Может ли женщина учить?

01.09.2016 / / Мнений — 0 / Статей — 1 / Дата регистрации — 31.08.2016

Может ли женщина учить? Спор учёных-паулинистов

(Первое название статьи)

Спор учеников Павла об учительстве женщин

(второе название статьи)

Вместо предисловия

phyllis-zagano-kopiyaНа одной из конференций, посвященной служению женщин в церкви, мне довелось спросить уже немолодого архивариуса российской баптистской церкви, считается ли рукоположение таинством или нет в братстве ЕХБ. Докладчик оказался словно между молотом и наковальней. С одной стороны, совершать «таинства» в баптистской церкви могут только «рукоположенные священнослужители», однако, справедливости ради, даже он признал, что «таинства» в евангельских церквах являются скорее заповедями или, как он выразился, «священнодействиями», а раз так, то передавать какой-то особой благодати не могут. Другими словами, как рукоположенные служители могут совершать «таинства», если само «рукоположение» формально «таинством» не является?

Чтобы не вызывать у брата дальнейшего смятения, а в действительности – неудобной заминки, мы сошлись на том, что «рукоположение» есть, скорее, что-то «особенное» в жизни российской баптистской церкви. Другими словами, некое «священнодействие» [1]. Однако, это еще не повод забросить тему в далекий ящик. О предмете женщин и учительства нужно поговорить подробнее.

Проблематика женского служения является, прежде всего, вопросом библеистики и только потом – вопросом богословия. Труд женщин в церкви связан не столько с реальностью самого служения, сколько с такими вопросами как: (1) учительство, (2) рукоположение и (3) очевидный запрет на то и другое. Тогда как учительство в церквях не может реально не существовать (по сути, многие женщины в той или иной мере учат, как об этом свидетельствуют и тексты Нового Завета), вопрос рукоположения даже не обсуждается.

В этом небольшом популярном исследовании поднимаются три вопроса: могут ли женщины заниматься учительством в формате христианской общины? Какое значение имеет институт рукоположения? Почему автор Пасторских посланий (Pastoral Epistles) запрещает женщине заниматься учительством?

По сути, последний вопрос выражает основную проблематику христианского учения о женщине в общине, однако, первые два являются не менее злободневными для понимания ее роли. В каком-то смысле они связаны, поскольку рукоположение чаще всего подразумевает учительство. Но не всегда наоборот. В данном исследовании вопросы об учительство и рукоположении рассматриваются скорее в контексте позитивной программы по интеграции служителя-женщины в труд по назиданию верующих. Вопрос Пасторских посланий будет рассмотрен в конце.

Учительство женщины в церкви

Имеет смысл ответить на вопрос, что есть учительство. Учительство в ранней церкви отвечало трем задачам ранних дидаскалов (διδάσκαλοι): (1) передаче учения Иисуса (традиции, логии Иисуса и об Иисусе). В этом случае они выступали Традентами (нем. «Tradenten»), т.е. теми, кто передавал учение, нежели истолковывал, (2) толкованию Писаний (учение Ветхого Завета),  (3) решению интеллектуальных задач, которые стояли перед первыми христианами, т.е. богословской оценке и интерпретации различных аспектов учения и жизни ранней церкви [2].

Ни одна из этих задач не передавалась Иисусом нигде эксплицитно и исключительно под юрисдикцию мужчин. В действительности Новый Завет скорее подтверждает то, что женщины изначально были вовлечены в учительство. Мария Магдалина, как известно, была очевидцем жизни Иисуса. Естественно предположить, что в пост-пасхальный период истории она могла свидетельствовать о жизни Христа и напоминать верующим слова Иисуса, а также интерпретировать Его учение в том или ином случае. Этим могла заниматься Прискилла, которая толковала учение Христа Аполлосу (Деян.18:26), а также пророчица Иезавель (Отк.2:20), которая учила и, увы, одновременно обманывала верующих фиатирской общины. Среди апостолов также были женщины, подтверждение чему мы находим в Послании к Римлянам 16:7 (Юния).

Женщины также принимали участие в пророческом служении коринфской церкви. В этом случае Павел ставил для них лишь одно условие: они могли молиться и пророчествовать только при наличии покрытия для головы, тогда как мужчины, напротив, не должны покрывать голову (1Кор.11:4-5). В этом случае можно возразить, что женщины пророчествовали в собрании, а не учили. Проблема однако в том, что лексические возможности, которые могли бы пролить свет на деятельность мужчин и женщин в коринфском собрании, ограничены самим Павлом. Он рассуждает, главным образом, о пророчестве и говорении на языках. Только в одном тексте он говорит о том, что все, кто желает, могут пророчествовать, и не вносит каких-либо ограничений на это право: «Ибо все (πάντες) один за другим можете пророчествовать, чтобы всем поучаться и всем получать утешение» (1Кор.14:31). 1 Коринфянам 14:26 также не подразумевает, что только мужчины могут обладать псалмом, учением, языком, истолкованием или откровением. Апостол Павел риторически вопрошает о тех или иных вопросах только братьев. Однако, это просто привычная античная формула обращения. Это не исключает пророчествующих женщин, т.к. откровение касается и пророчиц.

Если же говорить о таком отрывке как 1 Коринфянам 14:34-35, то можно предположить, что это, скорее, поздняя вставка. Павел уже допускает то, что женщины в церкви пророчествуют и публично молятся. Однако, в этом тексте автор явно ограничивает любую деятельность. Во-первых, (а) женщины должны молчать и (б) им вообще запрещается разговаривать [3]. Во-вторых, в определенных манускриптах этот текст появляется в разных местах 14 главы 1 Послания к Коринфянам. Было сделано предположение, что тексты 1 Коринфянам и 1 Тимофею были хорошо известны переписчику, который, вероятно, на полях манускрипта приписал отрывок, взятый из 2 главы 1 Послания Тимофею. Со временем другие переписчики 1 Послания к Коринфянам вписали текст с полей непосредственно в сам текст послания. Однако делали они это по-разному. Есть также косвенные указания, что женщины могли наставлять и руководить. В Колоссянам 4:15 Павел просит читателей приветствовать Нимфу и её домашнюю церковь [4].

Ни в одном случае деятельность таких женщин не попадает в категорию людей, которых, например, Павел, Лука или автор книги Откровения охарактеризовал бы как учителей. По сути, Иисус в Евангелии от Матфея категорично запрещает ученикам называться учителями: «А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник — Христос» (Мф.23:8-10). В таком случае сама проблематика женщин и учительства в церкви в каком-то смысле усложняется в виду явного запрета ученикам называться учителями и наставниками, а, по сути, вообще использовать какие-либо титулы – задача, которая в каком-то смысле становится сложной, если не трудноисполнимой для некоторых авторов новозаветных произведений.

В своих аутентичных посланиях Павел не называет себя учителем, а только апостолом, а также слугой Иисуса Христа [5]. Знал ли Павел о запрете Иисуса не называться учителями, из самих писем апостола не следует. Следовательно, нет ничего удивительного, что и мужчины, включая Павла, прямо себя учителями не характеризуют. Тогда как учители в ранней церкви объективно есть, как, собственно, и сама деятельность учительства, возникает вопрос: были ли среди них женщины? Уже само обозначение проблематики учительства, где учителю запрещается характеризовать себя в качестве такового, наводит на мысль, что в таком ракурсе исследователь не может ответить на вопрос: называли ли себя женщины учителями. Запрет Иисуса, следовательно, распространялся на всех. Поэтому, необходимо судить об учителях в ранней церкви не по титулам, а по деятельности (ср. 1Фес.5:12). А учительская деятельность женщин (Мария Магдалина, Прискилла, Иезавель) в Новом Завете хорошо аттестована.

Разумеется, церковные проповедники могут в своих рассуждениях о служении женщин “растекаться мыслью  по древу”, производя различие между терминами «проповедовать» и «учить», «пророчествовать»/»молиться» и «делать догматические заявления». Но дело в том, что в самом языке Нового Завета таких различий не найти. Павел, например, утверждает, что человек может назвать Иисуса Господом только Духом Святым. Весьма вероятно, что это высказывание делалось во время собраний пророков в Коринфе. Поэтому Павел и говорит о Духе. С другой стороны, чем это не догматическое утверждение?

Вопрос рукоположения

Данная проблематика касается, прежде всего, вопроса: что означает рукоположение, а также такого вопроса, как: было ли рукоположение, как институт, характерным явлением для ранней церкви?

Заметно то, что Иисус никогда не рукополагал служителей. Ни апостолы, ни другие ученики не были рукоположены на служение, а скорее, избраны и утверждены. Судя по самым ранним письмам апостола Павла, он не только не говорит в своих посланиях о рукоположении, но не упоминает ни одним словом официальных руководителей, скажем, коринфской церкви. Последнее является очень важным: ввиду очевидных грехов и конфликтов, апостол не призывает официальных лидеров к ответу и отчетности. Лука, который пишет о том, что Павел рукополагал пресвитеров церкви, скорее характеризует и проецирует на Павла практику современной ему церкви [6]. Опять же, практика рукоположения и назначения лидеров – скорее поздняя. Апостол в своих посланиях не проблематизирует эту тему.

Второй, не менее важный аспект института рукоположения служителей, касается вопроса благодати. Реформация способствовала тому, что протестанты оставили в своей практике два таинства из семи (причастие и крещение). Однако «таинство рукоположения» в той или иной мере оставили за собой англикане и лютеране (у них сохранился институт епископства). В этой связи практика рукоположения до сегодняшнего дня рассматривается в контексте священнодействия (эвфемизм для слова «таинство», скажем, в баптистских кругах). В этом смысле понятие «священнодействие» может распространяться и на другие «действа», которые в баптистских или независимых евангельских общинах совершаются только «рукоположенными служителями», скажем, венчание верующей пары. Такие венчания проводятся главным образом только теми лидерами общины, которые имеют рукоположение. Следовательно, напрашивается вопрос: что евангельские христиане вкладывают в понятие «рукоположение», если официально оно не связано с таинствами католической или православной церкви?

Изначально вопрос таинства так или иначе был связан с определением «благодати», которая в римско-католической церкви понималась в качестве квази-топлива, некой энергии, которая вливалась в человека через епископов и священников. Учение Лютера о благодати, казалось бы, положило конец такому учению о благодати в протестантизме: с тех пор благодать понималась не как энергия, которой можно наделить человека или которую можно «влить» в человека, но скорее представлялась в категории «фавора», т.е. некоего расположения Бога (патрона) по отношению к человеку (клиенту). Если во время рукоположения, как учат евангельские христиане, епископ или группа пресвитеров объективно не наделяют кандидата в пресвитеры благодатью, но символически обозначают его статус, то говорить о таинстве в этом случае не имеет смысла. Если же это действие по прежнему определяется как священнодействие, то необходимо объяснить, чем это священнодействие (а, по сути, таинство) отличается от всех других священнодействий, которые совершаются именно рукоположенными руководителями общин. Такие действа, как бракосочетания, молитва о больных, помазание елеем, следовательно, тоже понимаются как священнодействия. И, следовательно, как таинства. В таком случае – еще раз – важно задать вопрос, чем эти священнодействия отличаются от таинств? Можно предположить, что ввиду протестантского взгляда на благодать, священнодействие рукоположения является лишь торжественным посвящением кандидата в пресвитерство или пасторство, своего рода инаугурацией. В таком случае о «благодати священнодействия» не может быть и речи. Данная инаугурация может пониматься в смысле торжественного ритуала, обряда и перфоманса. Остается только задать риторический вопрос, почему женщина-кандидат не может пройти через подобную инаугурацию?

Возникает и иной вопрос, который необходимо рассмотреть. Так или иначе, согласно евангельской экклесиологии, пасторы через институт рукоположения не наделяют кандидата на пасторство благодатью пасторства, а, скорее, признают в нем уже существующий дар. Другими словами, кандидат уже актуализировал в своей общине определенные дары, которые указывают на то, что он является носителем даров Духа. Это соответствует пониманию даров апостолом Павлом, который утверждает, что Бог ставит в церкви «апостолов, пророков, евангелистов, пастырей и учителей» (Еф.4:11, ср. 1Кор.12:28). Тогда как (см. выше) не сам Павел развивает учение о рукоположении, а делают это его ученики-паулинисты, это вполне вписывается в представление о рукоположении в качестве некоего перфоманса, который вовсе не подразумевает какой-то особой благодати как средства реализации таинства церкви.

Говоря о проблематике рукоположения женщин на пасторское служение, вовсе необязательно давать какие-то практические рекомендации. Это даже в каком-то смысле не совсем возможно. В этом случае было бы полезнее поднять теоретические вопросы, связанные со сложностями на пути к решению этого вопроса. Следовательно, при внимательном рассмотрении таких вопросов, как «учительство» и «рукоположение», можно сделать вывод, что таких теоретических вопросов и проблем на пути к реализации женского учительского и лидерского служения [7], скорее, не существует. Другой вопрос: как христианское сообщество будет реагировать на эти заключения

Следовательно, в дискурсе о женском учительском служении необходимо коснуться такого вопроса, как полный запрет на женское учительство в церкви. Является ли этот запрет культурно и социально обусловленным? Ситуационным? Был ли он временным, или же автор ожидал, что запрет на учительство женщин будет постоянным?

Вопрос Пасторских посланий

Вопрос о женщинах в Пасторских посланиях (ПП) не является единственным, который помещает эти произведения в отдельную группу писем Павла. Стиль греческого языка и ключевые богословские концепции вступают в некоторый конфликт с бесспорными письмами апостола Павла [8]. Поскольку этот вопрос требует для определенной категории читателей большего освещения, необходимо сосредоточиться на том, где ПП расходятся с Павлом в вопросе понимания роли женщин.

Важно также отметить, что в дискурсе о женском служении, ПП не являются единственным продуктом паулинистской школы, которая по своему пытается решить этот вопрос. Школа Павла знает и другие письменные документы, где вопрос женщин освещается под характерным углом. Деяния Павла и Феклы в этом смысле также являются продуктом учеников Павла, в чьих кругах взгляды и богословие апостола хранятся и интерпретируются.

Взгляд Павла на супружеские отношения в 1 Коринфянам

7:2 «…во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа».

7:5 «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию…, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим».

7:8-9 «Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я, но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться»

7:28-29 «Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти; а мне вас жаль.

Я вам сказываю, братия: время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие»

7:32-33 «А я хочу, чтобы вы были без забот. Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене».

Деяния Павла и Феклы

142b. А Фекла, поскольку люб был ей Павел, послала и искала его во всех местах. И когда нашли его, пришли и сказали ей: «Вот он в Мире-граде» 143. И встала она и вышла из дома Трифены-царицы и надела платье мужское, 144 препоясала чресла свои по-мужски.

  1. И ответила Фекла и сказала ему: «Приняла я крещение. Ибо Тот, кто приказал тебе проповедовать, также и мне приказал Он омыться». …И сказала им Фекла: «Пойду я в Иконий-град». Говорит ей Павел: «Иди и учи там заповедям Божиим».
  2. И ответил Фамир и сказал теще своей: «Где она, Фекла, нареченная моя, чтобы посмотреть мне на нее?» Ответила Феоклея и сказала ему: «Новость есть у меня, чтобы рассказать тебе, Фамир: Фекла, нареченная твоя, вот три дня и три ночи от окошка не встает, не ест и не пьет. Но вперила глаза свои и смотрит на чужестранца, как сладко слова пустые и глупые он вещает. И так удивляюсь я, как девицы благоразумные быстро и пагубно последовали за ним 33 . Скажу я тебе, Фамир, что город Иконий весь испортил он, а также и нареченную твою Феклу и жен многих. И юноши 33 идут к нему 34 . И учит он их одному Богу поклоняться 35 и жить в святости.
  3. И когда вошел Павел в дом Онсифора, была там радость великая. И преклонили они колени свои, и молились они и преломляли хлеб. И приблизился Павел и сказал ему слова божественные о самообладании (энкратизм) и о воскресении мертвых: 25. Блаженны тела и души девственные, ибо они приятны Богу. И не будет утрачена награда святости их. Ибо по слову Отца дела 26. найдут их для жизни в день Сына Его, и упокоение настанет для них навеки».

1 Тимофею

2:9-15 «чтобы также и жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою, но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию. Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление; впрочем спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием».

3:2,4 «епископ должен быть… мужем одной жены, детей содержащий в послушании со всякою честностью»

3:12 «Диакон должен быть муж одной жены, хорошо управляющий детьми и домом своим».

4:1,3 «в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, …запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением».

Что характеризует мысль самого Павла и его взгляд на институт брака? (1) Во-первых, Павел допускает некоторую необходимость брака, но только в той мере, когда брак помогает мужчине и женщине избегнуть сильное сексуальное желание/влечение. Другими словами, брак нужен постольку, поскольку он помогает утолять страсть. (2) Во-вторых, Павел ничего не говорит о детях. Правда, зачем плодить детей и наполнять ими город, ввиду скоро прихода Владыки? (3) В-третьих, т.е. следовательно, Павел рекомендует читателям коринфской церкви оставаться безбрачными, как он. Супруги угождают друг другу, а безбрачные – Господу. Какова причина? Павел считает, что время коротко. Создание брака является непрагматичным мероприятием.

Что читатель послания Павла имеет в сухом остатке? Павел не осуждает сам брак, но считает его нецелесообразным. Зачем засеивать поле, ввиду стопроцентного паводка? Зачем затеивать вечеринку на тонущем корабле? Он не говорит четко о роли женщины в доме, но явно не запрещает ей проповедовать Евангелие. По сути, в церквях Павла женщины этим и занимаются. К тому же, по объяснимым причинам, он ничего не говорит о детях: цель брака заключается лишь в том, чтобы избегать блуда и тушить в нем сильные сексуальные желания.

Итак, теперь можно поговорить о двух траекториях, согласно которым мысль Павла получает дальнейшее развитие и толкование: Деяния Феклы (и Павла) и Пасторские послания.

Согласно Деяниям Феклы, молодая девушка разрывает свои отношения со своим женихом Фамиром и, одев на себя одежды мужчины, отправляется в миссионерское путешествие вслед за Павлом. По пути она переживает гонения, даже возможность мученичества, чудеса и, в конце концов, совершает самокрещение. Впоследствии она отправляется в самостоятельную миссию учить народы, которые еще не слышали Евангелие.

Для античного средиземноморского жителя полиса подобное поведение является скорее вызывающим, так как оно ставит город (полис) в весьма сложное положение. Если жители полиса (или просто племени) не умножаются, их ожидает вымирание (голод, болезни, войны и просто послеродовая смерть). Фекла, слушая проповедь Павла, отказывается скрепляться узами с Фамиром, что ставит традиции, ценности и устои города под удар. Однако, разве желание оставить семейные узы брака и посвятить себя проповеди Царства не является основной мечтой Павла-апостола? В этом коренится большая трудность для паулинистов, так как Павел на самом деле мог быть интерпретирован именно так: женатый заботится о своей жене, а не о Господе.

Какова реакция другого крыла школы Павла? [9] Она является противоположной. Женщины в пасторских посланиях не учат, а учатся. Они не одеваются в мужские одежды, но спасаются через рождение детей, то есть новый гражданин города, появляющиеся дети – главная ценность древнего полиса и залог его будущего. Заметно, что Деяния Павла и Феклы расходятся с представлениями автора пасторских посланий даже о еде. Очевидно, что Павел Деяний является сторонником аскетического представления о Евхаристии: ” (14) И когда вошел Павел в дом Онсифора, была там радость великая. И преклонили они колени свои, и молились они и преломлялихлеб. (87-88) А Павел постился, он и Онсифор, и супруга его, и дети его (88) в склепе одном, открытом при дороге иконийской. И когда прошло много дней в посте, говорят отроки Павлу: «Голодны мы». И не на что было купить им хлеба, ибо оставил Онсифор дом свой и имение свое. (92) И Павел веселился и радовался вместе с теми людьми, которые были с ними. И принес им отрок тот пять караваев хлеба, и трав, и воды, и соли. И радовались они делам чистым Христа”.

В этом случае заметно, что евхаристическая трапеза Деяний не содержит в себе важного элемента ужина (вечери) – вина. Причина тому – энкратические убеждения автора Деяний, то есть воззрения, согласно которым воздержание и аскетизм per se являются высшими ценностями христианского сообщества. Вот что пишет автор Пасторских посланий: «Впредь пей не одну воду, но употребляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих недугов» (1Тим.5:23. См. также внимательно 1Тим.4:2-4 (!), что также противостоит взглядам автора Деяний Павла). Видимо, автор убежден, что аскетизм поборников радикальной линии Павла приводит к проблемам в здоровье. Предполагаемый Тимофей переживает немощи именно потому, что перестал пить разбавленную вином воду.

Так или иначе, Пасторские послания представляют школу Павла. Их реакция на женщин и их служение в церкви подпитана противодействием радикализму автора Деяний Павла и Феклы.

Выводы

Павел на самом деле был убежден, что во Христе стираются границы между мужским и женским. Он верил, что Царство как черная дыра безвозвратно засасывает в себя социальные, родовые и материальные различия верующих. Разумеется, автор дает себе отчет, что разговор о «школе Павла» поднимает многие вопросы, в том числе и канонические (не говоря уже о «безошибочности Библии» и проч.). Однако в данной статье не ставилась цель освятить весь спектр сложных явлений, которые сопровождают работу теолога-библеиста. Позже вопросам канона также будет уделено должное внимание.

И все же важно отметить, что блок писем, которые именуются «паулинистским корпусом» не предлагает читателям унифицированной картины о служителях в церкви. Не только о служителях-женщинах, но и служителях-мужчинах. Удивительно, но факт.

Христианам сложно поверить и принять, что Иисус запретил им называть себя учителями, наставниками и отцами. Ведь слово «пастор» или «пресвитер», понимаемые как статус, попадают именно в эту находящуюся под “табу” категорию. Павел верил, что лидеры проявятся в своем делании и служении, а не в статусах. Он считал, что они непременно будут харизматиками, где различия в статусе, поле и возрасте нивелируются под воздействием Духа. Другой вопрос, что богословие Павла и его внимание той благодати, которую Бог изливает в сердца верующих, стало богатой почвой для различных интерпретаций в раннем христианстве. В то время как читателям, которые мало знакомы с другой неканонической, но все же ранней христианской литературой, это трудно принять.

Какие основные выводы может вынести из этого обзора?

(1) Иисус готовит учеников, среди которых нет иерархии. Он никогда и нигде не возлагал рук на будущих «апостолов».

(2) Павел, по всей видимости, никогда не рукополагал своих лидеров.

(3) Если даже апостол рукополагал лидеров в пресвитеры, рукоположение не наделяет человека даром пасторства и не дает ему какой-то особой благодати. Учить иному – входить в противоречие с очевидными текстами Павла. В таком случае, рукоположение есть форма голосования, официальное одобрение носителя дара. То есть:

(4) Рукоположение – это «перфоманс», инаугурация лидера. Подтверждение того, что «харизматик» уже совершает в общине. Если женщина учит, а ее не рукополагают, она все равно будет учить. То же самое касается мужчин, которые не прошли подобную «инаугурацию».

(5) Утверждение автора ПП о том, что женщина должна молчать является скорее тем частным случаем, когда паулинист хочет избегнуть маргинализации христианской общины в ее глобальном виде – общину, которую критикуют за социальную анархичность. Подчинение женщин мужчинам – это римская идиллия, которую взял на вооружение автор пасторских посланий.

(6) Сегодня эта идиллия изжита. Женщины становятся министрами обороны, канцлерами, премьерами и президентами. Как бы в таком случае паулинист написал свое послание? Сей вопрос остается без ответа.

(7) Если считать, что между ПП и 1 Коринфянам 14 гл. нет противоречий, как нам поступать поступать с теми различиями, которые имеются в воззрениях Павла на женщин? [10] Как кажется, характер псевдонимности (псевдоэпиграфики) пасторских посланий является более адекватной теорией, которая объясняет расхождения во взглядах на женщин в 1 Коринфянам 11 гл и ПП.

Примечания

[1] Священное действие? Однако в этом мире ничего нет профанного. Все священно, что принимается с верой и молитвой.

[2] Приведём несколько ссылок на предыдущую и современную дискуссию, обязательно упомянув Фильсона. Floyd Filson, “The Christian Teacher in the First Century,” JBL 60, no. 3 (September 1941), стр. 322. См. Heinrich Greeven, “Propheten, Lehrer, Vorsteher bei Paulus,” ZNW 44 (1952/53), стр. 16-31; Rengstorf, “διδάσκαλοϛ im NT,” ThWNT, 2:160-162; Wolfgang Schrage, “Einige Beobachtungen zur Lehre im Neuen Testament,” EvTh 42 (1982), стр. 233-251; Heinz Schürmann, “…und Lehrer. Die geistliche Eigenart des Lehrdienstes und sein Verhältnis zu anderen geistlichen Diensten im neutestamentlichen Zeitalter,” in Orientierungen am Neuen Testament, KBANT (Düsseldorf: Patmos Verlag, 1978), стр. 116-156, особ. стр. 120-131; Helmut Merklein, Das Kirchliche Amt nach dem Epheserbrief, SANT 33 (München: Kösel-Verlag, 1973), стр. 318; Alfred Zimmermann, Die urchristlichen Lehrer: Studien zum Tradentenkreis der Didaskaloi im frühen Urchristentum, WUNT 2.12 (Tübingen: Mohr Siebeck, 1984); Jürgen Roloff, Die Kirche im Neuen Testament, GNT 10 (Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 1993), стр. 141-42; Stephen Witmer, Divine Instruction in the Early Christianity, WUNT 2.246 (Tübingen: Mohr Siebeck, 2008), стр. 4.

[3] Различные толкования, которые делают различие между обычным разговором/речью женщин в церкви и речью за кафедрой, – безнадежно наивны. Дело в том, что в церквях Павла просто на просто не было этих кафедр (!), а свои речи (профитеи) коринфяне произносили в триклинии во время банкета. Есть и другие подобные предположения, что женщины могли пускаться в едкие комментарии в адрес проповедующих братьев. Но это также невероятно, т.к. обмен речами в триклинии во время ужина не имел формального статуса по сути.

[4] Нимфа или Нимфан? Сегодня многие исследователи склоняются к тому, что Павел говорит о женщине, которая была домовладельцем. Трудно представить, что являясь патроном церкви, т.е. человеком, который предоставил верующим возможность собираться у себя в доме, она не могла реализовывать лидерские функции.

[5] В обоих посланиях к Тимофею Павел обозначается как учитель и апостол язычников. Однако об особенностях Пасторских писем речь пойдет ниже.

[6] Лука пишет о том, что Павел рукоположил пресвитеров на обратном пути из Дервии, Листры, Иконии, Антиохии. Трудность этой кампании заключается в том, что: (1) Павел не мог иметь времени для рукоположения и обучения пресвитеров и (2) он рукополагал пресвитеров из числа язычников, что противоречит 1Тим.3:6. См. Jürgen Roloff, “Die Apostelgeschichte,” NTD 5 (Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 1988), 220.

[7] И снова, как было сказано выше, согласно Мф.23:8-10, Иисус запрещает использовать титулы и звания. Само слово «пастор» в Новом Завете не используется. Используется слово «пастух» (Еф.4:11). Слово «пастор», скорее, является германизированной формой (см. слово «пастырь» и глагол «пасти»).

[8] Исследователи датируют пасторские послания концом первого века. См. Jürgen Roloff, “Der erste Brief an Timotheus,” EKK 15 (Zürich: Benziger Verlag, 1988), стр. 26; Udo Schnelle, Einleitung in das Neue Testament, 5te Aufl. (Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 2005), стр. 380; Jouette M. Bassler, “1 Timothy, 2 Timothy, Titus,” ANTC (Nashville: Abingdon Press, 1996), стр. 20. Фильхауэр (Vielhauer) относит эти книги к началу второго века. Philipp Vielhauer, Geschichte der urchristlichen Literatur: Einleitung in das Neue Testament, die Apokryphen und die Apostolischen Väter (Berlin-New York: Walter de Gruyter, 1978), стр. 237. Пасторские послания выражают общий дух пост-паулинистской эпохи: стабилизация, рутинизация и доместикация харизмы. См. Michael Wolter, Die Pastoralbriefe als Paulustradition, FRLANT 146 (Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 1988), стр. 245; Raymond E. Brown, The Churches the Apostles Left Behind (New York & Ramsey: Paulist Press, 1984), стр. 34; Margaret Y. MacDonald, The Pauline Churches: A Socio-Historical Study of Institutionalization in the Pauline and Deutero-Pauline Writings, SNTSMS 60 (Cambridge: Cambridge University Press, 1988), стр. 159-202; Frances Young, The Theology of the Pastoral Letters (Cambridge: Cambridge University Press, 1994), стр. 17.

[9] Об этом см. подробнее следующую дискуссию: Dennis Ronald MacDonald, The Legend and the Apostle: The Battle for Paul in Story and Canon (Philadelphia: Westminster, 1983), стр. 54-77. См. также M. MacDonald, The Pauline Churches: A Socio-Historical Study of Institutionalization in the Pauline and Deutero-Pauline Writings, SNTSMS 60 (Cambridge: CUP, 1988); Frances Young, The Theology of the Pastoral Letters, NTT (Cambridge: CUP, 1994), стр.15; Michael Wolter, Die Pastoralbriefe als Paulustradition, FRLANT 146 (Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 1988), стр. 161-163; Egbert Schlarb, Die gesunde Lehre: Häresie und Wahrheit im Spiegel der Pastoralbriefe, MThSt 28 (Marburg: Elwert Verlag, 1990), стр. 141; Philip H. Towner, The Goal of Our Instruction: The Structure of Theology and Ethics in the Pastoral Epistles, JSNTSup 34 (Sheffield: Sheffield Academic Press, 1989), стр. 25; Howard I. Marshall, “The Pastoral Epistles: A Critical and Exegetical Commentary,” ICC (Edinburgh: T & T Clark, 1999), стр. 50. J. Rohde, “Pastoralbriefe und Acta Pauli,” Studia Evangelica 5, TU 103 (Berlin: Akademie, 1968), стр. 303. Korinna Zamfir, Men and Women in the Household of God: A Contextual Approach to Roles and Ministries in the Pastoral Epistles, NTOA 103 (Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 2013), стр. 167, 264.

[10] Конечно, никто не отнимет у экзегетов возможность растягивать значения и смыслы текстов, а также допускать невероятное количество допущений и анахронизмов.

 

Виктор Шленкин
Христианский megapolis

Обсуждение


  1. Предупреждений - 0
    Andrey
    Гость
    22:13 14.02.2017

    “Приветствуйте братьев в Лаодикии, и Нимфана, и домашнюю церковь его” (Кол.4:15)
    Нимфана, а не Нимфу и Церковь его, а не ее

  2. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    13:34 16.02.2017 / Мнений — 1123 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Как раз – её. В греческом подстрочнике Нимфан – мужского рода, а дальше стоит местоимение женского рода. http://biblezoom.ru

    Рукописные свидетельства не позволяют прийти к однозначному выводу, принадлежит это имя мужчине или женщине (ТС, 627; Lightfoot). την κατ’ οικον дома, в своем доме. 

    Но даже сам факт женского местоимения говорит о том, что первые христиане не имели такой дремучей дикости в отношении женщины как протестанты всех мастей в 21 веке.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


6 + один =