Фундаментализм: исходники и производные

11.06.2016 / / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

Возникло сразу несколько побудительных мотивов написать эссе на данную тему:

  • Нужно продолжить анти-фундаменталистский дискурс, начатый мною в работах «Это сладкое слово – гарантия», а также «Зависимость «в духе – в форме»».
  • Я решил вступить в общину, где присутствуют классические протестантские формы фундаментализма, хотя и в умеренной интенсивности.
  • Тема фундаментализма была серьёзно затронута на последнем ежемесячном общении в общине Церкви Христовой на Гостомельской.
  • Эта же тема всплыла и получила обсуждение с продолжением в группе на Фейсбуке «Назад, к Евангелию», и как бы получила боковое предметное развитие в выставленной работе Алеся Дубровского ««Правильность» или мудрость?»

Пришло время разобраться с сущностью явления глубже, чем на уровне смены парадигм в протестантском богословии. Ведь склонность к фундаментализму, как и склонность к фарисейству, есть укоренённые свойства несовершенства, в противовес тварного, но обоженного  совершенства, к которому нас зовёт Бог в «усыновлении».

Зрим в корень

В самом слове фундаментализм есть явное указание на сущность явления, которое оно характеризует – фундаментальность. Фундаментальность, по-нашему, – это основательность, то, что имеет твёрдую основу. Интуитивно, свойствами фундамента или основания являются:

  • Определённость
  • Формальность
  • Рациональность
  • Познаваемость
  • Абсолютная авторитетность
  • Незыблемость
  • Объективность
  • Правильность
  • Контролируемость

Возможно, некоторые свойства отчасти дублируют друг друга, но сейчас не это главное.

Основание, которое обладает перечисленными свойствами, оказывается желанным для любого человека, который на каком-то этапе осмысления бытия, увидел его хрупкость и несовершенство. Такое бывает, когда происходят скачки расширения сознания, под новое состояние которого сразу же хочется подвести фундамент, ибо без него новая «картинка» мира кажется сомнительной, порождающей неуверенность. Даже у величайших мыслителей-диалектиков, на определённом этапе развития возникает потребность в формировании фундамента (набора аксиом, постулатов, очевидностей, категориального аппарата) для построения на нём своей теории, которая для него и внешних наблюдателей будет основательной. Чем больше у теории очевидных и объективных факторов возникновения, тем она считается более обоснованной.

Понимая это, при формировании парадигмы, религиозной или общественной, люди пытаются максимально нарастить её основательность. В принципе, в этом стремлении нет ничего плохого, если привлекаемые «краеугольные камни» действительно являются таковыми. Таковы подходы фундаментальной науки. Проблемы начинаются тогда, когда некоторым факторам приписывают абсолютную авторитетность и незыблемость, вплоть до сакральности, тогда как это, или вообще не так, или эти свойства присутствуют в неполноте проявления. Делается не ради оправданной фундаментальности теории, а ради подтверждения именно своей правоты в полном смысле этого слова. Ради комфорта своего сознания, а в религии – ради формальных гарантий своего спасения. И это уже фундаментализм, который оказывается не научным подходом, а проблемой, ограничивающей развитие, как в науке, так и в религиозности людей.

_фарисейГде, в каком явлении мы наблюдаем больше всего усилий, направленных на нагромождение в фундамент факторов, доказывающих и наглядно подтверждающих правоту и праведность перед Богом? Естественно, в фарисействе. Демонстративная деятельность, направленная на видимое всем исполнение большого числа человеческих постановлений, которые, по словам Христа, были поставлены выше заповедей Бога в приоритете исполнения, и есть базовый фундаментализм фактически языческого миропонимания. Склонностью к фарисейству обладает подавляющее большинство верующих, которым льстит сознанию возможность представить Богу дискретные доказательства своей праведности. Ведь заповеди Бога не дискретны по природе, и должны выполняться всегда. О них можно сказать «исполняю», но не «выполнил».

Все же церковные учения, зараженные фарисейством, имеют множество человеческих заповедей, весьма детализированных, которые призваны доказать праведность исполнителя, уникальную, а то и абсолютную правильность учения, и спасительность его практики. И в этом, незаметно для глаза, происходит подмена спасителя, с Христа – на систему и её заповеди человеческие. Потому, фарисейство, и склонность к нему, можно назвать прафундаментализмом. Он был позаимствован из язычества, где достаточно намекнуть на чисто божественное происхождение, и один из факторов или функция человеческого и мистического, могли превратиться в фундаментальную Божественную константу. Так поступил и протестантизм с Писанием, приравняв богочеловеческий продукт, к чисто Божественному.

Sola Scriptura

open-bibleФундаментализм в христианстве стремится ввести в основание веры (!) как можно больше элементов, нередко, не могущих быть фундаментом априори. Ибо они имеют авторитетность человеческую, относительную, без сакральной составляющей (догматы, правила, постановления, уставы). Это делается ради того, чтобы зафиксировав нечто, иметь это основанием навсегда. Если человеческие наработки основать на абсолютном авторитете, то они позаимствуют эту авторитетность. Потому, простые жизнеописания и послания были превращены в канон, который стал, в общем-то, знанием, такой себе теорией христианства. На него стали наращивать дополнительные конструкции, которые должны были стать строениями, но были превращены в укрепление фундамента. Строения, после выявления несовершенства, можно разрушать и строить новые. Фундамент же разрушать нельзя, иначе всё завалится. Даже отказаться от эпохальных мелочей нельзя, поскольку их вмуровали в фундамент.

Канон должен был быть инструментом проповеди для веры, а стал основанием для догматизированного знания. И для этого он был наделён абсолютной авторитетностью. И не только у протестантов-фундаменталистов. Не смотря на признание богочеловеческой природы книг канона Нового Завета, в православной семинарии меня учили 100% авторитетности всех текстов. Протестантский фундаментализм пошёл дальше, отрицая всё, чему нельзя найти подтверждения в Писании. Потому протестантский фундаментализм можно назвать ограниченным и жёстким (только Писание), а православный – широким и эклектичным (Писание, «отцы», догматы, правила, уставы).

Абсурдность и глупость протестантского фундаментализма в крайних формах («Покажите, где об этом сказано в Писании») подтверждается таким примером. Нет в Писании ничего про айфоны. Нет ничего об их пользе или вреде. Не сказано ведь, «Если твой Айфон тебя соблазняет, брось и разбей его. Лучше тебе остаться без Айфона, чем с Айфоном… не попасть на Афон»))). Нет ничего про Фейсбук. Нет ничего про виртуал, и про массу других вещей и явлений. Новый Завет вообще является сборником писем и бытописаний, а не Нью-Торой, с предписаниями и запретами. Павел, местами, предупреждает, что здесь он говорит от себя, а не по вдохновению, как апостол. Видно как Павел меняет точку зрения на подобные явления вразумления христиан. Придумать этому оправдание можно. Но более оправдано было бы допустить, что Павел тоже развивался под наставничеством Духа, и менялся в осмыслении от послания к посланию. Он духовно рос, поскольку в нём зрели плоды Духа. Ибо он такой же человек, как и мы. И к нему тоже, в полной мере, относится притча о трёх мерах муки.

Никто не отрицает влияние Бога на писателей Библии, но это именно было вдохновение, а не надиктовка текста, когда рука апостолов была не более чем инструментом. Как Иисус имеет в себе человеческое и Божье, так Писание имеет в себе те же составляющие. Фундаментализм отрицает этот факт, и утверждает Божественное происхождение текста всего Писания, что автоматически наделяет каждое слово Писания абсолютной авторитетностью. Кстати, таким отношением, фундаменталисты сами себе копают яму. Ведь в Новом Завете, в синоптических Евангелиях, таки, есть расхождения в фактах. Но если текст весь от Духа, то такое немыслимо.

Познаваемость

Писание для фундаментализма – это основание, на котором можно построить что угодно, вплоть до абсолютной истинности православия по сравнению с остальными конфессиями и деноминациями. Что и было сделано через догматизацию и частную регламентацию, которую приравняли де факто к абсолютной авторитетности Писания в православной конфессии. В догматах расписали «структуру Бога» и Боговоплощения. Объяснили и расписали как точно известное то, что совершенно точно непознаваемо даже в жизни будущего века. Богословские продукты соборного разума церкви, принятые греческим демократическим механизмом утверждения (голосованием), получили статус «угодно Святому Духу и нам». Т.е., человеческое втащили и вмонтировали в фундамент.

Дальше – больше. Появляются правила и уставы, которые апеллируют к догматам и Писанию. А раз они опираются на соборные решения и абсолютные авторитеты, они также расширяют основание. И если в нормальном процессе познания под расширяющееся познание подводят фундамент, то в православном случае нередки были случаи «фундамент для увеличения фундамента», без расширения сознания.

И этот момент зашкаливающей фундаментальности начал создавать ореол абсолютной непогрешимости любого соборного разума православной церкви в принципе. Своды правил и постановлений, нередко, просто отражающих потребности эпохи и особенности развития, становились незыблемыми нормами на все века. Всё, что формировало традицию, увеличивало ком предания. А предание наделили абсолютным авторитетом, ибо оно прирастало к фундаменту, а не оказывалось постройкой, которая развалится со временем, как и должно было бы быть. Потому, может протестантскому фундаментализму, по словам Алеся Дубровского, чуть более 100 лет, но христианскому фундаментализму – гораздо больше. Ведь «грех объективации» реально субъективного или относительно объективного, по словам Давида Ланокса, один и тот же, что 100 лет назад, что 17, что 20 веков назад.

«Безумец тот, кто хочет променять определённость на неопределённость». Как это по нашему, по-человечески. И это мейнстрим фундаментализма. Мы ищем то, что можем определить, и наделяем его основательностью, а Бог для нас неопределим, и мы боимся Его выбрать в виде «краеугольного камня», основания. Ибо Он неподконтролен нам. Это устраивает практически соединившихся со Христом в Духе, и не устраивает фундаменталистов. Ибо «Фундамент» подвижен, и не позволяет ощутить сладость гарантированности, гностической уверенности и собственной правильности.

Правильность

осуждениеХристианство было скачком сознания в окружении иудаизма и язычества всех мастей. И ему нужно было обзавестись основанием, достаточно авторитетным для верных и неверных. Первым основанием должно было стать «наставление в Истине» от Духа Святого. Но это наставление оказалось неуправляемым человеком. Дух мог, как сойти, так и не сойти. И людям такое основание показалось очень зыбким и неконтролируемым. Т.е., по человеческим меркам и представлениям – это вообще не основание. Основание должно гарантировать! И если это основание Христианства, то оно должно гарантировать нашу правильность в глазах Бога и в наших собственных глазах, гарантировать нашу связь с Ним и наше спасение.

Потому, очень быстро вместо Духа на святом месте оказалось Писание. В этом нет ничего плохого, поскольку Дух – соавтор Писания. Но, поскольку в Писании есть и человеческое, причём, эпохальное, то ценность для будущих времен посланий Павловых может снижаться.

Теоретически и практически, если Дух действует в христианах доныне, то двухприродные послания и тексты могут рождаться и сегодня, а не только в апостольское время. И это не фундаменталистский диалектический подход к развитию Церкви Христовой. Фундаментализм же предполагает консервацию и превращение в фундамент записанной простой работы Духа в общинах первых христиан. При этом, мне кажется, что Писание может быть продолжено и сегодня, если есть сотрудничество людей и Духа. Оно не будет канонизировано, но ценность его будет никак не ниже.

Но боязнь неправильности фундаменталистов решительно отметает такую идею, считая, что Дух работал только вначале. И нам остаётся только руководствоваться записанными плодами этой работы, чтобы поступать и думать правильно. Это протестантский подход. В неопротестантизме Дух работает и сегодня, но как-то однообразно. В основном, через непонятные языки. Хотя, если бы Дух давал вразумительные пророчества, то их ценность сегодня была бы на уровне посланий апостолов в духовном плане.

В православии все наработки последующих веков после первого, оказывались не просто наставлением Духа «о текущем моменте». Все письмена старцев и стариц втягивались в фундамент православия, иногда с оговорками, что эти тексты не полностью авторитетны. В фундамент вмуровывались и тексты нормативные, не имеющие к Духу отношения. Это считалось правильным научением, ибо продуцировалось Православной церковью.

Стоит отметить, что, нередко, это было только на внешний вид правильное научение. Ведь правильно могут учить и люди бездуховные совершенно. Но плоды у этого обучения обязательно будут не те, ибо не растёт инжир на липе. И распространение аскетического монашеского пути борьбы со страстями на всех верующих, это и есть то внешне правильное научение теми, кто уловил только внешнее и описанное в подвиге реальных аскетов. Но, не понимая внутреннего, начал учить, считая аскетический путь уникально правильным фундаментом. И тотальность аскетических практик – это одно из радикальных проявлений фундаментализма в конфессии. Ведь аскетика считается методом, наукой совершенствования, которая работает в результате настойчивости самого человека. И во взятии за основу аскетического пути спасения в православии видится все то же неизживное человеческое стремление надежды на себя, желания поставить фундамент под собственный контроль, ощущая невозможность вынудить Бога плясать под дудку человека. А с верой и надеждой часто не складывается у христиан. Потому, склонность к фундаментализму соседствует всегда с маловерием. Фанатичный фундаментализм в своей глубине нередко прячет откровенное неверие.

Фанатизму нужна уверенность в абсолютной собственной правоте. Это проявляется в том, что многие христиане, интуитивно, показывая свою настоящую сущность, отдают приоритет человеческой истине перед любовью. И это сразу показывает во всей «красе», что никакие они не ученики Христовы, а просто «верные чада церкви»/деноминации/системы. И в православии никто даже не хочет заметить эту чудовищную подмену, когда редко используется словосочетание «верные Христу», и, почти всегда – “верные чада матери-церкви”.

Справедливости ради, стоит отметить, что это “болячка” не только православия. Даже если протестанты говорят, что они верны Христу, а не своей системке или церквушке, достаточно просто провести эксперимент. Придите на собрание в любую протестантскую общину, и если вам предложат поучаствовать вместе со всеми в Хлебопреломлении, то это христиане, ставящие любовь превыше всего. Если же вам откажут, как христианину, заявившему о своей верности Христу и исповедавшим Его, то перед вами люди, для которых их частная истина (не с большой буквы) выше любви. И это тоже фундаментализм, ибо вокруг фундамента выстроен охранный забор. А в сам фундамент вмуровано частное понимание и особенности исповедания, которые фактически создали зону отчуждения на пустом месте, превратив христиан в сектантов. И такого априори не должно быть у христиан, особенно у внеденоминационных. Правильность и собственная правота должны быть в подчинённом состоянии у любви. При таких раскладах фундаментализм не найдёт места, где «свить гнездо».

Знание и гарантии

Стремление к правильности создаёт зону комфорта для ума, когда думать не обязательно. Доверяй полностью церкви и не думай. Православие даже в своём названии имеет претензию на правильное прославление. И если у нас правильное, то у остальных, естественно, неправильное. Для нас это создаёт условие «безопасного» и «гарантированного» спасения. Также, нам уже не нужно строить личные правильные отношения с Богом. Если наша Церковь имеет самый правильный фундамент, то наше спасение уже у нас в кармане. И мы это знаем, ибо каждая деталь нашего вероучения детально разработана. Наш фундамент всем фундаментам фундамент. Потому фундаментализм всегда и везде фанатично защищает непогрешимость своей квазицерковной системы и конфесии. Это ключевая производная ошибочного фундаменталистского мировоззрения.

У Церкви же есть гарантии исполнимости её просьб, ибо только она есть Невеста, и Жених её всегда послушает. Соответственно, если делать так, и помолиться эдак, то Дух обязательно (!) невидимо совершит таинство. Это совершается независимо от веры совершителя. Бог это обязан делать всегда по нашей первой просьбе, если она правильно оформлена и произведена священником. А когда мы знаем такое, пропадает потребность в индивидуальной вере Богу. Таинства убивают веру. Если вино превращается в кровь гарантированно, в связи абсолютной правильностью церковного учения, то зачем вера? Мы это и так знаем, ибо этому учит наша церковь. Если после водного крещения ты гарантированно имеешь право на оправдание, то это явная попытка детерминировать и гарантировать присоединение к Церкви. И тут главное умом доверять системе, а ещё лучше – безоговорочно, не раздумывая. Потому и редкостью в Православии является реальный интерес к Писанию, не по правилу – “глава в день”. А дары Духа пятидесятников – вообще “бесовщина”.

Основанием, на котором строится христианство, является вера в Иисуса Христа. Вера – это не знание, хотя знание может помогать вере, но оно не является её основанием. Вера – это сердечная уверенность в вещах невидимых и недоказуемых, а не рациональное доверие разума, основанное на знании. Таинства же дают человеку рациональную уверенность в своей причастности к отношениям с Богом, когда вера либо отсутствует, либо она слаба. Правда, к реальной мистичности таинств это не имеет никакого отношения. От веры субъекта зависит всё. Бог не спасает насильно. Даже в Назарете Он не совершил много исцелений «из-за неверия их». Потому, если нет веры, то в «таинстве» для человека ничего не происходит. Ничего! Как бы вас не обманывала система в обратном.

Но православный и католический фундаментализм уже давно втащил и вмуровал в вероучительный фундамент таинства. Ибо гарантии в отношениях с Богом успокаивают маловеров, делая из христиан – фундаменталистов, абсолютизирующих все учение и предание своей квазицерковной системы.

Форма

Кстати, вмурованное в церковное основание предание системы, имело, в момент зарождения определённые формы. И у меня есть достаточно оснований считать, что сакрализация и консервирование форм – это одно из проявлений фундаментализма. Совершенно обойтись без форм теоретически можно, в рамках поклонения «в Духе и Истине». Думаю, и практически, тоже. Но это в идеальных случаях, для принявших парадигму поклонения Отцу от Христа. Наследники же синагогальной и храмовой практики без формы шагу ступить не могут. Если, формы совершенствуются и изменяются, это есть нормальное развитие религиозности адептов. Но если есть втягивание в фундамент, а последний должен быть незыблемым, то это и есть фундаментализм. Потому и практически в неизменной форме сохранились Литургии Василия Великого и Иоанна Златоуста. Это магическое отношение ярко характеризует православный фундаментализм, который прикрывается соображениями консерватизма.

Послесловие

Мне могут сказать, что я существенно расширил предмет фундаментализма. Возможно. Но я старался делать это обосновано. Просматривая эссе, я вижу его сырость, поскольку впервые взялся за осевую проблему развития Церкви под таким углом. Предыдущая критика формы и гарантированности были интуитивными предтечами этого материала. Думаю, что это начало нового глобального дискурса, наподобие того, как развёртывался дискурс «Апостольская традиция». Впереди ещё не одна статья, результаты общения в общине, ибо часть материала критикует некоторые взгляды Церкви Христовой как фундаменталистские.

Кстати, огорчаться за критику не стоит. Я думаю, что в среде всего христианства, верных, полностью свободных от склонности к фундаментализму меньше 0,1%. Так или иначе, в рамках моего расширения предмета этого явления, бациллы или споры этой заразы есть даже у тех, кто от этого будет открещиваться «свят, свят, свят». Львиная же доля христианства реально больна фундаментализмом, ибо маловерие – это тотальная болезнь века сего.

Иногда я думаю, что фундаментализм, это не только болезнь, но и инструмент удержания маловеров в подобии поклонения. Без фундаменталистских инструментов, они бы уже утратили веру окончательно, и… вернулись в свою лужу, ибо не имеют навыков свободного исповедания. Потому, если подумать, фундаментализм можно попытаться оправдать, по любви. Просто мне лично хочется искоренить в себе все поползновения склонности к фундаментализму, чтобы освободить место для веры и надежды, и любви – в результате этого.

Единственным фундаментом для христианина должен быть Бог. И это сказано не для красного словца. Господь, через Духа, пребывает с нами до скончания времён. И если бы все это реализовали на практике, фундаментализм бы исчез, аннигилировался в пламени Божественной любви. Но пока он закаляется в человеческих истинах, строя заборы вокруг каждого куска бетона, торчащего из земли, думая, что это надёжный фундамент. И чем страшнее и неприятнее мысль снести все заборы, тем глубже укоренен фундаментализм и системопоклонничество в человеке.

Базироваться же мы мы должны на любви и жизни по совести. Для этого нет и не может быть никаких вероучительных заборов. Потому, лично для меня, фундаментализм есть смысловой антоним “поклонению в Духе и Истине”.

Обсуждение


  1. Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Модератор
    14:45 11.06.2016 / Мнений — 38 / Статей — 3 / Дата регистрации — 09.01.2016

    Моя критика будет очень жесткой, но очень краткой. Мне кажется, я понял Вашу проблему, Вячеслав: Вы писатель, а не читатель. Вы, вероятно, действительно думаете, что, чем больше Вы проговорите (то есть напишете), тем больше поймете. Но так познание не происходит. Мое впечатление от данного текста можно сравнить с образом шестеренки, которая крутится, но ни за что не цепляется. Поэтому я скажу ноль слов на тему фундаментализма. Вот так. Делайте с моим недоуменным молчанием все, что хотите, только не обижайтесь. :)

    Но пару слов не по теме фундаментализма. Крайне удивляют Ваши пассажи о Писании, о том, что «Писание может быть продолжено и сегодня». Я ярый враг фундаментализма, но мне полностью чужды подобные идеи. Это не значит, что Бог сегодня никого не вдохновляет Своим Духом. Но зачем так жесточайше размывать само понятие Писания? Его ценность именно в его «закрытости», в том числе именно временнОй закрытости. Это свидетельство апостольских времен. И дело не в абстрактных рассуждениях о природе богодухновенности, а в четкой исторической конкретике. В противном случае Писание перестает быть ИСТОЧНИКОМ (или ПЕРВОисточником).

    И о вере. А почитайте-ка «Динамику веры» Пауля Тиллиха.


  2. Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Модератор
    17:50 11.06.2016 / Мнений — 38 / Статей — 3 / Дата регистрации — 09.01.2016

    Так, ладно. Сменю гнев на милость.

    Положительный момент, который мне удалось усмотреть в статье, — это понимание фундаментализма как гарантии комфорта. Это правильно. Другое дело, что это просто и слишком очевидно. И это относится к психологии, а не к богословию. То есть это по большому счету даже не так уж и интересно (или это просто мне не слишком интересно, но при этом слишком понятно).

    Но слабостей в статье как-то действительно много. Очень водянисто. Всякие пассажи про фарисеев как «прафундаменталистов» — общее место, входящее в конфликт с современной библеистикой. Тогда уже надо говорить не о фарисеях, а о саддукеях. С фарисеями вообще все очень сложно. И так облегченно к ним подходить — сомнительное занятие. 

    Далее, я продолжаю настаивать, что, если мы пытаемся говорить о фундаментализме до 19 века, мы становимся на опасный путь размывания понятия. Проведение аналогий не должно приводить к таким последствиям. Аналогии должны оставаться аналогиями, а не превращаться в тождества.


  3. Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Модератор
    17:56 11.06.2016 / Мнений — 38 / Статей — 3 / Дата регистрации — 09.01.2016

    «И у меня есть достаточно оснований считать, что сакрализация и консервирование форм – это одно из проявлений фундаментализма. Совершенно обойтись без форм теоретически можно, в рамках поклонения «в Духе и Истине». Думаю, и практически, тоже. Но это в идеальных случаях, для принявших парадигму поклонения Отцу от Христа. Наследники же синагогальной и храмовой практики без формы шагу ступить не могут. Если, формы совершенствуются и изменяются, это есть нормальное развитие религиозности адептов. Но если есть втягивание в фундамент, а последний должен быть незыблемым, то это и есть фундаментализм. Потому и практически в неизменной форме сохранились Литургии Василия Великого и Иоанна Златоуста.»

    Поверьте мне, я знаю махровых фундаменталистов, которые всю жизнь развлекаются тем, что экспериментируют с формами.  И наоборот — любовь к некоей одной форме может никак не быть связанной с фундаментализмом и может наблюдаться у людей, отнюдь не являющихся приверженцами оного. 


  4. Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Модератор
    11:15 12.06.2016 / Мнений — 38 / Статей — 3 / Дата регистрации — 09.01.2016

    “Таинства же дают человеку рациональную уверенность в своей причастности к отношениям с Богом, когда вера либо отсутствует, либо она слаба.”

    Что это было? 


  5. Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Модератор
    11:21 12.06.2016 / Мнений — 38 / Статей — 3 / Дата регистрации — 09.01.2016

    “Придите на собрание в любую протестантскую общину, и если вам предложат поучаствовать вместе со всеми в Хлебопреломлении, то это христиане, ставящие любовь превыше всего. Если же вам откажут, как христианину, заявившему о своей верности Христу и исповедавшим Его, то перед вами люди, для которых их частная истина (не с большой буквы) выше любви. И это тоже фундаментализм, ибо вокруг фундамента выстроен охранный забор.”

    Ну и опять. Прекрасно существуют фундаменталисты, которые допустят к причастию кого угодно. И прекрасно существуют не-фундаменталисты, которые станут “разбираться”. Разумеется, я вообще за то, чтобы допускать всех. Но это не про фундаментализм. Это совсем о других вещах. 

    Таким образом, Вячеслав. Действительно, есть смысл сначала определиться с предметом разговора, а потом этот разговор начинать. Особенно в таких случаях, когда совершенно не надо изобретать велосипед, когда совершенно реальный конкретный предмет совершенно реально существует и просто требует внимательного к себе отношения, а не домыслов. 


  6. Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Модератор
    09:57 13.06.2016 / Мнений — 38 / Статей — 3 / Дата регистрации — 09.01.2016

    Вот цитата — как созвучная размышлениям Вячеслава, так и не совсем созвучная: “…Неопределенность, в свою очередь, возбуждает в людях новое стремление к определенности. Этим объясняется тяга к фундаментализму, которая в современном мире отнюдь не означает возвращение к мировоззрению, предшествовавшему модернизму. Она, скорее, обращает нас к одной из форм модернизма — чтению Библии в контексте псевдонаучного поиска “объективной истины”” (Н.Т. Райт).

  7. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    11:27 13.06.2016 / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Алесь, если бы я был протестантом по складу ума, я ваши замечания воспринял бы иначе. Но ваша критика конфессиональна. Мой путь – даже не книжника. Я, скорее, склонен к философским рефлексиям христианства. Для меня важно Писание, как источник Духа. Мне важен дух Писания, а не буква. На букве уже построили 40 000 деноминаций. Я строю для себя, и для тех, кто понимает и разделяет мою Писанину. А наука и научный подход – вне моих интересов на этом блоге. 

    С цитатой Райт согласен, ибо практически о том же сказал в первой части статьи.

  8. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    11:30 13.06.2016 / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Особенно в таких случаях, когда совершенно не надо изобретать велосипед, когда совершенно реальный конкретный предмет совершенно реально существует и просто требует внимательного к себе отношения, а не домыслов. —- А в чем это у меня домыслы на уровне определения и свойств? В практике — у каждого свой опыт. Но все фундаменталисты, которые мне встречались, против совместного причастия с “чужими”. А экуменисты – не против. Единственно, могу согласиться, что и среди некоторых экуменистов наблюдается склонность к фундаментализму. Но, над его изживанием надо работать.

  9. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    14:21 13.06.2016 / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Поэтому я скажу ноль слов на тему фундаментализма. — Ну а это явная неправда. И вы сами это подтвердили. Вам хотелось, чтобы я соответствовал вашим представлениям о протестантском фундаментализме. Я же не соответствую вашим ожиданиям о содержании текста. Потому вы и столь эмоциональны. На самом деле, о фундаментализме вся статья, просто она на порядок шире вашего явления столетней давности.


  10. Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Модератор
    19:59 13.06.2016 / Мнений — 38 / Статей — 3 / Дата регистрации — 09.01.2016

    Вау! Значит, я просто совершил ошибку, когда вообще сюда влез. Больше не буду Вам мешать, Вячеслав.


  11. Предупреждений - 0
    Гость
    01:51 17.06.2016

    ПравИло веры
    Георгий Петров 2
    Мыслю, следовательно, существую.
    (Декарт)

    Содержание веры сугубо субъективно и складывается из внутреннего устремления человека к жизни и влияния культуры и социума. Страх небытия требует от него или согласия с видимым порядком вещей, или поиска возможного продолжения собственного бытия за порогом смерти. И вот тут перед человеком встаёт со всей нуждой необходимость определить для самого себя: а что же это такое – ЖИЗНЬ, в чём она состоит и что, собственно, является её внутренним содержанием.

    Понятно, что на такой вопрос способен ответить лишь думающий человек, который выделяет самого себя из животного мире именно способностью к мышлению. Смысл жизни своей придаём мы сами, и в той мере, в какой эта жизнь интересна для нас. Если наслаждения плоти это то, единственное удовольствие, которое мы можем себе представить, то в жизни смысла нет, поскольку она кончается. Кайф вечным быть не может, а ожидание смерти будет мучительным, после самого осознания невозможности получать блаженства.

    Но ведь для мыслящего самого себя существа возможна и такая вещь, как осознание того, что такое определение смысла жизни “неправильное” и она – жизнь – не то, что ты сам о ней думаешь. Самосознание человеческое требует, прежде всего, определения себя самого. Вполне понятно, что материальная составляющая не вечна, потому что у всего, что имеет начало, есть и конец.

    Осознание вторичности материального мира заставляет вести поиск цели и смысла собственного бытия или “вне” его, или в действительности “этого” мира находить проявления мира “того” мира, который и есть Истинная Реальность. Поиск настоящей вечности просто требует от думающего человека “выхода” за пределы собственного тела (материальности) и поиска того бытия, которое позволит ему как личности существовать вечно.

    КТО «Я» – это первый вопрос, который встаёт перед нами. Мы способны определять самого себя по половым признакам, национальной принадлежности, культуре, социальному происхождению и материальному положению, но в конце концов думающий человек приходит к необходимости самосознания не как суммы социальных ролей, но как того неповторимого «образа и подобия», которые он являет собой в глазах Бога. Вот здесь и приходят мысли о Всевышнем и Его бытии. Со всей очевидной необходимой перед нами встаёт вопрос: а КТО? собственно для нас есть Бог?

    Не будем сейчас определять, откуда берутся сами такие мысли, ведь нам достаточно просто понять, что невозможно придумать то, что в природе не существует. Человеческое сознание способно на многое, но придумать то, чего нет, оно не может. Даже если нет чего-то, то существует УЖЕ сама мысль об этом что-то. Богу мы даём дефиницию сами для себя. Бог – это (лично для меня) или бездушный Абсолют, которому до людей нет никакого дела, или живая ЛИЧНОСТЬ, обладающая самосознанием и волей как необходимыми атрибутами любой личности вообще.

    Таким образом мы САМИ выбираем себе Бога и сами определяем тот перечень свойств, которыми наделяем Образ Божий в своём сознании. И у нас не вызывает сомнения только одно: поиск Бога и формирование Его Образа происходит не само по себе, но отвечает собственным внутренним устремлениям и чисто человеческой способности – воспринимать жизнь и её проявления не как хаотическое нагромождение событий, но как собственную судьбу (проявленную необходимость), имеющую определённый вектор, зАданность.

    Несомненным для сознания является само желание существовать (жить) вечно. Это стремление (очевидно) принадлежит любому мыслящему существу, которое осознаёт себя. И только мыслящее самоё себя существо способно найти тот алгоритм бытия, который позволит ему осуществить своё желание. Понятно, что первичной мыслью в этом направлении, является соображение о том, что гарантию жизни вечной животный мир дать не способен, но что это желание вполне осуществимо в мире не материальном, что само представление о духовном (идеальном) мире возникло не на пустом месте, но каким-то образом как сама мысль об этом, так и способность её понять, «имплантированы» в сознание.

    Ум наш способен или принять и жить этой мыслью, или отринуть её, показывая таким образом свою способность к мыслительной деятельности вообще. Любящее себя сознание (душа) в поисках вечного бытия отрицает свою принадлежность к животному бытию вообще, но принимает за основу размышление, что фундаментом такого существования может быть мысль о том, что способом бытия в вечности может быть лишь реализация СО существования, как возможность жизни вообще. Само бытие для мыслящего есть ОБМЕН отношениями (информацией), ибо отсутствие некого «зеркала», способности видеть самого себя со стороны, делает невидимым и самого себя.

    Любое мысленное моделирование самого себя преследует цели личного бытия, а воплощение мысли во вне – являет представление о себе самом для другого сознания, ибо всем нам хочется продемонстрировать ту внутреннюю систему ценностей, которая определяет нас как мыслящее существо. «Я не хочу, чтобы от того, что я есть, кому-то было бы плохо» (Анна П). Я буду жить, если не стану хотя бы посягать на другое сознание, на другую жизнь (или как-то ограничивать её), другую личность, обладающую душой разумной.

    И такая жизнь начинается с понимания, что Бог в вечности своей занят как раз тем, что ТВОРИТ иное сознание, способное к вечному бытию как воплощению Идеи: Бог есть Любовь, ибо СО бытие в любви и есть жизнь как таковая. Любовь Бога – суть дарование человеку жизни вечной, реализация существования СО общества мыслящих, как жизненного многообразия.

    Вера в то, что есть Бог, жизнь которого – Вочеловечение Истины = Бог есть Любовь и составляет ту основу, ту «скалу» на которой строится здание собственного бытия. И только по вере нашей Бог открывает Себя и Свою Любовь в акте Рождения в душе нашей духа человеческого от Духа Святого. И только тогда мы живём истинной жизнью, когда исполняем предназначенное нам Богом – светить светом Истины, любить ближних своих так, как Любит их Бог, в настоящем приносить плоды семян из будущего, посеянные Им в нашем прошлом …

  12. Сергей Ваганов
    Предупреждений - 0
    Сергей
    Гость
    20:42 25.06.2016

    Хотя смысл жизни своей придаём мы сами, и в той мере, в какой эта жизнь интересна для нас, но истинный смысл Человеческой жизни определён Богом для всех людей один. Это знает любой верующий.

  13. Сергей Ваганов
    Предупреждений - 0
    Сергей
    Гость
    20:59 25.06.2016

    “Бог — это (лично для меня) или бездушный Абсолют, которому до людей нет никакого дела, или живая ЛИЧНОСТЬ, обладающая самосознанием и волей как необходимыми атрибутами любой личности вообще.”
    Второй вопрос, определяющий сущность христианства, состоит во внутреннем единстве с ЛИЧНОСТЬЮ Бога в сознании.

  14. Сергей Ваганов
    Предупреждений - 0
    Сергей
    Гость
    21:12 25.06.2016

    “Любое мысленное моделирование самого себя преследует цели личного бытия, а воплощение мысли во вне – являет представление о себе самом для другого сознания, ибо всем нам хочется продемонстрировать ту внутреннюю систему ценностей, которая определяет нас как мыслящее существо.”
    К вере и к христианству это отношения не имеет, или иначе, это имеет отношение к мирскому пониманию христианства. Для христианина важно потерять душу свою ради Христа, чтобы обрести единство с Ним.

  15. Сергей Ваганов
    Предупреждений - 0
    Сергей
    Гость
    16:25 29.06.2016

    Бог есть Мыслящее существо и человек есть мыслящее существо. Разница в том, что у человека мысль индивидуалистически субъективна, у Бога наоборот, даже субъективная мысль о Себе, объективна и есть Истина. Инициация Духа предполагает отказ от человеческого субъективизма, его смерть. Эта смерть есть потеря души в том качестве, как она была раньше, но рождение в новом полностью зависит от Духа.

  16. Сергей Ваганов
    Предупреждений - 0
    Сергей
    Гость
    21:20 25.06.2016

    “И только по вере нашей Бог открывает Себя и Свою Любовь в акте Рождения в душе нашей духа человеческого от Духа Святого. ”
    Написанно “духа человеческого” с маленьких букв, а надо с больших “Духа Человеческого”. Это принципиальное непонимание.

  17. Сергей Ваганов
    Предупреждений - 0
    Сергей
    Гость
    20:36 25.06.2016

    В разговоре о фундаментализме, с самого начала, надо разделить человеческое проявление и Истину от Бога. Ствершенно очевидно, что сказанное о фундаментализме подходит и к учению Господа когда Он его излагает.
    Понимание же учения Христа по человечески и уверенность в том, что это есть Истинное понимание, приводит к пародии. Если бы мы могли придерживаться Фундаментализма Господа, тогда всякая критика была бы не существенна, но вопрос состоит в том, возможно ли такое понимание, понимание – полностью адекватное Богу, или же оно не возможно? Если мы не в состоянии и ни при каких обстоятельствах, вообще, не можем иметь ум Христов и думать как Он, то тогда действительно, фундаментализм пародия и нам остаются личные человеческие мнения об Истине.

  18. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    09:27 26.06.2016 / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Думаю, и имею все основания считать, что фундаментальность учения Христа, не одно и то же что фундаментализм человеческих сублиматоров Его  фундаментальности

  19. Сергей Ваганов
    Предупреждений - 0
    Сергей
    Гость
    15:35 29.06.2016

    Конечно, фундаментализм это человеческое, но Истина тоталитарна, имеет всеобщий характер. Фундаментализм пародирует Истину, понимая Божественное по человечески. “Интуитивно, свойствами фундамента или основания являются:

    Определённость
    Формальность
    Рациональность
    Познаваемость
    Абсолютная авторитетность
    Незыблемость
    Объективность
    Правильность
    Контролируемость”
    Божественная фундаментальность и человеческий фундаментализм может быть рассмотрен в пределах одной категории. С позиции Создателя эта категория приобретает абсолютное содержание, противоположное человеческому мнению.

  20. Марианна
    Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Марианна
    Местный
    13:33 03.07.2016 / Мнений — 6 / Статей — 0 / Дата регистрации — 01.07.2016

    Именно. Потому мне не нравится кнопка внизу окна “оставить мнение”. Это не правильно.

  21. Сергей Ваганов
    Предупреждений - 0
    Сергей
    Гость
    21:40 25.06.2016

    “Основанием, на котором строится христианство, является вера в Иисуса Христа.”
    Можно добавить “начинает строится христианство”, потому что результатом есть единая Личность, совершенный Человек, где человеческое намертво впаянно во Христа.

  22. Марианна
    Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Марианна
    Местный
    13:28 03.07.2016 / Мнений — 6 / Статей — 0 / Дата регистрации — 01.07.2016

    Дух – соавтор Писания. Но, поскольку в Писании есть и человеческое, причём, эпохальное, то ценность для будущих времен посланий Павловых может снижаться.”Дух – Автор Писания. Соавтор – человек, и потому человеческого, в смысле субъективного в Писании нет, субъективным может быть восприятие, понимание, поскольку понимание всегда таково, какова духовная глубина читающего, и потому каждый воспринимает текст настолько глубоко, насколько глубок сам. Это реплика по ходу чтения, поскольку статья длинная и до конца мной ещё не прочитана.

  23. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    19:19 03.07.2016 / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Да что вы говорите? ))) Сам апостол Павел говорит о субъективизме некоторых своих рекомендаций. Есть технические расхождения в описании одних и тех же событий. Причём существенные, которые не зависят от угла зрения и аспекта восприятия. Если автором был Дух, их бы просто не было.

  24. Марианна
    Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Марианна
    Местный
    08:22 04.07.2016 / Мнений — 6 / Статей — 0 / Дата регистрации — 01.07.2016

    Говорит. Но вовсе не о субъективизме. И в том случае, когда он подчёркивает, что говорит именно ОН, например в отношении женитьбы: Относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет, как получивший от Господа милость быть [Ему] верным.”,Это для того, что бы не принимали однозначно, как Заповедь, что так, и не как иначе, зная склонность человеческую к догматизму. Однако, это не субъективизм, как вы изволили выразиться, потому что совет он даёт верный, но, как человек исполненный любовью, учитывает человеческую слабость. И этот совет ценен и жив и теперь, и будет ценен всегда. Так что… хоть и не Заповедь, но вместе с тем, Слово  Живое вкупе со всем сказанным им. А вы поняли на своём, субъективном уровне, и это как раз то, о чём я  говорила.

  25. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    11:24 04.07.2016 / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Вы ответили на то, что захотелось. О теххнических расхождениях вы умолчали. Павел меняет жёсткость в отношении увещевания грешников в разных посланиях. Значит Павел – не рупор Святого Духа, а сосуд. Вы же пытаетесь из Писания сделать идола. Мне с такой позицией не по пути.

  26. Марианна
    Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Марианна
    Местный
    18:44 04.07.2016 / Мнений — 6 / Статей — 0 / Дата регистрации — 01.07.2016

    А почему такое противопоставление, рупор – сосуд? Разве человек, являющийся Сосудом Святого Духа, говорит не “как слова Божии”? Идол – это предмет поклонения, для меня Писание – руководство к действию, а не предмет поклонения. Павел “меняет жёсткость в отношении увещевания  грешников” (не беззаконников, разумеется, к беззаконникам он безпощаден всегда) потому, что он Человек.

  27. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    19:43 04.07.2016 / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Дух Божий не постоянно в человеке. Он то приходит, то уходит. А по вашему, в Павле он всегда. Ну и по-прежнему есть нестыковки между синоптическими Евангелиями. Если их писал Дух, то такого не должно быть в принципе.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


+ 5 = восемь