православия, но они практически не касаются исповедания и устоев системы.

“Ахилла” – это площадка дающая слово тем, кого больше никуда не пускают щупальца Системы. Это место обсуждений и обмена мнениями православных верующих и, иногда, ушедших из православия. Это область православия, в которой допускается критика проявлений Системы в конкретных непотребствах, и редко критикуется фундамент системы. Хотя любому понятно, что баги, которых чудовищно много, порождены свойствами системы. “Ахилла” – это место, где можно “выпустить пар” и… жить дальше в тех же условиях, не желая ничего менять. Как сказала френдесса из группы “Назад, к Евангелию”, – “Ахилла” – это “большая курилка”, где можно обо всем, но культурно и без оскорблений инакомыслящих.

Несомненно, непотребства, которые раскрылись на сайте имеют воспитательную функцию. Они показывают “Как не надо”. Но, даже в том, как учит система “Как надо”, на самом деле уже содержится брак. Например, когда православные люди сами “спасаются”.

Любая бабушка в православии – “спасается”, как она думает, но не имеет понятия спасена или нет, ибо спасается сама, без Спасителя – «спасительными» таинствами и обрядами, «спасительным» послушанием церкви. Короче, она сама себя «спасает» своими усилиями, не давая Спасителю себя спасти. Потому и не знает результата и надеется заранее на милость на Суде по своим делам, программируя себя мимо реального спасения.

По делам – ключевая сущность. По делам? Значит, на Суд. А на кой тогда Спаситель приходил?! На Суд предназначались и до его прихода, по «рукописаниям» с дьяволом, которые разодрал и упразднил Иисус Христос, спустившись в ад, который над ним не имел силы. Получается, для тех, кто не родился свыше, и надеется на оправдание, в приходе Спасителя не было нужды. Спасён тот, кто неподсуден, родившийся свыше, кто ветвь Лозы.

Православные только говорят о Спасителе, но спасаются сами, потому контекст у подавляющего большинства адептов состоит в надежде на оправдание, а не спасение. А это принципиально разные вещи.

К святости призван каждый верный. И не к высотам богословия и схоластики, которым грош-цена. И не к культовому обрядоверию – которое можно почитать мусором, ссылаясь на апостола Павла. Недавно умер мой кум, который незадолго перед смертью мне сказал: «Я максималист в духе. Или такая любовь, как её описал Павел, или ты просто не Христов.» Много ли «павловой любви» обнаруживается в православии? Много ли святых?

Каждому (каждому!!!) надлежит родиться свыше, чтобы перейти от смерти к жизни и войти в единение с Господом. Потому меня и жёстко напрягает, что я не родился до сих пор. Ибо спасение – в этом. А если я не пойму что спасён при жизни, то и Христос для меня даром приходил, ибо пойду на Суд, под “рукописание”. И Православие не ведёт к рождению свыше. Если кто и рождается, то не благодаря, а вопреки системе.

Православие напоминает больше «группу здоровье», чем реальных состязующихся, желающих в Царство Небесное. Однако, все должны бежать не ради фитнеса, а ради победы. Вспомните соответствующие слова Павла о бегунах, которые бегут ради награды. Они очень стыкуются с тем, что говорил и мой ныне покойный кум о необходимости любви. А православие даже не нацеливает на это. Терпите, смиряйтесь воле батюшек, ходите на службы (правда в ногах), оплачивайте требы (оплачивайте царство), доверяйте церкви и не пытайтесь подозревать её в неправильности учения. О любви тоже говорится, но инструментов для этого не даётся. Уродливей система была только у католиков до реформ. Сейчас католичество выглядит привлекательнее православия на уровне просвещенных верующих. На низовом уровне тоже тоскливо.

Так вот, и об обязательности рождения свыше, и об обожении, и об усыновлении Отцу, и о реальности безгрешной жизни во Христе православие не учит. А если и приводит примеры, то – единичные, считая это возможностью для единичных монахов особо святой жизни. Хотя к этому призваны все верные, если доверяют Христу, а не православной системе. И кривое понимание спасения лежит в самом фундаменте православия. Его нужно подвергать критике, чтобы развернуть людей к Царству и спасению, от Суда и оправдания. Но такое встретить на православном или околоправославном ресурсе практически невозможно.

По результатам публикаций на “Ахилле” можно приструнить или отправить на исправление зарвавшуюся игуменью, после того, как всплыли на поверхность её уродливые делишки. Можно критиковать сколько душе угодно сребролюбие, голубизну, фарисейство горе-пастырей разного уровня. В результате система, если критик – не клирик, то обвинит в гордыньке и критиканстве Матери-Церкви, ни много, ни мало. А если клирик, то руками реакционного епископата (которого большинство) может отправить за штат или в запрет (если не шифровался под псевдонимом), но не в отлучение. В отлучение можно попасть за сомнения в верности пунктам катехизиса Филарета Дроздова, или отрицание отдельных его положений. Или даже если не так его понимаешь, как мы. Профессора А.И.Осипова не раз и не два уже записывали в еретики и шельмовали.

Да, все нюансы, неприглядные даже с позиций самой системы, можно осторожно критиковать. Но то, что заденет фундамент, трогать нельзя. Граф Толстой ощутил на себе все прелести фидбэка системы на критику фундамента православия.

Почему правильность исповедания так важна для системопоклонников?

Потому что сомнения в правильности исповедания подрывают доверие к системе как таковой, делая бывшего адепта свободным от обязательств перед ней и снижают её доходы. И за это наказание самое серьёзное, чтобы другим было неповадно. Ведь если допустить конфессиональные баги, то в результате, можно подвергнуть сомнению всё что угодно: катехизис, догматику, обряды и таинства. Не останется ничего «святого», кроме Бога. А со связью с Последним в православии огромная бездонная проблема. Потому нужны «святыньки» разного уровня, от «землицы» и «маслица», до мощей, чудотворных икон и таинств. И если допустить, что есть ошибки и заблуждения исповедания в фундаменте, в догматике и катехизисе, то все эти надстройки предания посыпятся как карточный домик.

Сайт типа «Ахиллы» – нужный и полезный сайт для… рихтовки полумёртвого православия. Эдакий аппарат искусственного вентилирования в системе. К этому сайту тянется всё живое, что осталось живого в православии, ибо тут подают кислород. Но толку с этого православия, которое блудит с царями земными, если пациент скорее мёртв, чем жив. Мёртвому нужно дать возможность умереть. «Зерно не прорастёт, пока не умрет». Новое не родится, пока не умрёт ветхое. Не родится Христос в сердце, если его место занимает непогрешимый эгрегор православия.

Кстати, такое мнение о сайте «Ахилла» не только моё. Я решил вплести в этот материал пару слов об «Ахилле» после того, как моя коллекция подобных мнений перевалила за критическую массу. Люди, которые с энтузиазмом начали читать критику, думали, что сайт естественным образом в процессе развития станет форпостом доброкачественных инициатив по реформированию православия. Но сайт остаётся глубоко конфессиональным, пытающимся улучшить то, что есть, и ответить на актуальные интересы адептов православия. Не более.

А человеков нужно вести ко Христу, вырывая из цепких лап покорности разным человеческим квазицерковным системам, включая православие. Критики же багов системы (реальные писатели сайта с конкретными критическими материалами) просто надеются отремонтировать постепенно убитое Жигули путём ковыряния отверткой в двигателе. Впрочем. если доковыряют до того, что двигатель перестанет работать, тоже будет польза.

Мнение уверенно и окончательно ушедших их конфессий христиан где-то такое. Нужно дать умереть в себе правильности и непогрешимости православия (или духа православия, как говорят очень многие адепты) и дать родиться в себе непогрешимости Христа в Святом Духе.

В этом видится смысл перерождения в просто христианина из конфессионала, к которому может привести информационный ресурс. Чтобы человек, вырвавшись из опоры на систему, не искал иных опор, кроме Бога. Чтобы он допустил мысль, что нужна не косметика улучшения, а необходима смерть ветхого и выход всего живого, чтобы не участвовать в ветхих делах.

Исправлять можно было бы то, что готово признать свои ошибки. Православное исповедание считается всеми адептами безошибочным и непогрешимым априори. В этом аспекте сходство со Свидетелями Иеговы потрясающее.

Потому, стоит работать над тем, чтобы вывести человека из морока некритичности в область здравого смысла. Для этого надо демонстрировать чистоту учения Христа и критические ошибки предания церковного (а не просто мракобесие религиозного системопоклонничества).

Православие подпирает себя собственной непогрешимостью, не видя, что поступает так же, как и те, кого критикует. И эту непогрешимость нужно просто отобрать, показав, что вся масса предания не соответствует ни духу, ни даже букве Евангелия и всего Нового Завета.

Без этого, ветхий ум всегда будет «улучшать» ветхое (ибо оно непогрешимое конфессионально). А религиозный ригоризм даже будет критиковать уходящих из мёртвого как предателей и отступников.

Хотя к ушедшим просто пришло понимание, что непогрешимости никогда не было и не могло быть. Они умерли для частной праведности ради единства во Христе. И мне кажется, что эта задача по силам людям в информационном поле Сети. Когда человеку покажут незамутнённую церковным мороком цель – Христа, дальше всё будет делом самого человека и Бога.

Потому перестали ходить мои знакомые на “Ахиллу” и читать его материалы, ибо не увидели шага вперед, а только попытки не дать мёртвому умереть, производя «иглоукалывание». Я и сам быстро устал от тех материалов, поскольку нарастает вал понимания огромной пропасти между учением Христа и учением православия. А об этом никто не пишет (если я не пропустил).

великий входТема корневой и существенной ошибочности ортодоксии и ортопраксии практически не затрагивается. Православная догматика – незыблема. Культ и институт жреческого ветхого священства, которое не предусматривается даже самыми сомнительными книгами Канона, не критикуется. Фарисейская природа «заповедей человеческих» проросла во всей культовой религиозной практике, назвав недуховное духовным, а мёртвое – живым. Критикуются только мёртвые проявления, без критики мертвечины как таковой. Т.е., конфессиональная непогрешимость пока рулит и на “Ахилле”. Де факто.

Пока нужны священники, храмы и бескровные жертвы, вместе с обязательным исповеданием по-православному, шага вперёд не будет. Ветхое может порождать только ветхое. Живое рождает только Дух, путь к которому давно утрачен в православии.

И пока у конфессиональности не будет отобран «руль», поворот на Путь с большой буквы не произойдёт в любых попытках оживления, хоть в рамках реформаторских настроений живого сегмента православия в целом, хоть в рамках передовых православных ресурсов. Пока все они не смогут совершенно спокойно отказаться от приставки «православный» (и всего, что она предполагает) в словосочетании «православный христианин».

имХо.

Обсуждение


  1. Предупреждений - 0
    XYZ
    Гость
    03:05 07.04.2018

    Проблема, как мне кажется, не только в определении “православный”, но и в существительном “христианин”.
    The problem with “organized religion” is not that it is “organized”, but in that it is a “religion”.
    Как только приходит понимание того, что Господь Иисус Христос отменил религию как таковую, так сразу и отпадает 99 процентов тех вопросов, которые возникают в тех случаях, когда такого понимания нет.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


9 − семь =