Слово об охранительстве

16.07.2019 / / Мнений — 0 / Статей — 21 / Дата регистрации — 05.07.2016

66057799_872474599786187_8841324692896743424_n

Что происходит, когда человек выстроил в себе жесткую систему воззрений? Говорю здесь про религиозное воззрение. Вот что. Он тщательно установил арматуру, залил бетоном, провел проводку и обои поклеил, так что все это сооружение уже годами обжито и освящено, а он – хозяин.

И вдруг, хозяин слышит слово, рушащее всю его систему воззрения, покушающееся на целостность всего его сооружения, всей конструкции. Слово это подрывает самые основы конструкции моего воззрения (так считает хозяин). Типичная реакция такого хозяина будет защитная, агрессивная, и у нее есть удачное название – “охранительство”.

Охранительство – это отклик на покушение. Покусились вербально, но на МОЮ собственность. Даже более того, – у религиозного человека его веровоззрение составляет самую сердцевину его самого. И вот эту сердцевину, опору религиозной жизни и меня самого рушит – кто? Враг. Врага надо демонизировать, надо ответить мощным контрударом, вывести этого врага вон из числа “своих” и перевести в чужие, в нелюди (сатана, еретик, протестант, антихрист, криптоиудей и тд, ум-охранитель выбирает уже по вкусу).

Поскольку жечь, пытать и физически уничтожать в наших краях врагов веры в наше время уже довольно затруднительно, ум-охранитель ограничивается тем, что низводит оппонента до нелюди и нехристи, ради себя и в назидание присутствующим. В церковной жизни – гонят и преследуют, в сетевом сообществе – переходя на личности, пытаются максимально унизить и вербально растоптать, вывести оппонента вон из числа верующих и психически здоровых – в бесы, психи и нелюди. А что там сказала нелюдь, бес и ненормальный, это уже не угроза для выстроенного здания религиозного мировоззрения(.

Впрочем, ум-охранитель может и не быть гонителем, но лишь беситься внутри себя, злобясь на покушение и покусившегося, что лицемерно рушит человека.

Но проблема ведь не в ярлыке “нелюди” и “нехристи”, а в том, какой гнойник в самом человеке вскрывает его охранительский отклик. Фундамент его вероучительной конструкции оказался шатким, потому что выстроен на шатком основании. Вышел у него “дом без основания”. Основание же есть Камень во главе угла – Христос; и это вовсе не “верное” представление ума ПРО Христа, но ведение Христа Каков Он Есть.

_фарисей

Потому все сооружение начинает валиться и рушиться, большими кусками. Явно вскрывается, что ум-охранитель верит не Богу, а окаменевшему идолу своего воззрения, конструкции, которую выстроил он сам, из слов Писания, из слов предания своей деноминации, из слов священников и пасторов, и прочего “подсобного” религиозного материала.

И даже свой несомненный опыт Богообщения и Боговедения такой ум-охранитель вмазал в эту конструкцию, в этого своего идола. В результате же внешнего духовного слова явно вскрывается гнойник для имеющих очи и уши. Это больно.

Почему так происходит? У Иоанна сказано: “И свет во тьме светит, и тьма его не объяла.”

Когда тьма неведения Бога в нас не может объять свет Слова, возникает яростная охранительская реакция – не тронь мое неведение, не покушайся на то воззрение, что я с таким трудом соорудил! Я ж не себя ради, но во славу Божью…

Я сам прошел сквозь это, потому могу об этом говорить из опыта.

И еще немного – о выстраивании “дома без основания”. Эта склонность ума к построению доктринального “домика”, той раковины, в которой может укрыться “я”- лечится только прямым ведением Бога, когда уже не нужно никаких конструкций ума “про Бога”, которые подменяют Самого Бога – мыслеформами. Такое прямое ведение Бога несет с собой перестройку ума, подчас долгую и болезненную, когда Духом рушится ВСЯ конструкция, весь домик, потом он не раз восстанавливается умом, но уже не полностью, а частями, и снова Духом рушится.

Это повторяется до тех пор, пока ум не научится создавать «на лету» виртуальные фрагменты вероучения, исключительно для общения на данный момент, или для сиюминутной нужды, когда внесловесное надо как-то транслировать в слова, ненадолго. Такие фрагменты вероучительной конструкции – эфемерны, они никак не успевают отвердеть и окостенеть, но тают, словно фантомы Соляриса.

А до того, как ум научится, человеку приходится несладко. Ведь даже если нет охранительской реакции, то и тогда ум может попытаться слово, пробуждающее от тьмы неведения инкорпорировать в свою конструкцию, опутать паутиной своих мыслей, так чтобы ему и это слово вклеить в собственную доктринальную раковину, чтобы оно больше не беспокоило ум и не мешало человеку спать в собственной обустроенной конструкции собственного «истинного вероучения».

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


один × 1 =