Искренность

02.10.2015 / / Мнений — 1121 / Статей — 357 / Дата регистрации — 23.09.2013

 Бог смотрит на сердце человека

искренностьПочему в Писании есть такое утверждение? Почему Бог смотрит именно на сердце человека? Просто потому, что в сердце находится то, что отражает качество природы конкретного человека. Поясняя притчу своим ученикам, Иисус объяснил им, что те эмоции, что реализуются в злых делах и помыслах, исходят из сердца. У добрых людей из потребности сердца исходят добрые эмоции, подталкивающие к добрым делам и помыслам.

А что происходит, когда, например, человек, имея негативные эмоции в сердце, делает внешне добрые дела. Т.е., он умом понимает, что это правильно и так будет лучше, но это веление ума, а не порыв сердца. Мы можем ощущать (некоторые и очень остро) фальш и неискренность этого доброго дела, особенно, когда видим реальное исполнение дела и глаза исполнителя. Глаза это зеркало сердца, которые могут выдавать реальное отношение к делу или сказанному языком.

Мне было 17 лет, когда хоронили моего отца. Ещё тогда мне запала дежурная фраза, которую многие произносили: «Соболезную вашему горю». После того, бывая на других похоронах, я не говорил ничего подобного, а если говорил, то чувствовал, что в этой фразе неискренен. Я не жил с этим человеком, его утрата для меня вообще неощутима и забудется очень быстро (если быть честным самим перед собой). А нынешнее моё отношение к смерти, как к переходу, вообще ставит вопрос иначе: А чему тут соболезновать? Глядя на жизнь многих умерших, можно сказать – отмучился. За него только порадоваться можно, что он ушел от этих мучений старости и болезней с хлопотами и беспомощностью дряхлого тела. Потому, если бы я произносил подобные слова соболезнования, то был бы банальным лицемером.

Приведу другой пример из жизни. Есть знакомый человек, который является жертвой эко-пропаганды. Ест деревянными ложками и вилками, избегает использования бытовой химии и своим ригоризмом по этому поводу отравляет жизнь всей семье, ломая освежители воздуха в туалете и пряча средство для мытья посуды. Всем и вся говорит, что как хорошо жить в доме за городом, на природе, подальше от благ цивилизации. Но… Каждый раз, когда надо «ехать на природу», он как бы себя уговаривает, что это нужно сделать. Ведь в квартире все равно комфортнее, когда газ, вода и все блага под рукой. Когда до магазина с пивом три минуты, и до любого транспорта 10 минут. Т.е., видно невооруженным взглядом, что натасканный ум говорит о вреде и пользе, а сердце голосует за удобство и рациональность. В итоге, окружающие просто наблюдают разбалансировку ума и сердца, когда человек каждый раз откладывает поездку под разными предлогами, продолжая умом убеждать сердце в её нужности.

Но потому и смотрит Бог на сердце, что там находится то, что является нашим в самой сущности, обладающим свойством постоянности, а не наносным и изменчивым, как убеждения ума. Человек может понудить себя поступать наперекор сердцу, но характеристика качества нашей личности все равно будет производиться по сердцу. Ибо сегодня вы пошли наперекор, а завтра – по велению сердца. Пока не будет согласия между умом и сердцем человек неискренен. Это что-то типа лицемерия, но перед самим собой. А неискренность с другими людьми и есть лицемерие.

Искренность как соединение ума и сердца

Из апофатических примеров стало ясно, что искренность – это согласие ума и сердца. Искренним можно быть в любви и ненависти, в предпочтениях и поведении. В одной группе написали, что вежливость – продукт гордыни и высокомерия. Я же думаю, что если вежливость на сердце, то она выглядит естественно, и не пахнет деланной учтивостью, в которой действительно может жить гордыня. Если человек любит ближнего, то он будет стараться его ничем не задеть. Такая вежливость никогда не вызовет ощущения высокомерия.

Искренность ценна везде. Есть даже поговорка, что лучше заклятые враги, чем хитро*опые друзья. Искренность другого человека позволяет прогнозировать его действия, добавляя определённости в отношениях. А человек по своей природе всегда предпочитает определенность неопределённости.

О человеке, который часто поступает по велению своего сердца, говорят как о сердечном человеке, и большинство людей признаёт сердечность как позитивное качество. Сердечность в большей мере свойственна женскому полу, чем мужскому. Почему так устроил Бог, мне сложно сказать. Есть ещё одна закономерность: чем более интеллектуально развит человек, тем труднее ему быть искренним. Т.е., простота (не глупость) оказывается предпосылкой к искренности. Опять же, везде есть исключения. Я говорю о наблюдаемых закономерностях.

Ум часто выступает цензором сердца. В этом может заключаться процесс изменения себя. Если ум контролирует ситуацию постоянно, то он может добиваться качественных изменений в сердце. Этим путём идут многие. Христианские аскеты, буддисты, астрологи, индуисты и представители других религий. Даже атеисты, признавшие нравственность и высокую мораль своим идеалом. Изменения собственными усилиями происходят медленно, поскольку сердце – сущностной центр человека, в котором клубком свились качества, заложенные Богом, наследственность, воспитание, окружение, воздействия совести. Ум и совесть могут работать над изменениями, а иногда отступать. И тогда можно утратить практически все наработки. Об этом пишут все православные аскеты.

Но есть и другой путь. Дух меняет сердце по нашей просьбе мгновенно. Но только в том случае, если наше намерение начать новую жизнь Бог обнаружил не только в уме, но и в сердце. Т.е., человек искренне тянется к Богу и бежит от греха. И тогда происходят чудеса мгновенного расширения сердца, глубокое покаяние, и, действительно новая жизнь во Христе. Но очень многие молятся умом, не испытывая в самом сердце потребности в общении с Богом. Они могут прекрасно разбираться в предмете своей веры, регулярно молиться, не задействуя сердце. Вера в самом сердце, конечно может присутствовать, но она не стала своей, не растворилась в эмоциях, оставаясь зерном «у дороги», или поучив минимальный рост в «каменистой почве». Потому, если Бог не увидит веры в сердце, молитва будет бессильной.

Даже в такой молитве есть некоторая польза, ибо сердце все же способно меняться под воздействием ума, хоть и очень медленно. Жизни человеческой, как правило, не хватает, даже если человек проявил достаточно воли для изменений самого себя. Потому и констатировал Брянчанинов, что аскетический монашеский путь стал в его время недоступен. Думаю, это произошло в силу усиления ментальной составляющей в людях, утраты простоты и ослабления воспитательной работы познающего ума в отношении сердца.

Если человек понял проблематичность достижения Христа путем самовоспитания сердца, то он будет искренен в молитве о Духе. До него во всей красе дойдёт фраза Христа: Без Меня вы не можете ничего. До него дойдёт глубинный смысл спасения, что пока он не во Христе, а Христос не в нем, то не будет соединения сердца и ума в любви к Богу и ближнему. Мы можем без действия Духа в нас быть умом признательны Богу и терпимо относиться ко всем ближним. Но без любви в сердце, любовь одного ума – это суррогат плодов, а не плоды Духа. Это общечеловеческий пусть стремления к добру, исходя из заложенного в нас Богом. Но это не спасение через рождение от Духа, как бывало во времена великих пробуждений, типа этого.

Но Христос для чего-то приходил. Не просто принести жертву искупления. Он пришёл спасти всех, поверивших Ему. Он пришёл исправить нашу разбалансировку между умом, сердцем, волей и совестью, сделать нас искренними в любви. Исправить это сверхъестественным способом, через соединение с Собой и помазание Духом для новой жизни в Нём. Но не просто так, а по вере, которую он же всеял в человека, как Сеятель. Без этой помощи спастись невозможно, и впереди будет Суд. А если Он спасёт, то Суда для спасённых нет, а есть сразу переход от смерти к жизни.

В учениях основных христианских конфессий духовная практика оказывается заложницей надежды на собственные усилия при декларативной надежде на Бога. Мы в исповедях и контроле над собой пытаемся сами себя менять, слегка уповая на Бога. А искренняя надежда бывает тогда, когда приходит понимание, что майн кампф с собой – сизифов труд. Что нужно проявить искреннее желание получить спасение из рук Бога, а не упражняться в аскетике. Аскетика что и может, так это показать тщетность собственных усилий. В этом тоже что-то есть, но только для бракованных для христианства, таких как я, которых крестили в младенчестве. Те же, кто во взрослом возрасте восприняли крещение серьёзно, как водораздел между ветхой и новой жизнью, имеют мощный повод для проявления искренности. Когда за единый порыв ума и сердца к Богу, он благословляет дарами и помазаниями Духом. И тогда человек идёт прямой дорогой спасения, а не бредёт кружным путём, выбирая ориентиры «методом тыка».

Как же всё-таки много завязано на искренность, как единство намерений ума и сердца через волю при акцепте совести. Такое прекрасное состояние называется целомудрием, когда человек не разрывается между хотелками сердца и цензурой ума или осаживаниями от совести, а имеет цельную мудрость согласия двух ключевых источников для действий и помыслов. Когда сердце хочет того же, чего и ум. Потому, целомудрие, это цель, которая реализуется через искренность. Может быть, это даже синонимичные понятия.

Искренность – знак качества веры

Простая искренность встречается довольно часто. Особенно, во зле и грехе, когда ум не противится, а прилепляется греховным желаниям сердца, отключив совесть или игнорируя ее сигналы. Для верующего человека искренность важна в добре, праведности и любви. Это цель, а исходник – в искренности веры. Молитва одним умом – самого низкого качества. С этого все начинают в традиционных конфессиях, пытаясь соединить ум со словами чужих молитв по молитвослову. Это превращается из молитв в «вычитывание молитв». Чужие фразы и архаичные обороты, особенно на церковно-славянском языке, плохо соединяются с умами, мыслящими в духе своего времени. Если же слова молитвы даже на ум не ложатся, то сердце может быть вообще безучастно. Неужели кто-то думает, что Богу приятны такие лицемерные молитвы?

Чуть лучше, но тоже низкого качества молитва, хоть и своими словами, но по самопринуждению. Типа, раз утро или вечер, надо помолиться. Если собрался поесть, то надо благословить Бога. Ключевое в этой неверности слово «надо». При искренней вере молитва рождается сама, понуждать себя не нужно. А если мы молимся по принуждению, значит в сердце нет потребности в молитве, значит наша молитва бессильна, ибо искренность без участия сердца невозможна.

Умная молитва бывает качественной, если ум полностью соединяется со словами молитвы. Но и она не может быть названа искренней, если человек на молитве отвлекается на порывы сердца и даже помыслы самого молящегося ума! Такое бывает, если слова молитвы чужие, или произносятся другим человеком на свое усмотрение, а другие его слушают. Это может происходить даже во время чтения Иисусовой молитвы или молитвы «Отец наш небесный». Если человек молится сам и своими словами, подбирая обращение к Богу, Его славословие, просьбы и благодарности к Нему, то у него просто не будет возможности отвлечься, ибо он формирует свою речь к Богу. В этом состоянии он может уловить порыв сердца и выразить его словами ума.

Идеально, когда человек в состоянии опустить умное содержание молитвы в свое сердце и получить резонансный отклик. Это бывает, когда вера не только в уме, но и в сердце. И в сердце она не в виде зерна или росточка, а в виде колоса с плодом. Такую молитву слышит Бог, поскольку она не двоедушна, и человек получает просимое или даже желаемое, но не высказанное, ибо Бог наперед знает, что нам нужно. Это молитва высшей пробы, основанная на искренности веры. Такая искренняя вера, наверное, может и горы переставлять и приказывать им ввергаться в море. О такой цельной вере говорил Господь. Именно искренность желания просящего была условием исполнимости просимого, когда во время Христовой проповеди к нему обращались за исцелениями. По принципу «авось поможет» Господь не исцелял. А всегда спрашивал, веришь ли ты, что сие сотворю? И когда отец бесноватого мальчика-лунатика почувствовал, что его вера из области «авось», он взмолился о своём неверии. Кстати, в некоторых случаях Господь, видимо совершал при недостатке веры, раз иногда встречаются фразы «ради собравшегося народа». Т.е., искренность в вере – это редкость. Причины видятся в следующем.

Бывает, что человек поверил рационально, например аргументам об историчности Христа, о том, что у такой сложной Вселенной есть Творец, что, «что-то такое есть» или что «возвратившиеся после клинической смерти говорят…». Такая вера даже может понудить к молитве, по примеру адептов любой религии. Но пока Сеятель не посеет в сердце зерно веры, человек будет молиться умом, вероятность искренности стремится к нулю, если промыслительно не вмешается Дух. Такие молитвы, без задействования сердца, как правило, сходят на нет, поскольку отсутствует сердечный мотив. Сердце отличается существенным постоянством по сравнению с изменчивым умом.

Встречаются ситуации, когда вера есть в сердце, а ум отягощён сомнениями или внешними факторами (как у Петра, пошедшего по воде). Сомнения, это продукт недоверия ума интуиции или вере сердца. Это свойственно очень многим людям, особенно мужчинам. Чем выше интеллект, тем сложнее пробиться сквозь него сердцу. Это лучше, чем просто вера ума, поскольку её сложнее утратить, но для исполнимости молитв и общения с Богом она оказывается такой же бессильной, ибо нет искренности, согласованного порыва ума и сердца. Именно об этой, самой распространенной болезни неискренности в вере искаженной грехом человеческой природы писал апостол Иаков: 6 Но пусть просит с верой и без сомнений. Ведь тот, кто сомневается, подобен морской волне, которую ветер гонит и швыряет из стороны в сторону. 7–8 Пусть такой человек, двоедушный, нетвердый во всех своих поступках, не надеется что‑то получить от Господа. (Иак. 1:6-8)

Но не только ум может помешать искренности в вере и молитве. В природе человека есть ещё один центр под названием «совесть», дающий акцепты на поступки и помыслы, исходя из оценочных предощущений на предмет греховности или безгрешности. Это тот закон, встроенный Богом в природу человека, который позволит Богу судить абсолютно всех людей на планете по исполнению этого закона в делах и помыслах. Можно не знать Закона Моисея вообще, совесть научит тому же, но на фундаментальном уровне. Закон написан, чтобы у совести было письменное изложение и трактовка. О том, что ребёнок сделал шкоду, он знает еще до обучения и получения выговора. Кант на основе совести вывел доказательство существования Творца, ибо совесть в природе человека априори не может быть продуктом эволюции.

Так вот, сердце может подмять ум, уболтать его, типа, «ну один разочек», «ну никто не узнает», и ум скажет, «точно, всё будет шито крыто». А совесть говорит: «Но это все равно зло, и ты сам знаешь, а если веришь в Бога, то знаешь, что и Бог это будет знать». Так происходит в сомнительных делах. То же может произойти и в молитве, когда совесть нам говорит, что при исполнении этой просьбы, ты получишь новые соблазны ко греху, или этим ущемишь другого человека. И в таких случаях, не смотря на согласование ума и сердца, совесть заблокирует реализацию искренности.

Встречается и совсем уникальная молитва, которая стоит особняком даже от искренней молитвы. Молитва одного сердца. Это когда знаешь, что Бог с тобой, и вера уже не нужна. Нужна просто любовь. Мы знаем, что чувства можно выразить молча, взглядом, действием, короче, без слов и задействования ума. На этом же построена и молитва совершенных. Они уже любят Бога и весь мир, но ещё в теле. И они молятся молча, без слов, одним сердцем, соединяясь с Богом, принимая Его в сердце. Это высшая стадия духовного развития. Тогда уже не нужны слова и искренность наших просьб. Есть только любовь и неземная радость от этой любви. Что-то подобное происходит у исихастов.

Отключают ум ради освобождения сердца и в рамках восточных духовных практик медитации. Во время медитации через повторение одной и той же мантры вырубается ум для соединения сердца с Богом или духами. Сам путь можно назвать ущербным, ибо человек пытается войти в состояние без уподобления Богу-любви. И кто займёт место в сердце, не понятно. Скорее всего, не Бог. ИМХО, должна сначала проявиться гармонизация ума и сердца в искренности, а потом только, в процессе жизни в Свете, молчаливая молитва любви сердца. И совсем не техническое отключение ума для включения сердца в любом состоянии духовного несовершенства и ошибочных ожиданий. Ум, хоть и создает проблемы двоедушия, но и оказывается заслоном для духов, которые в момент отключения ума видят ничейную квартирку, в которую влазят без разрешения, хотя при активном уме обязаны спрашивать разрешения. Я писал уже об этом.

Вынужденная искренность

Как преодолевается двоедушие, о котором писал апостол Иаков? Я уже вспоминал об этой проблеме в статье «Вера и чудо», потому возьму оттуда небольшой отрывок ради примеров.

Ключевым фактором для рождения сомнений является не само чудо исполнения молитвы, а возможность альтернативы земного происхождения. Кроме того, если просимое у Бога не является жизненно необходимым для человека, то его желание является не особо важной потребностью, а прихотью, ну или потребностью, без которой человек может обойтись. Потому, приступая к молитве, человек уже заранее смиряется с тем, что неисполнение просимого его сильно не огорчит. В крайнем случае, он исполнение заменит земным суррогатом. Т.е., искренность веры на нуле. Результат всем заранее понятен – тоже нулевой. У Бога (если человек бы мог услышать), могла быть встречная просьба: Зачем ты просишь того, в чем нет необходимости? Даже Сын Божий отказался по предложению Сатаны броситься с рога Храма вниз, парировав «Не искушай Господа Бога своего даром». И когда мы просим Бога на авось, мне кажется, это из той же области пустых просьб (без необходимости) к Богу.

Если искренность в молитве проявляется в просьбе к Богу, то она является критерием истинности желания и безальтернативности его исполнения только Богом. Если я могу сбить температуру аспирином, то вряд-ли я буду с верой молиться о снятии жара в болезни, особенно, если аспирин под рукой. А вот если аспирин недоступен, а температура ползет в район 40, и скоро может начать сворачиваться белок в крови, то повод проявить силу веры без сомнений возникнет обязательно. Если я могу вплавь или на лодке преодолеть водное препятствие, то вряд ли стану просить с верой пройти по воде, как по сухому.

Был случай, описанный милиционером (который благодаря этому случаю стал верующим), как в советское время его с командой других ментов отправили на Кавказ отлавливать и сдавать в психушку верующих, прятавшихся в горах от атеистического режима. Группа милиционеров с проводником преследовала отшельника, и загнала его на край пропасти. И здесь проявилась чистая безальтернативность. И отшельник, перекрестив пропасть, пошел по воздуху. Чистейший случай вынужденной искренности. Милиция опешила, но потом открыла огонь из пистолетов, хотя пули его не брали. В результате, отшельник остался на свободе, а два явных чуда выдернули одного из милиционеров из атеизма.

Думаю, много раковых больных молятся об исцелении, но получают его единицы. Просто остальные надеются на операцию, «химию» и врачей больше, чем на помощь Господа (хотя вслух могут утверждать обратное, и даже думать подобным образом). Но если вера двойственна, шатка и с сомнением, то желание оказывается альтернативным. И, часто, цель сделать операцию нависает над целью получить чудесное исцеление. Потому последнее не дается человеку «двоедушному».

И ведь, что самое важное, из всех известных науке чудесных исцелений раковых больных, исцелялись те, на которых врачи махнули рукой, определив им время, когда умереть. Потому именно безальтернативность помощи от Бога, обеспечивали такую искренность в вере, что результаты выдергивают из атеизма даже самых циничных врачей.

Просто на последней стадии, ум понимает (если человека не обманывают врачи и родственники), что помощь может быть только в чуде с позиций физики и традиционной медицины. Тогда шаткий ум становится прямым (либо полностью отдаёт инициативу в руки сердца, не препятствуя его главенству), и может соединиться в порыве искренности со страдающим сердцем. В результате человек получает чудо исцеления.

Я на себе испытал не единожды силу молитвы в состоянии вынужденной искренности, получая просимое, а иногда даже лучше, чем ожидал. Иногда даже Господь так решал мою надуманную проблему, в которой я был глубоко искренен, что мне становилось стыдно. Это когда понимаешь, что мозг пошел на поводу у ошибки сердца.

Спровоцированная искренность

Все, наверное, замечали, что когда люди чему-то радуются искренне и сильно, или, наоборот, о чем-то сильно скорбят, нередко употребляют алкоголь. При этом есть поговорка, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Позволю себе поправить народную мудрость. Что у трезвого на сердце, то у пьяного на языке. Особенно, это касается менее искренних мужчин, когда как раз ум оказывается блокировкой для постоянной искренности. А алкоголь отключает нейтрализует ум, делает его вялым и податливым.

У этого явления есть два следствия.

Первое. Святые считали хронический алкоголизм опасным для духовности человека, ибо блокировка ума от завладения нечистыми духами сердца может оказаться в неработоспособном состоянии. Хотя бесноватых алкоголиков я не встречал. Бесноватыми чаще становятся гордецы на духовной ниве. Аскеты также запрещали молиться в состоянии после принятия алкоголя, хотя запрета на это нигде в Писании нет, и известно из слов самого Христа, что он сам пил вино, и это не мешало ему быть в общении с Отцом.

Второе. По себе знаю, хотя я далёк от алкоголизма, что когда «примешь на грудь» не более «нормы», и есть повод для радости или для печали, то получаются такие искренние молитвы, которых в других состояниях не достигал. Когда ты буквально говоришь с Богом, и присутствует уверенность, что Он тебя слышит. Я делаю вывод из этого, что у такого книжника как я, ментальных наслоений три кузова и тележка, и они давят и сужают область действия сердца, а алкоголь иногда освобождает место для прорыва сердца в область сознания.

Я скажу сейчас крамольную мысль, за которую мне заплюют глаза православные на пару с адвентистами, но мне кажется, что первая и вторая чаша на тайной вечери, которую принимали все, включая Христа, никак не помешала последующим молитвам в Гефсиманском саду, а может даже помогла (не Христу, естественно). И именно вино стало носителем крови Христовой, поскольку помогает человеку проявить больше искренности, даже тогда, когда человеку она даётся с трудом. Если бы вино так было вредно для духовной жизни, и мешало молитве, Господь мог бы выбрать другое вещество для отождествления со Своей кровью. Потому для себя решил, что если сердце прорывается к молитве на какой-то праздник сквозь заслоны ума, то надо дать ему волю, не обращая внимания на аскетические заморочки в отношении алкоголя.

Понятное дело, когда вы излишне «приняли до застенчивости», и молитва может стать варняканьем, то такие «сопли» Богу не нужны, и нужно воздержаться от излияния чувств. Все же надо понимать дистанцию между тварью и Творцом, которая может неконтролируемо стереться в таком состоянии.

Экстраполируя размышления об алкоголе далее, я еще размышлял о состояниях большого горя, которое, преимущественно мужчины «заливают» алкоголем. Причем в дозах, превышающих обычную «норму». Думаю, это даёт возможность сердцу выплеснуть эмоции, которые обычно сдерживаются, не показывая их на людях и даже в одиночестве в связи со стереотипами чисто мужского поведения. Вино же позволяет снять предустановки и стереотипы, и человек получает реальное облегчение. Проверено на себе. И алкоголиком я не стал.

Конечно, выпить, или съесть грибов, чтобы помолиться, будет неправильно, поскольку это техническая провокация искренности. Но если это произошло непринуждённо, и сердце готово раскрыться, я бы не блокировал эти порывы. Пусть это спровоцированная искренность, но всё же искренность. И если её следствием оказалась тёплая молитва к Богу, а не устроенный скандал в семье с выяснением отношений, то что в этом плохого?

Эпилог

детская искренность

Все эти размышления меня привели к мысли, что в падшей природе человека ум оказывается ключевой помехой для проявления искренности, хоть в вере, хоть в любви. Ненавидим мы, как правило, искренне и мастерски.((( Чем умнее ум, сорри за тавтологию, тем больше проблем с искренностью. Чем больше простоты, тем проще рождается искренность. Будьте, как дети. Это прямейшее указание на искренность, ибо дети, особенно в малом возрасте не отягощены стереотипами и предписаниями ума, и что у них на сердце, то и на языке и в действиях. И именно об этом сказал Господь. Если Его перефразировать немного, то получится: Если не будете искренними как дети, не войдёте в Царство Небес.

В психологии искренность определяется как чистота и полнота выражения чувств. Или, по-другому, из Википедии – отсутствие противоречий между реальными чувствами и намерениями в отношении другого человека (или группы людей) и тем, как эти чувства и намерения преподносятся ему на словах. В русском слове «искренность» есть корень «искр». Искра возникает тогда, когда есть взаимодействие в согласованности. Таким должно быть и действие ума и сердца в человеке. И тогда молитва в таком взаимодействии будет всегда действенна. Поскольку в ней не будет двоедушия и сомнений, порицаемых апостолом Иаковом. Главное, чтобы в просьбе был вектор добра и любви, иначе искренность не приведет к исполнению молитвы. Просто потому, что не будет акцепта совести. Потому и воля в молитве окажется вялой и раздвоённой.

Таким образом, «вера, которая может и горы передвигать» должна быть реализована через порыв верующего сердца в соединении с умом (с искрой), при акцепте совести, в волевом акте молитвы к Богу. Именно так реализуется искренность верующего человека.

Обсуждение


  1. Предупреждений - 0
    Леонид
    Гость
    17:05 04.10.2015

    Текст замечательный. Спасибо Вячеслав.
    Хотелось бы только заметить, что как бы ни был добр, воспитан и сознателен человек – в его уме всегда остётся лазейка для проникновения, пусть мелкого, но, тем не менее, лукавого врага.
    Только лишь полное и необратимое вселение Духа Свята в состоянии неразрывно соединить ум и сердце в человеке в единый и неделимый орган, способный производить подлинную искренность.

  2. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    19:52 04.10.2015 / Мнений — 1121 / Статей — 357 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Полностью согласен. Об этом же написал в обсуждении этого эссе на форуме исихастов.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


× 1 = девять