Пробуждение или критика религиозности

04.05.2018 / / Мнений — 0 / Статей — 15 / Дата регистрации — 05.07.2016

Образ

son-

Во сне, когда начинается сновидение, в нем сюжет разворачивается от первого лица (даже если “съемка” сна показывает это лицо со стороны). То есть, одновременно с развертыванием сновидения, возникает “я сновидения”, которое воспринимает себя и сновидение как совершенно реальное; “монтаж” сна с его прямыми склейками и наплывами, все нестыковки и фантасмагории сна “я сновидения” воспринимает совершенно некритично.

Что происходит, когда в сновидении возникает сильное желание проснуться? Допустим, надвигается что-то страшное и ужасное, грозит смертельная опасность, гонятся и догоняют монстры или убийцы. Тогда “я сновидения” начинает судорожно дергаться, барахтаться, пытаясь проснуться. И после этих судорог, вдруг, словно извержение, гейзер, столп — взметает и выносит из неимоверной глубины сна, в пробуждение, в явь. Но кого выносит? Ведь “я сновидения” при этом мгновенно исчезает, и если в момент пробуждения осознавать происходящее, то возможно уловить момент, когда “я сновидения” уже сгинуло, а новое, повседневное “я” еще не загрузилось.

По пробуждении, еще долго может оставаться послевкусие “я сновидения”, но его самого уже нет. И возникает вопрос: КТО же просыпался? Чего стоило барахтанье “я сновидения”, для того, чтобы вынырнуть из сна – в явь?

Похоже, первичный импульс к пробуждению исходит не от иллюзорного “я сновидения”, а из самой глубины нашего существа. Оттуда же затем возникает “извержение, гейзер, столп”, выносящий из сна – в явь.

Реалии духовного пробуждения

К чему задаюсь этими вопросами?

kva

К тому, что вижу здесь явную аналогию: вот, моё повседневное “я”, или “собственное я”, желая быть с Богом и в Боге, стремится проснуться в Нем. И для этого оно начинает дергаться, барахтаться – то есть, совершать деятельные усилия. Как та лягушка, что попала в банку с молоком.

Одни называют усилия аскетикой, или “нудить Царствие” или ” Духа стяжать” или “пролей кровь – прими дух” или иначе, но суть одна: “собственное я” прикладывает собственные усилия, веря, что оно этими усилиями пробудится в Бога. Но точно также, как и во сне, в какой-то момент, резко или постепенно, наступает пробуждение в нашей истинной природе. А “собственное я” в истинной Божественной природе НЕ пробуждается, но иногда от него остается временное “послевкусие”. Оно, это “собственное я” действовало только в ложном царстве мира сего, а в Царство не от мира сего никакое “собственное я” не вхоже.

И возникает, по сути, тот же вопрос. КТО же тогда пробуждается в Бога? Откуда возникает это пробуждение? Чего стоят все деятельные усилия “собственного я”, при рождении из мира сего – в Бога?

Мой вариант ответа – тот же, что и в аналогии: деятельные усилия “собственного я” абсолютно ничего не стоят. Деятельные усилия – лишь лакмусовая бумажка на наличие призыва Отца. Не дано от Отца прийти к Сыну, – лакмус ничего не показывает. А если дано – лакмус показывает то, что приход к Христу уже дан Отцом.

Вся эта мысль умещается в Ин.6:65 «И говорил Он: поэтому Я сказал вам, что никто не может прийти ко Мне, если не будет дано [пожаловано, подарено – греч. подстрочник] ему от Отца.»

То, каким образом изначально пробуждение в Боге человеку бывает “подарено и пожаловано от Отца” – совершенно невозможно выяснить (тем более, облечь в слова) – это непостижимая уму тайна Отца Небесного.

Но можно было попытаться сказать о том, что “никто не может придти ко Христу, если (сперва) не дано ему”. Фантазии “собственного я” о том, что оно-таки может поучаствовать и его вклад существенен, и оно даже может пребыть в Боге (как заслуженный плод деятельности этого “я”), – эти все фантазии настолько болезненно развенчиваются одной фразой из Евангелия (Ин.6:66): «С этого времени многие из учеников Его отстали [остались позади, отошли назад от Него], и больше с Ним не ходили». Прискорбно, зато честно – эти ученики осознали и перестали играть в ролевые игры… Остались только те, что «пробудились» и «вместили». И это не от них, а дарованное от Отца.

Импульс пробуждения изначально исходит из самой нашей глубины, из Божественной природы в нас – это она начинает пробуждаться, и оттого, УЖЕ КАК СЛЕДСТВИЕ, в резонанс начинает трепыхаться ненастоящее “собственное я”. А затем Божественная природа пробуждается – и былое “собственное я” исчезает, тая как воск от лица огня…

Этот призыв (по сути, вера), “дарованное от Отца, чтобы придти ко Христу”, выходит из глубины нашей Божественной сущности – на “поверхность”, и тайный зов становится явным. Божественная сущность начинает пробуждаться, ей по пробуждении из потенциального, латентного состояния начинает становиться известно её единство с Богом. От нее исходит “импульс”, от нее передается то, что дано Отцом Нашим Небесным (Ин.6:65).

А “собственные усилия”, якобы дающие плод — это, на самом деле”, лишь следствие того “данного и дарованного”, что исходит от пробуждающейся Божественной сущности. Усилия без этого призыва – бесплодны.

Можно привести такой образ: “данное от Отца” – это первичный толчок в эпицентре землетрясения. А собственные усилия собственного “я” – это сотрясение поверхности земли. Собственное “я” пытается подменить причину – следствием, вводя в заблуждение себя же, что это его действия, его активность дает результат.

Но все ровно наоборот. Иной раз толчок наталкивается на такую аморфную структуру, что чтобы «волны» от толчка принесли плод, толчков нужно несколько. И источник этих толчков – Святое от Бога, находящееся в человеческой природе как в сосуде, о чем упоминает апостол Павел.

Потому и бывают всегда бесплодны самовольные аскетические подвиги, следования правилам и ритуалам, если не было «толчка». А если он произошёл, то должно прийти быстрое понимание бесполезности, а то и явной вредоносности следования этим установкам человеческих форм религиозности.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


1 × восемь =