Наставничество и самовольное учительство как проблема нынешних пастырей

10.10.2013 / / Мнений — 131 / Статей — 2 / Дата регистрации — 10.10.2013

IMG_6061Со статьей Вячеслава о женской доминанте в Церкви я в целом согласен. Проблема существует, и имеет два аспекта. Первый аспект – это формальность, обрядовость веры, в насаждении которой, согласно автору первой статьи, виноваты в основном женщины, чаще всего замеченные и в самовольном учительстве.

Вторая сторона проблемы – это самовольное учительство в храмах, которое отталкивает людей, пришедших  впервые,  а также увлекает постоянных прихожан, чаще женщин, во всякие крайности, несовместимые с каноническим православием.

Наиболее важной, без сомнения является первая сторона проблемы, которая в целом касается действенности Православия для каждого прихожанина.

Большинство прихожан люди душевные, а не духовные и поэтому в отношении них действуют законы психологии, т.е. особенности мужской и женской души. Мужчина живет преимущественно разумом, он стремится к завоеванию, самоутверждению, поэтому для мужчины типично все подвергать сомнению, сопротивляться любой попытке подчинить себя. Даже приняв веру, мужчина склонен к ее анализу, т.е. к сомнениям. Женщина преимущественно живет сердцем, чувствами, она хранительница и ищет защиту, ради которой готова подчиниться, поэтому вера принимается женщиной полностью, всем сердцем, и как хранительница, женщина защищает свое видение веры и человека, через которого это видение пришло, не взирая ни на что. Проводя параллель можно утверждать, что психологическая раздвоенность человеческой души  у большинства прихожан проецируется на противопоставление знания, в частности духовной образованности, к которой преимущественно стремятся мужчины, и душевной веры которой живет большинство женщин среди прихожан. Таким образом, в душевном мире всегда существует противостояние веры и знания, благодати и духовной образованности, которые в крайних проявлениях создают две ветви внутри духовенства.

  1. Священники, как старцы, часто без официального духовного образования – их вера по благодати, подобная женской – вера сердцем, как у жен-мироносиц, которые в отличие от апостолов-мужчин не бежали «страха ради иудейского». В основном это люди старше 50-и лет, которые стали священниками,  по призванию Бога, исходно без личного на то намерения. В их биографии часто содержатся драматические моменты, в которых была явлена сила Бога, что и определило их дальнейшую судьбу. Они бескорыстны, принимают проблему каждого прихожанина, как свою собственную, очень щепетильны к Таинствам, их часто принимают за старцев, хотя они ими и не являются. Эта категория верит сердцем и находит поддержку в основном у женщин,  хотя и критикуется  за ряд отступлений от канонов со стороны просвещенных мирян-мужчин, а также образованных священников. Ввиду недостатка образования эти священники могут принимать верования, сомнительные с точки зрения Церкви, придерживаются правил синодального периода. Но есть большой плюс – со стороны этих священников возможно эффективное духовное руководство, но без слепой душевной веры прихожанина в священника. Нужно прислушиваться к собственной совести и помнить, что батюшка, хотя и благодатный, но не старец. Если все произошло вопреки его словам и благословению, то это еще не конец веры.
  2. Священники-профессионалы, которые, к сожалению, воспринимается даже прихожанами, как институт культовых служащих государственного образца, слишком ученых, сухих, а временами корыстных и коррумпированных  духовных чиновников. Вера культовых служащих больше мужская в душевном смысле, опирается на образование, от разума, критичная, которая все разделяет, систематизирует, пытается доказать. Но вера от разума, к большому сожалению, не обладает любовью к ближнему, т.е. представляет собой мертвое, теоретическое Православие. Эти люди могут благообразно и правильно, в духе семинарского или академического богословия ответить на любой вопрос, но истинного участия, духовного отцовства от них не дождаться. Никто из них не будет «полагать душу за овец своих».  Максимум 10 минут времени и совет чаще ходить в храм, исповедаться и причащаться. Придраться не к чему, но такой совет можно дать любому и без образования и сана. Священник-профессионал правильно совершает службы и требы, говорит безупречные академические проповеди, но, как духовный наставник бесполезен, а определенной ситуации даже опасен для прихожанина.

Еще раз скажу, что это два крайних полюса, которые в чистом виде встречаются редко, но важны как две душевные (психологические) тенденции  в деятельности духовенства. Редкой удачей является встретить священника истинно духовного, т.е. не только по сану, но и по духу, который соединяет в себе действенную веру и истинное знание. Таких священников относят к старцам – успешным практикам Богословия.

Женщины подвергаются опасности заменить веру верованиями, т.е. не могут противостоять ереси духовного наставника и будут его защищать, не принимая доводов разума. Но при истинном пастыре, женщины составляют оплот прихода, подобно женам-мироносицам, которые без всяких обещаний пошли за Христом до конца. Несомненно, что приняв истинную веру, женщина в силу своей душевной организации, намного ближе к спасению, чем мужчина. Говоря о вере сердцем, и вере от разума,  я нисколько не отрицаю духовного лидерства мужчины, которому «глава Христос, а жене – глава муж». Но то, что женская вера устояла при гонениях, говорит о том, что она, как и во времена Христа, была сильнее мужской, ведь «Богу нужно сердце», которым в преимуществе верят женщины.

Мужчины живут преимущественно разумом – преобразующим духовным свойством, поэтому им дано Богом духовное лидерство и право учительства. Но разум все подвергает сомнению, что в сочетании с желанием доминировать приводит к охлаждению веры, а  в худшем случае к уклонению в ереси.

Православие – это самый эффективный способ спасения души, т.е. не  застывшая форма, совокупность обрядов, а  непрерывный процесс личного богоуподобления каждого человека. Верить правильно, это изменяться так, чтобы сподобиться «явления Духа и силы», а не упражняться в дискуссиях, произнося  «убедительные слова человеческой мудрости». Другими словами, Православие, прежде всего, в благодати, а не в образованности, которая нужна, как средство к получению благодати, но не является целью. Ведь, «знание надмевает, а любовь назидает». И Христа распяли профессора богословия вместе в патриархом тогдашней по тем понятиям самой что ни на есть «православной» церкви, тоже ученым богословом. А апостолы, в большинстве своем неграмотные, приняли Христа по благодати, хотя, будучи мужчинами, верили разумом, до конца, представляя себе воцарение Христа в Иудее. Полнота веры была получена ими только в день Пятидесятницы, Святым Духом, после чего апостолы смогли выйти на проповедь, т.е. открыто исповедовать Христа.   Женщины смогли совершить это еще не видя Воскресения Христа, в момент страданий  и смерти Спасителя, хотя и без слов, но всем сердцем, готовностью умереть с Ним.

В духовном мире нет противопоставления благодати и образованности – истинная образованность, в том числе и духовная, возможна только по благодати. Другими словами, вера – это средство получения знания, а истинное знание укрепляет веру. Богословию, как науке спасения, научиться разумом невозможно, так как наука богоуподобления требует и сердца, и разума, и тела. И здесь нужен духовный наставник, который для каждого лично определит меру телесного труда – поста, поклонов и т.д., меру для сердца – т.е. число молитв, служб, частоту принятия таинств, а также меру для разума – что изучать, и как понимать прочитанное. Без соблюдения этого триединства всегда будет перекос или в сторону женского православия – верований, или мужского – сомнений и отрицания.

Наибольшая проблема  сейчас – не женское православие, а отсутствие духовных наставников, опытно знающих Богословие. Большая опасность в том, что богословское образование оторвано от сердца, благодати, а проходит исключительно в сфере разума, подобно атеистическому образованию, – это больше надмевает, чем назидает. Такая ситуация к сожалению приводит к охлаждению веры у людей  с богословским образованием. Я был свидетелем таких примеров. Именно, после такого образования, особенно в юном возрасте, выходят миряне и священники, которые все уже настолько знают разумом, что готовы «решить»  любой вопрос, не обладая духовным опытом, т.е. не изменив сердце, сообразно тому, что они постигли разумом. Таким священникам скучно и неинтересно тратить время на бабушек или просто людей, без духовного образования, чтобы объяснять им азы Православия. Они желают руководить, им нужна слава и деньги. Они и составляют затем официальную духовную иерархию священников и владык-профессионалов, от которых  народ бежит в лучшем случае к священникам по призванию, принимая их за старцев, но часто к сектантам и колдунам.

Женщины с их верой сердцем находятся в большей безопасности, хотя, веруя только сердцем и телом, лишаются возможности учительства.

Самовольным учительством в храмах и вне нередко занимаются и мужчины, некоторые из них семинаристы. Их вера облекается в желание доминировать, типичное для мужского характера, иногда это желание умножается на юношеский максимализм. Проповедь для таких людей – это упражнение ума, самоутверждение собственной веры, без оглядки на людей, к которым эта проповедь обращена. Это беспощадные катехизаторы, после  разговора с которыми человек понимает, что Православие – вещь настолько серьезная, что лучше держаться от него подальше. Я лично сталкивался и с бабушками, и с мужчинами в храме, которые дергали каждого приходящего и пытались каждого поставить на определенное место в храме и рассказать смысл службы без всякой на то просьбы. Наблюдал я и семинаристов, которые уже многое “поняли” после 1-го курса и даже могли смело критиковать священников. Тут неизвестно, от кого больше вреда от бабушки, которая после замечания тихо отойдет в сторону, или от мужчин с их настойчивостью и самоуверенностью.

Указанная проблема системная, и в основе ее лежит гордыня и тщеславие, пожалуй, более присущие мужчинам, чем женщинам. Выход из подобной ситуации вполне конкретный и простой, – все дело в настоятеле храма. Если пастырь печется о стаде, не как наемник, то раздоров не будет.  А если пастырь сам по себе, отслужил, и нет его, то приход просвещается “волками” и у людей нарастает вражда: “Поражу пастыря, и рассеются овцы”. Имею личный пример этих двух вариантов.

В первом случае священник-настоятель для всех желающих сам на приходе проводил богословские занятия после Литургии. Перед этим был совместный обед, работали кружки для детей, для взрослых. Отец Леонид, сам бывший киевлянин, разбирал  Священное Писание с прихожанами, давая высказаться каждому желающему, приводил мнение святых отцов. Он все контролировал, был духовным лидером, уважительно относился к мнению каждого человека: и мужчины и женщины, при этом строго следил за соблюдением  дисциплины, сразу пресекал все крайности. На приходе за порядком в храме следили люди, получившие на это благословение. И в целом была атмосфера любви и уважения. Это было в Германии, и священник и прихожане были людьми бедными и даже нищими по немецким меркам. Но если пастырь пасет стадо по-христиански, то результат будет. На приход шли люди, жертвовали из своих скудных средств, работали по благоустройству в свободное время вместе со священником, – и все это в духовной атмосфере Германии, не только антиправославной, но и антихристианской.

На ряде других приходов, к сожалению, в Украине, священники служили, выполняли требы, но миссионерскую работу не вели, прихожан не знали, их жизнью не интересовались. Этот разрыв сразу заполнялся самозваными учителями разного пола, сектантами  и колдунами. При этом никакие попытки прихожан организоваться в плане духовного просвещения стойкого результата не дали: женщины не склонны к анализу и верят сердцем, им нужна больше душевная атмосфера общения, а не его содержание,  а из мужчин, каждый хочет быть лидером, считая свою точку зрения самой правильной. Пастырь благословил занятия, но сам времени для занятий не нашел. Без духовного авторитета пастыря стадо распалось на отдельные группы по душевному расположению.  Некоторые ушли на другие приходы.  Поэтому вывод следующий:

1. Самовольное учительство есть, оно вредит, как вновь пришедшим, так постоянным прихожанам. Эта проблема относится, как  к женщинам, так и к мужчинам, и ее нужно решать, но сверху – от настоятеля храма, с учетом особенностей каждого прихода. Благодать священства дает пастырю духовную власть над прихожанами, которая не может быть замена никаким богословским образованием самого просвещенного из мирян. Духовный учитель на приходе – это обязательно священник, в котором соединены благодать и образование,  а не миряне с любым духовным образованием, которые подсознательно воспринимаются прихожанами, как равные и поэтому их мнение не обладает должным авторитетом.

2.  Для исправления ситуации просвещенные прихожане могут взять благословение у настоятеля, и навести порядок в храме под контролем священника, а также, обязательно вместе с настоятелем, проводить занятия по Богословию для желающих.

В заключение могу сказать, что формализм веры исходит не от засилия женского православия, которым промыслительно была сохранена православная вера  в нашем народе. Именно женщины крестили детей, не боясь наказания, они детьми приводили в храмы будущих монахов, и священников, их материнская молитва обладает силой, недоступной ни одному мирскому мужчине.

Потеря содержания веры, ее формализация, имеет причиной падение значительной части духовенства,  развитие фарисейства, как во времена Христа. Содержание веры теряется, многие пастыри  сводят свое служение к совершению служб  и треб, но в себе самих не могут показать действенности Православия, поэтому не могут наставить и прихожан, которые оставлены сами находить свой путь спасения без реального духовного руководства. Благодать православной веры, в  «явлении Духа и силы», заменяется практически светским образованием, превращением священников в культовых чиновников, замены живого Богословия, как науки Богоупобления  сердцем, разумом и телом,  теоретическим, мертвым Богословием, состоящим из «убедительных слов человеческой мудрости». Эта ситуация, несомненно, должна быть изменена в лучшую сторону, иначе стадо окончательно рассеется, подобно Западной Европе, в которой христианство уже  считается мракобесием из средних веков, уделом недоразвитых стран, где тоталитарные режимы удерживают народ  в повиновении при помощи религии.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


девять − = 7