Первоисточники «неверного и неразумного раба»

11.10.2013 / / Мнений — 1119 / Статей — 356 / Дата регистрации — 23.09.2013

Учения антитринитарных еретических сект доникейского периода

 

[Наличие самих антитринитарных сект (обычно, секты выступают против главенствующего учения), появившихся во втором веке свидетельствует о повсеместном веровании в Божественность и Отца и Сына и Святого Духа от апостолов до их появления и далее, пока они не рассеялись в 4-м веке .] “Ересь антитринитариев или монархиан, допуская только отчасти иудейские или языческие воззрения и развиваясь в среде христианства, составляет результат стремлений ограниченного человеческого ума уяснить и постигнуть одним разумом, без пособия веры, Богооткровенное учение, составляющее тайну для человека и принимаемое только верою.”

“Когда появилось в церковном просвещении научное направление, то Церковь отнеслась к нему довольно благосклонно. В христианских обществах восточной половины Римской империи, составившихся из народов, наследовавших греческое образование, разумное отношение к вероучению развилось особенно сильно и притом с благодетельными последствиями для Церкви. При пособии разума, христианское вероучение облеклось в научную систему, развивалось и уяснялось точнее и определённее в сознании верующих, предохранялось от примеси суеверий и предрассудков, неизбежных при отсутствии разума веры и т.п. Но, допуская участие разума в дела религии, Церковь всегда требовала, чтобы он действовал в послушании вере, то есть его деятельность должна всегда ограничиваться известною, свойственною ему областью, не касаясь области веры. В противном случае, один разум, без света веры, может довести до искажения вероучения, до ереси.

Кстати, Свидетели Иеговы просто озабочены словом знание, подменяя в отдельных случаях слово «вера» словосочетанием «точное знание». Да и толкователи в Бруклине зажаты максимально базовыми положениями доктрины, которые ломают логику Нового Завета знаниями Рассела до такой степени, что потуги слабого интеллекта просто читаются между строк, особенно в «Сторожевой башне» и книгах, раздаваемых на конгрессах. «Пробудись» ещё хоть как то можно читать.

Ересь антитринитариев появилась в Церкви, именно вследствие предоставления некоторыми членами её разуму исключительного, в ущерб вере, значения в деле религии. Предметом её был главный христианский догмат о единстве и троичности Бога.

Учение о Едином Боге, бывшее главным догматом иудейской религии, сделалось главным догматом и религии христианской. Но в христианстве, как религии совершеннейшей, этот догмат раскрыт точнее, чем в иудействе; именно христианство предлагает учение о Едином Боге в Трёх Лицах. С самых первых времён Церковь содержала это учение именно так, как оно заключается в Откровении. Но нашлись люди, для которых простая вера в откровенное учение о Святой Троице казалась недостаточною. Получив научное образование и усвоив себе, вследствие этого, привычку разрешать все вопросы и явления жизни по началам разума и науки, ясно и отчётливо, некоторые из христиан решились и догмат о Святой Троице подвергнуть разъяснению, низводя таким образом Богооткровенное учение на степень обыкновенного предмета для рассуждения.

Поставляя вопрос, как один Бог может быть в Трёх Лицах, они находили, что допущение единства и троичности в Боге в одно и то же время есть само в себе противоречие, не допускаемое требованиями разума; почему и пришли к признанию только единства в Боге и отрицанию в Нём троичности. Державшиеся такого неправильного учения о Святой Троице, по всей справедливости, признаны были Церковью за еретиков, называвшихся антитринитариями (противу-троичниками) или монархианами (допускавшими в Боге единое Лицо). Разделяютя на два класса — на динамистов и модалистов.

Учение динамистов

Бог есть в строгом смысле единое существо; Лиц в Нём нет. Что же касается Второго Лица Святой Троицы, Сына Божия, и Третьего, Святого Духа, то это — не Лица Божественные, имеющие отдельное личное бытие, а только божественные силы, то есть силы одного и того же Бога. Так, Второе Лицо, есть Божественная сила, посредствующая между Богом и миром, или орудие Бога, посредством которого Он проявляет Себя в мире; эта сила существует в Боге от начала, явилась на земле в Лице Иисуса Христа, со времени Его сверхъестественного, наитием Святого Духа, рождения от Девы Марии, и действовала в Нём до конца Его жизни. Дух Святой есть Божественная сила, которой свойственны известные действия — освящение, сообщение благодатных даров и проч.

Учение модалистов

Допускали в Боге единое существо. В Лицах Святой Троицы видели формы или образы, в которых Божество открывается миру. Так, в Ветхом Завете Бог открывался в образе или форме Бога Отца, в Новом Завете, для искупления рода человеческого, Он явился в форме или в виде Сына, в Лице Иисуса Христа, страдал и умер, отчего этого рода еретики называются ещё патрипасианами (допускающими страдания Бога Отца); наконец, в виде Духа Святого Бог является в благодатном освящении и возрождении людей. Таким образом, и этого рода антитринитарии отрицали личное бытие Лиц Святой Троицы.

Учение Павла Самосатского (динамист)

 Иисус Христос в строгом смысле слова не есть Бог; в Нём от рождения обитала, в высшей степени, чем в ветхозаветных пророках, божественная мудрость и божественный разум; только в нравственном смысле Он может быть назван Сыном Божиим. Последователи Павла существовали до 4-го века.

Учение Савеллия (модалист)

Первый ввёл Третье Лицо Святой Троицы, Святого Духа, в круг своего созерцания и, таким образом, закончил учение модалистов. У Савеллия Бог есть безразличное единство. Он скрывается в мире в различных видах бытия и под различными именами: то как Отец, то как Сын и Дух Святой. Отдельного бытия Второе и Третье Лица Святой Троицы не имеют. Учение осуждено на Александрийском соборе 261г. и Римском 262г.”  [Тальберг Н. История христианской Церкви. – М.: “Интербук”, 1991. – С.65-67.]

В определении антитринитарных сект, которое даётся в начале этого подраздела, если вместо монархиан вставить Свидетелей Иеговы, то это же определение адекватно отразит и их неприятие этой Истины. Так, после изложения сущности догмата о Пресвятой Троице следует такой пассаж: “Много искренних верующих в этот догмат находят его смущающим, [Интересно, как искренне верующий во что-то, может от этого же смущаться?! Что же это за искренность? Автор этого пассажа вообще понимает, что означает слово “искренность”? Правильнее назвать надо было это лукавством, а ещё точнее — очень неудачной выдумкой автора этой работы иеговистов.] противоположным нормальному рассудку, и который не входит в жизненный опыт.” [Чи вам вірити в Трійцю? – Нью-Йорк: Watch Tower Bible and Trakt Society of New York, ink. 1989. – С. 4. – Очень хотелось бы узнать, не сам ли Бог это написал, или автор этих строк единосущен Богу, что в его “жизненный опыт” должно входить понимание сущности Бога. Более абсурдной и нелепой мысли на страницах изданий “неразумного раба” я не встречал. Это просто манифест некорректности в отношении Бога и демонстрация плоскости ума автора этого утверждения] Далее приводится цитата из 1 Кор.14, 33 в которой говорится: “Бог не есть Бог неустройства”, но не приводят её концовки: “но мира”. То есть сказано это совсем не по поводу сущности Бога. А далее следует риторический вопрос: “Можно ли сказать, что Бог является автором догмата о Себе, такого возмутительного, что даже еврейские, греческие и латинские учёные не могут его объяснить?” И который “находится за границами человеческого понимания.” [Там же. – С.4-5. – Здесь же мы видим очень нечистоплотную подтасовку цитат. Сказано об одном неустройстве, а его применили к устройству Божественной сущности. И, кстати, кто такие учёные, кто такой, пусть самый выдающийся человек? Как тварь может рассуждать о сущности Творца? Даже если взять гораздо меньшую разность, две твари, человека и рыбы. Как рыба может рассуждать о сущности человека? Это различные уровни сознания и различные места обитания. У Бога же и человека различные уровни бытия и различные сущности. Как жизненный опыт человека, твари временной, не понимающей сущности вечного бытия, не понимающей даже сущности другого тварного небесного бытия — ангельского, может соприкоснуться с вечностью Бога, с непройденными и недосягаемыми ни для одной твари Небесами Небес Его Бытия? И то, что этот догмат “находится за границами человеческого понимания” как раз и свидетельствует о получении его от Бога через Его откровение и который может быть принят верующим сердцем. Те же представления о сущности Бога, которыми пользуются Свидетели Иеговы, имеют человеческое происхождение, и не могут привести человека к познанию истинного Бога, а только к выдуманному ими самими. Они не являются элементом Божественного откровения и укореняют в сознании верующих безмерное чувство гордости от уверенности в том, что они знают сущность взаимоотношений между Отцом, Сыном и Святым Духом. То есть, знают сущность Бога (что логически и философски означает стать Богом), а “гордым Бог противится.” Именно сатана хотел стать равным Богу. И “неразумный раб”, не отдавая отчёта себе в том, что он вообще-то пишет, осознано или неосознанно, пытается стать вровень с Богом, утверждая, что он Его познал.]

О том что “понимание” подразумевает “познание сущности” доказывается тем, что сразу же приводится цитата, что им не  нужно быть “теологами, чтобы “познать единого, истинного Бога и Иисуса Христа, которого он послал” (из перевода Нового Мира Ин. 17, 3).” [Там же. – С.5.]

Хотя содержание этой цитаты извращено переводчиками. В Синодальном переводе, которым пользовались раньше иеговисты сказано “чтобы знали единого…”. Но даже если “познали”,— предидущий контекст указывает на познание Бога как конкретного Объекта поклонения и Субъекта, пославшего Иисуса Христа, что именно Он это сделал, и абсолютно нет никакого намёка на познание сущности и икономии Бога.

Можно сделать общий вывод о почти полной идентичности учения иеговистов и монархиан-динамистов в учении о Святом Духе (в учении же о Втором Лице Троицы схожесть больше проявляется с арианством и учением Павла Самосатского). Схожесть настолько велика, что возникает подозрение в том, что “верный и благоразумный раб” знаком с учением последних, и использовал его в определении своего вероучения. Конечно, это только предположение. Но это даёт нам возможность утверждать, что вырождение тех сект связано с небогооткровенностью тех истин, которые они проповедывали. Глохнет и пропадает в истории то, что является продуктом человеческого ума и страстей, но плывёт непрерывным потоком то, что вытекает из Вечного Источника Истины. И Церковь православная непрерывно дожила до сегодняшнего дня и “врата адовы” её не одолели. Тогда как антитринитарные секты “заглохли” в 4 веке, а возродились в лице иеговистов только в 20 веке в чудовищно примитивном богословском формате. (изначально Рассел исповедывал Троицу). Такая прерывность свидетельствует об отмирности вероучения этих всех сект и о том, что они не от Бога, иначе бессильными окажутся слова Христа сказанные Петру (Мф. 16, 18).

И, напоследок, в подтверждение этой мысли, хотелось бы привести слова Гамалиила: “мужи Израильские! Подумайте сами с собою о людях сих, что вам с ними делать. Ибо незадолго перед этим явился Февда, выдавая себя за кого-то великого, и к нему пристало около четырёхсот человек; но он был убит, и все, которые слушались его рассеялись и исчезли. После него во время переписи явился Иуда Галилеянин и увлёк за собой довольно народа; но он погиб, и все которые слушались его, рассыпались. И ныне, говорю вам, отстаньте от людей этих и оставьте их; ибо если это предприятие и это дело — от людей, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками.” (Деян. 5, 35-39).

Это и будет нашим подтверждением правоты православных и неправоты иеговистов. По логике учителя Гамалиила, учение о троичности Бога от Бога, поскольку без перерывов существует в Церкви до сегодняшнего дня, а монархическое учение “неразумного раба” распадалось на огромный период и никогда Церковью массово не поддерживалось, хотя бы как арианство. Значит оно от людей, и всё равно распадётся, так же как перестали существовать монархиане, которые и сами оказались богопротивники, боровшиеся с Церковью и проигравшие ей.

Самый неприятный вывод для иеговистов, что раз Бог отвернулся от монархиан, их древнего образа и подобия, то и появление на свет богопротивного учения “неразумного раба” однозначно санкционировано не Богом, а Его постоянным противником. У него которого есть более привычное название для уха, и которого, по очень странному, а может быть и закономерному стечению обстоятельств, во всех изданиях Свидетелей Иеговы всегда величают с большой буквы (Сатана), и, наверное, по его наущению, святого духа — с маленькой. Хотя даже если признать, что это просто сила, исходящая от Бога Отца, то быть названной с большой буквы у нее больше поводов, чем прописывать функцию противника Бога с большой буквы падшего Херувима по имени Денница в человеческой версии.

 

Хилиазм

 

“Учение о наступлении на земле чувственного тысячелетнего царства Христова, известное под названием хилиазма, не только составляло принадлежность еретических систем — евионитов, монтанистов, но было даже принимаемо некоторыми отцами и учителями Церкви. Начало христианства восходит ко временам дохристианским. Большинство иудеев, как известно, видело в обетованном Мессии не Искупителя от греха, проклятия и смерти, а земного царя, который устроит своё царство на земле и предоставит славу и власть иудейскому народу. Иудеи, принявшие христианство, внесли такие воззрения и Церковь. И это произошло достаточно легко, поскольку христиане, по слову Спасителя, ожидали Его славного второго пришествия. Тяжёлая участь христиан во время всевозможных преследований и страданий, всё более укрепляла некоторых из них в той мысли, что необходимо должно наступить на земле славное тысячелетнее царство. В этом чувственном смысле христиане, разделявшие хилиастические воззрения, объясняли ветхозаветные и новозаветные пророчества, особенно Апокалипсис, в котором между прочим говорится (20, 2-6), что сатана будет связан на тысячу лет, что мученики за Христа оживут и будут царствовать с Ним тысячу лет.” [Тальберг Н. История христианской Церкви. – М.: “Интербук”, 1991. – С.69-70.]

Не имеет смысла приводить учение Свидетелей Иеговы в 19 и 21 главах книги “Ты можешь жить вечно в раю на земле”. В общих чертах, и не вдаваясь в подробности, вся иеговистская эсхатология — это дословная компиляция хилиастической идеи тысячелетнего царства с дополнением, что 144000 “инспирированных Святым Духом” свидетелей будут жить и царствовать на Небе, с Христом, а остальные иеговисты на грешной, очищенной и преобразованной их руками земле.

“Учение о тысячелетнем царстве и как учение еретиков и как мнение отцов находится в противоречии с другими местами Св.Писания. Так мы находим ясные указания на то, что:

1) будет только одно общее воскресение мёртвых в последний день (Мф. 13, 37; Ин. 5, 28);

2) будет только ещё одно пришествие Господа и притом с прямою целью непосредственного суда над всеми людьми без исключения (Мф. 25, 31-38; Ин. 13, 17);

3) есть только два царства, настоящее царство благодати (1 Кор. 15, 23-26) и будущее вечное царство славы (Лк. 1, 33);

среднего между этими царствами ни по времени, ни по содержанию не существует. Поэтому хилиазм, учение о тысячелетнем царстве, осудил и Второй Вселенский собор.

Кроме этого и сам текст 4 стиха 20 главы Апокалипсиса, взятый сам по себе, не говорит ничего о земном тысячелетнем царстве. Мы читаем здесь: обезглавленные жили,— собственно были живыми в глазах тайнозрителя. На земле они умерли, здесь же, на небе, в видении Иоанн видит их живыми. Именно в утешение всем гонимым за веру Христову говорится, что их смерть ограничивается только землёю и телом, души же их живут, и притом живут на небе пред престолом Божиим. Они вместе с Иисусом Христом будут царствовать, т.е. могут являться руководителями и помощниками подвизающихся на земле христиан и в этом находить для себя новый источник радости и блаженства. Это их блаженное царствование будет продолжаться тысячу лет. Тысяча лет — это та тысяча, на время которой будет связан сатана в своей деятельности (ст.3). Поэтому блаженное царствование кончится тогда, когда после кратковременного господства на земле антихриста наступит день второго пришествия Господа, день общего воскресения. После этого наступит новое вечное царство, когда блаженство праведников усугубится тем, что в нём примут участие и их прославленные тела.

Что же касается того, почему употреблено число тысяча, то в ответ на это нужно указать на другие места Св.Писания, где это же число употреблено для обозначения многочисленности и полноты. (Втор. 5, 10; Иер. 32, 18; Пс. 89, 5; 2 Пет. 3, 8).” [Толковая Библия В 12-ти т., т. 11 – Петербург.: Издание преемников А.П.Лопухина, 1913. – С.599-600.] И мы “принимаем и считаем тысячу лет за время Евангельской проповеди. Ибо говорили и ранее, что нет необходимости считать это тысячелетие за точное число лет, но как в сказанном в Песнях Песней (8, 11-12): “каждый должен был доставлять за плоды его тысячу сребреников. А мой виноградник у меня при себе. Тысяча пусть тебе, Соломон, а двести — стерегущим плоды его”, означает не это число, а изобилие и избыток урожая, так и здесь — совершеннейшее плодоношение веры.” [Святой Андрей, архиепископ Кесарийский Толкование на Апокалипсис. – М.: Типо-Литография И. Ефимова, 1901. – С.175.]

То что “неразумный раб” воспринял эту идею, нет ничего удивительного. Те пророчества, в основном Исайи и Давида, на которые он ссылается в 19 главе ранее упомянутой книги были обращены для примитивного сознания еврейского народа того периода и обещались им блага, которые на тот момент казались наиболее привлекательными и земными. Невозможно тогда было давать народу пророчества по типу новозаветных. Они, народу очень приземлённому, окружённому постоянно врагами и желавшему обычного мира и хотя бы мирного труда, показались бы слишком нереальными. О духовных же наградах и вообще рано было говорить до новозаветной Пятидесятницы.

Вспомним, как при заключении Ветхого Завета, евреи, которые видели чудеса десяти кар, переход через море, ведомые столбом до небес, всего лишь через несколько дней после этого вместе с Аароном вернулись к идолопоклонству. Людям хотелось обычного земного, того что можно осязать, или в крайнем случае представить или что они видели у других беззаботно живущих народов. Потому, идея тысячелетнего царства была привлекательна для приземленного Израиле, которому даже были предписаны жертвы, с учётом его уровня духовного развития.  [Кстати, Богу Иегове на самом деле даже тогда не нужны были ветхозаветные жертвы. Ведь Иегова Бог неоднократно через пророков взывал к народу, что не жертвы козлов и баранов ему нужны (они и так все Его), а “жертва Богу дух сокрушен” или «Милости хочу, а не жертвы» духовно указывает в 50 псалме царь Давид три тысячи лет назад и мужи ниневитские этим прекрасно воспользовались, не принеся в жертву ни одного барана. То же взяла для своего руководства христианская Церковь и учит приносить только Жертву хваления по заповеди Христовой на Тайной вечере и дух сокрушен. Но почему тогда Бог давал Израилю заповедь приносить жертвы? Потому что жертвенность благами является высшим материальным проявлением любви и уважения, кроме, естественно самого высшего проявления любви — принесения в жертву своей жизни. Первое делали евреи, чтобы показать свою любовь к Богу, поскольку отдавая то, что мне дорого и желанно, я показываю, что Того ради Которого я это делаю, я люблю больше. Второе сделал Богочеловек Христос для доказательства Своей любви к людям, чтобы мы могли с полным правом сказать, что Бог — есть Любовь. И далее делали мученики за исповедание имени Христова, доказывая свою любовь к Богу. Не приносились неодушевлённые вещи в жертву, чтобы не было соблазна забрать эту жертву и воспользоваться нею вторично, потому отдавалось самое ценное — жизнь, которую человек не мог восстановить даже у червяка. Второй важной причиной принесения жертв было наблюдение евреями того, что так ублажают своих богов все остальные народы, думая, что боги питаются этим и они делают для них пользу, ожидая взамен милости. Отсюда и одна из причин названия жертвы — то, что потребляется или пожирается. Такая форма богопочитания была установлена для народа, находящегося в духовном младенчестве, потому что кроме ропота от Израиля того времени нечего было ожидать. Не давая им аналога жертвенности, можно было гарантировать, что в таком идолопоклонском окружении они обязательно их начнут приносить. И уже в Ветхом Израиле мы видим образы будущего богообщения и почитания. За грех с Вирсавией Давид не приносит тысячные жертвы, а кается и плачет. И Бог его простил. Этому Израилю нужно было дать видимые и знакомые образы благодатной жизни за исполнение Заповедей. И они были даны в удобопредставимой форме с одновременным указанием, что и как будет действительно,— “не видел того глаз”, и в Царстве еда и питие не нужно будет. Но именно этих указаний и не замечает “неразумный раб”, рисуя картинки в своих книжках райской тысячелетней жизни в стиле представления о рае ветхого Израиля. Я специально интересовался, даже у двух старейшин собраний, действительно ли будет всё так, как на рисунках в книге «Ты можешь жить вечно в раю на земле»?  Может всё это символы или образы будущего, и я совершенно напрасно так подробно критикую их иллюстрации? И мне было подтверждение, что “всё будет точь-в-точь как на рисунках”. “И львы будут играть с детьми, и взрослые будут собирать различные плоды и строить дома и обрабатывать землю как один райский сад.” То же говорят и пионеры и обычные проповедники. Поэтому оправдания символичности и аллегоричности этих рисунков не могут быть приняты. Если же так дословно принимаются ветхозаветные пророчества и одно предложение в символичном Апокалипсисе совершенно без учёта евангельских, которые были открыты для христиан для их совершенной надежды и спасения, то почему бы не выполнять иеговистам и других заповедей? Почему бы за новорождённого ребёнка иеговистов не принести в жертву парочку голубей? Если равняться к примитивному Израилю, то нужно быть последовательными в этом примитивизме до конца.] Пророчество типа 1 Кор. 15, 42-54 просто не было бы воспринято.

Поэтому Господь через пророков даёт те образы, которые были бы близки и понятны любому верующему, не только книжнику. И в меру духовного возраста, а тем более Нового Завета, даются и новые образы будущего века. И мы знаем, что в Царстве Божием мы не будем есть и пить (Рим. 14, 17) и “не видел того глаз и не слышало ухо” что для нас Бог приготовил. И раз Бог нам говорит, что Он будет “творить всё новое”, то христиане и веруют, что мы будем по словам Христа “как Ангелы Божии на небесах” (Мф. 22, 30).

Поэтому весьма умиляют картинки, демонстрирующие жизнь будущего века в изданиях иеговистов. Их изучение весьма наглядно демонстрирует их эсхатологические воззрения. На стр.156-157 книги “Ты можешь…” можно увидеть наиболее вопиющие заблуждения “неразумного раба”.

По слову Бога Адаму после грехопадения “проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от неё во все дни жизни твоей; терние и волчцы произрастит она тебе и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб” (Быт. 3, 17-19). По Свидетелям человек уже живёт в Царстве Христовом, но продолжает полоть землю от сорняков. Т. е. Земля в этом Царстве продолжает оставаться проклятой. Растения на картинке подрезаются стальными ножницами (наверное и сталелитейные заводы по-прежнему нужны), т.е. и растения остались несовершенными. На той же картинке забивают гвозди в стену и изготовляют посуду, следовательно есть и заводы на которых изготовляют инструменты и гвозди. Следовательно и человек проклят и продолжает “в поте лица есть хлеб”. Пусть даже не в поте лица, но вкушать. Но мы знаем из ранее приведённой цитаты, что в Царстве не едят и не пьют, а на обложке брошюры “Смотри! Я творю всё новое” и едят и пьют и даже… женщины ходят на высоких каблуках явно фабричного производства, может быть даже от Le Monti. [Любая женщина признает, что без каблуков ходить удобнее, чем с ними. Кроме того, мы знаем, что каблук у женщин появился на обуви гораздо позже, чем на мужских сапогах. Со временем, высокий каблук был «приватизирован» женским полом, поскольку он так изменяет форму женской ноги, что она становится сексуально более привлекательной. Этим пользуются женщины уже давно. В миру, как высокие каблуки, так и вольготность в половых отношениях, стали обыденным явлением, и подчёркивание своей сексуальности и выпячивание, особенно в летнее время, своих интимных мест на теле, стало свойственно не только профессиональным проституткам. Привлечение внимания мужчин к своему внешнему виду, и удовлетворение собственного тщеславия за счёт этого, свойственно подавляющему большинству мирских женщин. Поэтому сознательно, для увеличения своей сексуальности, мало кто из женщин одевает обувь на высоком каблуке — её ношение уже вошло в привычку. Но не следует забывать, из чего эта привычка появилась и развилась до сегодняшней массовости. Не зря священники Православной Церкви не рекомендуют ношение обуви на высоком каблуке, тем более приходить в ней в храм. Единственно допускается для брачных пар, которые венчаются в храме, и тогда такая обувь сочетается со стереотипом праздничности и нарядного платья невесты и не опошляет храмового таинства. В конце-концов, брачуются православные и так для рождения детей, их обычное большое количество в таких семьях это подтверждает. Но ведь Там замуж не выходят, а детей и подавно не рождают. И сами Свидетели с этим полностью согласны. Достаточно взглянуть на иллюстрации в книге “Ты можешь…” на стр. 153, где на буйной дискотеке слишком несдержанно танцуют пары и женщины — на “шпильках”. Изображение проституток на стр.211 и 131 сопровождается всё теми же “каблуками”. И тут женщина будущего — и на высоких каблуках. У кого она собирается вызывать сексуальные чувства восхищения от своих ног? У того мужчины в свитере, который сидит рядом с ней? Или может быть она только что в этих босоножках между грядок плоды собирала, находящиеся рядом с ней в корзине? В такой обуви не совсем было бы удобно ходить и вообще, а по земле — тем более. И кто ей эту обувь сделал? Неужели Господь? Неужели Он станет заботиться о неудобстве хождения Своих поданных? Или может быть об их дополнительной чувственной привлекательности для мужчин? Но ведь там “ни женятся, ни выходят замуж” (Мф. 22, 30). А здесь даже дети есть, хотя иеговисты утверждают, что в Царстве все будут одного возраста. А на рисунках видны явно выделенные семьи. Поразительно, как свидетели не пририсовали к каблукам где-нибудь вдали каждой семье по 600-му Мерседесу. В целом это всё выглядит как перенесение представлений о жизни современной богатой четы с личными земельными угодьями на всё Царство Христово. В таком случае, гуляя по фешенебельным террасам, можно ходить и на “шпильках”, удовлетворяя страстный взор своего мужа.]

Таким образом, мы видим, что Свидетели Иеговы впали в хилиазм, из-за младенческого ветхозаветного духовного возраста и неспособности питаться твёрдой духовной пищей. Их представления от ветхозаветных отличаются только современной обувью, одеждой и домами по типу пригородных американских коттеджей. В остальном — уровень тот же. Поэтому слепо не замечаются остальные пророчества и повторяются ошибки и даже выдвигаются как вероучительные в текстах и иллюстрациях, от которых Церковь, как Тело Христово, избавилась ещё в своём детском возрасте, в 4 веке. Сейчас такое никому и не представилось бы из православных богословов — держаться хилиазма. Но тем хуже для свидетелей. Любой здравый человек после знакомства с примитивной эсхатологией, не соответствующей духу Нового Завета, должен отвернуться от вероучения “неразумного раба”. И если этого не произошло до сих пор, то, надеюсь, что вышеприведённые аргументы автора помогут ему это сделать.

 

Учение Ария

 

Ниже, мы попытаемся рассмотреть динамику развития учения Ария от его появления до момента затухания. “Основные первоначальные положения этого учения:

1. Логос имел начало своего бытия, ибо иначе не было бы никакой монархии, а была бы диархия (два принципа); иначе Он не был бы Сыном; ведь Сын не есть Отец.

2. Логос произошёл не из существа Отца — что повело бы к гностическому дроблению и делению Божественного существа и к чувственным представлениям, низводящим Божество в человеческий мир,— но Он создан из ничего по воле Отца.

3. Правда Он имеет до-мирное, довременное бытие, но отнюдь не вечное; Он, следовательно, не есть истинно Бог, а отличен по существу от Бога Отца; Он есть тварь и Писание употребляет о нём такие выражения (Деян. 2, 36; Евр. 3, 2) и называет Его первородным (Кол. 1, 15) [Эти цитаты совершенно не свидетельствуют о тварности природы Сына Божьего, а о подчинённом положении Отцу во время пребывания на земле, будучи Богочеловеком и Христом.].

4. Хотя в сущности Сын есть тварь, однако Он имеет преимущества пред прочими творениями: после Бога Он обладает высшим достоинством; через Него Бог всё создал и самое время. Бог прежде всего сотворил Сына, как “начало путей”. Между Богом и Логосом существует бесконечное различие; между Логосом и другими творениями — только относительное.

5. Если Сын называется равным Отцу, то это нужно так понимать, что по благодати и благоволению Отца сделался таким — Он усыновлённый Сын, а в широком смысле Он называется Богом.

6. Его воля, как созданная, первоначально также была видоизменяема — одинаково способна и к добру и к злу. Он не есть неизменяем; только через направление своей свободной воли Он сделался безгрешным и благим. Его прославление есть заслуга его святой, наперёд предвиденной Богом жизни.” [Поснов М.Э. История христианской Церкви. – Брюссель.: “Жизнь с Богом”, 1994. – С.333.]

Добавка из “2-й Сирмийской формулы:

«Слов сущность и единосущие в Писании нет и потому не следует их выяснять в церкви. Вопрос о них выше человеческого ума и ведения, потому что никто не может изъяснить рождение Сына.

Никто не сомневается, что Отец больше Сына — по чести, достоинству, божеству и по самому имени Отца, как свидетельствует и Сам Сын: “Отец Мой более Меня” (Ин. 14, 28). Сын подчинён Отцу со всем, что Отец подчинил Ему; и Отец не имеет начала, невидим, бессмертен и бесстрастен; а Сын рождён от Отца, Бог от Бога, свет от света.”» [Болотов В.В. Лекции по истории Древней Церкви. В 4-х т., т. 4 – Петроград.: Третья Государственная Типография, 1918. – С.68.]

Несомненно, что “вторая сирмийская формула представляет несомненно начало конца арианства как на западе, так и на востоке” [Там же]. Действительно, здесь нигде прямо не подчёркивается тварность Сына, а только намекается при перечислении отличий Отца и Сына добавка “по божеству”.

В третьей сирмийской формуле, крайне правая арианская партия омиусиан (от слова единосущность на греческом), которая была ближе всего к православию, одержала победу над левыми и провела в эту формулу добавку: “Сын подобен Отцу не только по энергии, но и по существу.” [Там же. – С.75.] Т.е. Сын перестал быть тварью у самих ариан, но ещё оставался элемент субординации Сына от Отца.

Наконец, на Восточном соборе в Селевкии в 359 году была принята и подписана различными арианскими партиями 4-я сирмийская формула, которая по сути не отличается от Никейского Символа, но отличается многословием и непродуманностью: “Веруем во единого Бога Отца Вседержителя. И во единого единородного Сына Божия, прежде всех веков и прежде всякого начала, прежде всякого представимого времени и всякого мыслимого существа, рождённого бесстрастно от Бога, рождённого же Единородного, единого от единого Отца, Бога от Бога, подобного родившему Его Отцу по писанию, рождения которого не знает никто, кроме одного только родившего Его Отца. Мы знаем, что сей единородный Сын посланный Отцом пришёл с Небес и всё домостроительство (Церкви Христовой – прим. наше) устроилось по Отчему хотению. И во Святого Духа.

Так как слово “усия” – сущность, по простоте введённое отцами, но неизвестное народу, производит соблазн, потому что оно не встречается в Св. Писании; то благоугодно изъять это слово из употребления и отнюдь не делать впредь никакого упоминания о сущности в применении к Богу. Не должно применять к Отцу и Сыну и Святому Духу ни слова “сущность” ни “ипостась”. А Сына мы называем подобным Отцу во всём, как говорит и учит Священное Писание. А все ереси, как те, которые уже осуждены прежде, так и те, которые появятся, как противные изложенной в этом писании вере, да будут анафема.” [Там же. – С.76.]

Кроме того, в ответ на происки левого центриста арианства еп.Валента, который пытался пропустить в своей подписи словосочетание “во всём”, еп.Василий Анкирский дал дополнительную расшифровку в своей подписи этих слов: “А слово “во всём” понимаю в том смысле, что Он подобен Отцу не только по воле, но и по ипостаси, и по бытию, как Бог от Бога, как премудрость и Сын от премудрости Бога и Отца, что Сын во всём подобен Отцу, как сын отцу, и кто говорит, что Он подобен только в каком-либо отношении, тот чужд кафолической церкви”. Эту подпись Василий предъявил Валенту и здесь же ему вручили составленный василианами memorandum, в котором доказывалось, что слова “сущность” нет в Священном Писании лишь по букве, но оно содержится везде в нём по смыслу.” [Там же. – С.77.]

Для нас это очень важное свидетельство, потому что в этом документе, через действительно глубокое изучение Писания и сути вопроса, еретическое ответвление само себя осудило и идея тварности Христа выродилась в самом же арианстве. Этот документ осуждает и Свидетелей Иеговы, их фанатизм и однобокий подход в исследовании Св.Писания только на предмет тварности Сына. Если бы они подошли к этому, как отцы 4 века и попытались найти доказательства божественности Христа, то нашли бы их в десятки, а может быть и сотню раз больше, чем на предмет его тварности. Арианство себя, в основном, преодолело за 40 лет.

Поэтому, этот документ ещё осуждает “исследователей Писания” [Так раньше называли себя Свидетели Иеговы] за то, что они остановились в исследовании того, что должны были бы исследовать, и уже 120 лет не видят своих более примитивных ошибок, в сравнении с арианами. И, наконец, важность этого документа заключается в том, что прочитав такую эволюцию взглядов арианства, как прототипа Свидетелей Иеговы, ищущий Бога, а не общества по типу утопического социализма, свидетель может быть задумается и попытается по-новому взглянуть на данную работу. А потом, и на содержание Священного Писания на предмет нетварности Сына и существования Троицы.         В конце концов, если “неразумный раб” хочет “набивать себе шишки”, которые уже набиты и излечены 1650 лет назад, то зачем это делать каждому отдельному человеку, желающему спастись?

Маловероятно, что количество таких людей из Св.Иеговы будет велико. Поскольку гордость и самоуверенность в доказательстве своей правоты даже у очень здравых и подготовленных свидетелей присутствует в значительной мере. Да и кому приятно будет признать себя одураченным на протяжении многих лет, а иногда и всей жизни? Лучше проявить “стойкость”, даже при наличии внутреннего сомнения в своей правоте и отмахнуться от православных, которые говорят вроде бы всё по Писанию, но не так как мы, значит — неправильно. Так комфортнее и… совершенно безответственно, совсем не нужно думать, для этого есть “верный и благоразумный раб”. Это же свидетельство, представленное автором, для тех, кто не разучился думать, и хотя бы иногда вспоминает, что только один Бог никогда не ошибается, и у кого уже закрались серьёзные сомнения в верности “благоразумного раба”. По крайней мере, о “неверности” “неразумного раба” “ясно свидетельствует история”.

 

Ересь Нестория

 

Затруднения в освещении этого вопроса заключаются в сложности точного определения основных положений учения этого ересиарха. Поскольку сами его последователи явно выходили за рамки учения вселенской церкви, то Несторию даже приходилось сдерживать их пыл. При сравнении его вероучительных и апологетических высказываний складывается довольно противоречивая картина.

На основании недавно найденного апологетического сочинения Нестория “Книга Гераклида” и изучения всей истории 3-го Вселенского собора (Ефесского) “профессор теологии в Кембридже Bethune-Baker пришёл к такому заключению, что Несторий сделался “жертвою неточности своего богословского языка.” [Поснов М.Э. История христианской Церкви. – Брюссель.: “Жизнь с Богом”, 1994. – С.389.]

Знаменитый исследователь Гефеле [Hefele J. Conciliengeschichte V. II. – 1875. – C.156] “измучиваясь в точном обозначении вины Нестория, приходит к выводу, что Несторий вместо признания во Христе человеческой природы с Божественной Личностью постоянно предполагает связь человеческой личности с Божеством; приковавши своё внимание к целому конкретному представлению о человеке, он не может возвыситься до абстракции — мыслить человеческую природу без личности и соединять просто человеческую природу с Божественной Личностью. Несторий склонен усваивать Христу личность грешного человека; как показывают все его образы и сравнения (храм, одежда, инструмент), Несторий внешне лишь связывает Божественную природу с человеческою. Божество не родилось от Марии, а как бы прошло через Неё, Оно не страдало вместе с человечеством, но в страждущем человеке оставалось бесстрастным. Такие утверждения возможны, при условии, если человечество имело собственный центр, особую личность. Но если личным во Христе было только Божество, тогда неизбежно следует, что и Оно в страдании принимало участие. Также только личность могла родиться от Марии; а так как личное во Христе было его Божество, то оно должно было сообщиться рождаемому, хотя само по себе оно не могло ни родиться, ни страдать.” [Поснов М.Э. История христианской Церкви. – Брюссель.: “Жизнь с Богом”, 1994. – С.387-388.]

Естественно, даже такого нестройного учения у Свидетелей Иеговы нет. Но учитывая то, что по “благоразумному рабу” у человека души нет, не “дыхания” или “крови”, а иноматериальной субстанции, управляющей человеческой природой, то и понятие соединения двух природ — Сына Божия и сына человеческого, весьма сходно с несторианством, не смотря на то, что Сыну присваивается ангельская природа. Несторий в своей ереси до такого всё таки не дошёл.

Да и воскресения по сути у иеговистов нет. Как ни странно, что Христос пришёл спасти человека, всего человека, а тело почему-то не спасает. “На третий день, когда Иисус лежал в могиле, Иегова воскресил Его из смерти как бессмертное духовное создание (А как же быть со словами самого Христа, что он имеет власть сам отдать свою душу и принять ее обратно, т.е., воскреснуть самостоятельно, без воздействия Отца?). Чтобы укрепить веру в воскресение, Иисус при различных случаях материализовался в человеческие тела и являлся Своим ученикам.” [Смотри! Я творю всё новоеНьюЙорк: Watch Tower Bible and Trakt Society of New York, ink. 1986. – С. 19-20.] То есть, это не воскресение. Это отделение одной природы от другой. А что же произошло с телом? “Либо тело растворилось в газах, либо Бог сохранил его до предъявления на Страшном суде.” [Дворкин А. Введение в сектоведение. – Нижний Новгород.: Издательство братства во имя святого великого князя Александра Невского, 1998. – С.89.] “А если Христос не воскрес, то и проповедь ваша тщетна, тщетна и вера ваша” (1 Кор. 15, 14).

Правда, они говорят, что Он воскрес. Но воскресение, так как зародился этот термин и как он применён к Лазарю или дочери Иаира, предполагает воскресения тела. И не удивительна была реакция философов в Ареопаге на слова ап.Павла о воскресении Христа, когда они не захотели его дальше слушать. С примитивным объяснением иеговистов они немедленно согласились бы, поскольку платоновская философия тех времён учила о существовании души, особой духовной субстанции в человеческом теле. И если душа после смерти тела отделяется от него, то для них это было естественно. По иеговистам же — “воскресла” духовная личность, которая потом имела потребность в материализации. Исходя из дальнейших пояснений иеговистов, можно понять, что речь идёт совсем не о воскресении, а отделении души — духовной ипостаси человеческой природы, которая в принципе бестелесна. Это и не удивительно. У такой материалистической секты как Свидетели Иеговы, в учении о человеке отсутствует понятие души в общехристианском и апостольском понимании этой категории. Поэтому и создаются грубейшие тождества типа “душа = тело”, или как здесь вводится термин «духовное создание». Только возникает вопрос, как можно было воскресить как духовное создание, если в теле человека нет духовной субстанции типа души. Ведь Христос по СИ – это человек, пусть и самый великий. Но сказанное апостолом философам в Ареопаге было совершенно новым.

Если Христос материализовался только для того, чтобы “укрепить их веру”, то это было ложью с Его стороны по поводу Его воскресения, которого на самом деле не было, не смотря на проповедь этого воскресения апостолами. Поэтому, мы несомненно должны быть благодарны Свидетелям Иеговы, которые наконец-то открыли истину и обман Христом своих Апостолов и возможность узнать то, что воскресения то и не было, и что вера всех христиан, включая и самих апостолов и самих иеговистов, тщетна.

Правда, сами Свидетели из-за богословской безграмотности безумно “неразумного раба” об этом даже и не догадываются. И воскресения их мёртвых, которое Свидетели очень любят изображать слишком натуралистично и по-земному на фоне кладбища, тоже не будет. Ведь если Христос не воскрес, то и мы не воскреснем. Откуда же у нас возьмётся тело, если даже у Христа оно не смогло воскреснуть?! При том что у Лазаря, даже не три-, а четырёхдневного — воскресло. Не слишком ли много ошибок у “неблагоразумного раба” по такому важнейшему сотериологическому и вместе с тем эсхатологическому вопросу? Для искренне ищущих Бога свидетелей только здесь достаточно материала для сомнения.

Свидетелям невдомёк, что “сеется тело душевное, восстаёт тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное” (1 Кор. 15, 44). Но оно тоже тело!!! Бедность терминологического аппарата и глубочайшая богословская безграмотность привели к отождествлению души и тела. Ведь тело может быть не только такое, как сейчас у нас, грубое и дебелое. Оно м.б. духовным, тонким, как у Иисуса Христа после воскресения, со способностью проходить через стены этой материальности, которые не могут быть препятствием для “тонкости” совершенного тела. И никакой материализации не надо. “…ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся” (1 Кор. 15, 52). Мы получим духовные вечные тела взамен плотяных, как есть у Сына по воскресении. “Ибо плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия” (1 Кор. 15, 50).

Свидетели только то и делают, что рисуют столы, которые ломятся от всякой растительной снеди в будущем Царстве Христовом на страницах своих изданий.. Если я получу духовное тело, то к чему мне горы бананов? А если они мне нужны для поддержания функционирования моих органов, через доставку моей кровью моей плоти полезных веществ, то что же это за Царствие Божие?! Когда же мы уже станем совершенными? А как же слова апостола Павла: “Ибо Царство Божие не пища и не питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе.” (Рим. 14, 17) И почему на картинках не рисуют туалетов, количеством которых так любят хвастать иеговисты во время проведения конгрессов? Если придётся кушать, то придётся и в туалет ходить. “Нет в мире совершенства!”— сказал бы по этому поводу Лис из “Маленького Принца”.

Да и в общем-то весьма странно видеть на иллюстрациях земные дома, одежды, мебель и тому подобные предметы земного производства. Конечно, Господь может это сделать мгновенно без наших усилий. Но ведь и “не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что  приготовил Бог любящим Его”. А у Свидетелей всё представимо. И даже воскресение мёртвых происходит прямо на земном кладбище, а значит на всё той же старой земле. Получается что “верный раб” оказался мудрее апостола Петра во втором послании (3, 10), который утверждает, что “земля и дела на ней сгорят”.

Даже сама брошюра иеговистов, из которой взяты слова о псевдовоскресении Христа называется “Смотри! Я творю всё новое”, и тут же нарисована картинка земного рая. Не понятно, неужели “верный раб” стал настолько “неразумным”, что не может до конца понять смысл слова “всё”? Всё — это не только дома и растения. Всё — это и небо и земля. И здесь Христос полностью согласен со своим апостолом, в отличии от “неразумного раба”, когда говорит: “Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут” (Мф. 24, 35). Но если, по Свидетелям Иеговы, Царство будет на земле, “земля никогда не будет уничтожена, на ней всегда будут жить люди”, [Свидетели Иеговы в двадцатом веке – Нью-Йорк: Watch Tower Bible and Trakt Society of New York, ink. 1994. – С. 13.] то когда же исполнится слово Слова и апостола Петра? Скорее всего, что самим иеговистам не следует особо доверять “неразумному рабу” и по этому вопросу и по псевдовоскресению Христа, поскольку лживости и противоречивости в его вероучении более чем достаточно, а все пророчества по поводу концов света в 1914, 1925 и 1975 об этом “ясно свидетельствуют”. Поэтому лучше доверять апостолам, которые свидетельствовали о воскресении Иисуса Христа и самому Христу (а Он не станет вводить в заблуждение ради “укрепления веры апостолов”), чем догадкам “неразумного раба” которые не соответствуют ни Священному Писанию, ни смысловой нагрузке слова “воскресение”.

Если Христос не воскрес в теле, то Он и не спас человека и не искупил от греха и действительно тщетна вера наша. Поскольку именно вся природа человека искажена грехом и вся она была спасена воскресением природы человеческой, поскольку Сын Божий соединился с ней и своей святостью сделал способной её к воскресению. А нам дал возможность вкушать этой тонкой плоти и крови в Причастии, чтобы иметь в себе часть воскресшего тела и самим стать способными к борьбе с грехом с помощью самого Христа в нас, и к воскресению по Его примеру и наших тел.

Сделав ошибку подобно Несторию, разделяя две природы во Христе (правда подменяя Божественную ангельской), иеговисты делают аналогичные ошибочные выводы, и также не допускают наименования Девы Марии Богородицею. Несториане даже называли её человекородицею, хотя сам Несторий называл Христородицею (что по сути очень похоже на позицию иеговистов), впрочем, не противясь, если кто-то называл её Богородицею.

Несмотря на разные определения природы Сына, объяснение невозможности названия Богородицею Девы Марии у несториан и иеговистов очень схожи и опираются на предсуществование Сына до рождения в теле. Учитывая, что рождение есть произведение себе подобного “по роду своему”, и родившийся Младенец при наличии Божественной природы, всё-таки имел и всю человеческую природу, с которой слился нераздельно, то Он произошёл “по роду” от Девы и Сам называл себя сыном человеческим и Сыном Божиим. Значит и Деву можно назвать Богородицею, поскольку слияние двух природ произошло ещё в зачатии от Духа Святого, и тем более было уже при рождении. Поэтому претензии к такому именованию Богородицы как несториан, так и иеговистов, которые основываются на разделение двух природ в Христе, можно признать богословски и даже логически необоснованными.

 

Заключение

 

Как свидетельствует проведённое исследование, “неверный и неблагоразумный раб” впитал в себя элементы многих еретических учений и заблуждений ранних христианских философов. Наибольшую схожесть Свидетели Иеговы имеют с арианством, причём базовым, недоразвитым. Кроме того наблюдается поразительный симбиоз взаимоисключающих объединений, как то арианства и несторианства с примесями динамического монархизма Павла Самосатского и послевоскресного докетизма на хилиастической основе с элементами утопического социализма. Круто, правда? Гибрид слона, окуня и паука с примесями вороны и крокодила. Недаром общество переживает кризис и ухудшение статистики посетителей Залов Царства.

Следует отметить, что при исследовании писаний “доникейских отцов” Свидетелями Иеговы присутствует предвзятый подход к выискиванию редких ошибок или неточных формулировок, в целом не являющихся ведущим мнением того или иного отца, которые выставляются как истинно христианские и подтверждающие правоту иеговистов. Присутствует и откровенная ложь, представленная в виде подтасовок слов отцов и домысливаний самих авторов работы “Верить ли вам в Троицу?” и других своих «писаний».

Кроме того, Свидетели очень часто ссылаются на протестантских богословов, учёных, иногда на католических богословов (хотя само католичество считают “организацией Сатаны”), очень часто — на различных энциклопедистов. Это, конечно же, не источники, в полном смысле этого слова. Протестантские учёные, которые пользуются в своих исследованиях принципом “только Писание”, отброшены на уровень послеапостольского христианства и сталкиваются с теми же экзегетическими недоразумениями, порождающими ереси, что и христианские философы первых веков. Поэтому не удивительно, когда из солидного протеста против католичества вышло огромное количество сект, в т.ч. и Свидетели Иеговы. Впрочем, последних, христианами назвать уже невозможно. И все эти конфессии имеют сходные заблуждения с их прототипами в первые века с той особенностью, что богословски и философски те еретические учения имели значительно более глубокую основу.

Вполне вероятно, что принцип “чем ближе к апостолам, тем больше истины”, в том числе и в сектах первых веков, а также появления самой науки патрологии именно в лютеранстве, позволяет предполагать серьёзную работу протестантских учёных в плане изучения памятников именно первых веков христианства. И очень не удивительно, если встречаются в их трудах еретические заблуждения, которые, вследствие полного отсутствия серьёзных богословских работ “неблагоразумного раба”, перекочёвывают в книги и периодику иеговистов. И такие протестантские исследования для иеговистов могут выступать вторичными источниками для обоснования своей доктрины. Но первоисточниками являются ереси и заблуждения первых христиан.

Что может дать нам такой вывод? Поскольку Церковь, как Тело Христово, победила в самой себе эти немощи, то мы, сегодня, можем воспользоваться превосходно разработанными методами борьбы против гораздо более стройных еретических систем, по сравнению с сегодняшними недоразвитыми и плоскими суррогатами религиозности американского производства. Поэтому, определив возможные источники ереси, на следующем этапе необходимо исследовать отцов, которые богословски победили её, притом с использованием только Священного Писания, и использовать этот материал для борьбы с сегодняшней формой существования ветхого заблуждения. Но даже без этого, в полемических статьях, которые будут опубликованы в ближайшие 10 дней, показано, что сам Новый Завет просто вопиет о бредовости учения Свидетелей Иеговы.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


+ девять = 18