Магия или Промысел?

26.11.2014 / / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

pri4astie-600x400Прежде, чем я произведу маленькую революцию в области евангелизации таинств, надо разобраться с самим термином «таинства».

Таинства – священнодействия, явленные в православных церковных обрядах, через которые верующим сообщается невидимая Божественная благодать или спасительная сила Божия (это с Азбуки.ру). Это классическое определение не может устраивать христианина, поскольку предполагает обязательное наличие священника и производимые им священнодействия. Ключевые слова я выделил. Определение предполагает как минимум два аспекта, которые нужно разобрать. Это – мистериальность таинств и их магичность.

Мистериальный и магический аспект

На мистериальность указывает первая часть приведенного определения таинств весьма чётко. Есть жрец, как в язычестве, который осуществляет культовые действия, в которых происходит контакт материального и духовного. Во второй части определения – чистый магизм, никак не зависящий от веры участников «священнодействия в церковных обрядах». Посмотрите, как сказано, – «сообщается невидимая Божественная благодать». Не «может сообщаться», а резидентно – «сообщается». Т.е., если обряд правильно исполнен священником, то Бог обязан подать благодать. Т.е., культ оказывается определителем духовного влияния, ставя его в подчинение от формы, формальности.

А теперь сравните с определением языческой мистерии у протопресвитера Александра Шмемана. «Мистерию, мистериальную религиозность самым общим образом можно определить, как веру в культ, в его спасительную и освящающую силу. От участника мистерии не требуется веры в изображаемый миф, а только веры в спасительную и освятительную силу изображения, то есть культового акта». Похоже? Похоже, и весьма.

Католики поменяли что-то в форме эпиклезы! Всё, их таинства не действительны. У протестантов нет епископов и священников с сукцессией, их таинства тоже недействительны. Не важно, есть вера или нет. Важно точное до тошноты соблюдение формы обряда. Тогда Бог сделает так, как нам нужно. А им не сделает, поскольку они утратили точную форму «заклинаний» и ритуальных действий.

Не важно, священник убийца, алкоголик или давно неверующий. Не важно, с верой человек пришел на крещение, или из-за многомесячной «осады» его домашних. Если обряд выполнен по православной форме, то таинство состоялось, Бога вынудили подать благодать. Просто крещенный этого не заметил.

Тут мне на память приходит фраза евангелиста о результате проповеди Христа в Назарете. Он с горечью замечает, что Господь «не смог совершить ни одного чуда через их неверие». Вдумайтесь в смысл фразы. Нужна вера, что этот Субъект исцелит. Но Он слишком понятен для жителей Назарета. В Нем нет для них таинственности и загадочности. И они не верят в Его возможности, а Сын Божий не может насильно исцелить, поскольку природа любви – ненасильственность. Насильно Господь вообще никого не исцелял (кроме воскрешения из мертвых, хотя и по вере их родных).

А в христианских таинствах на сегодня аспект веры ушел на задний план. Примат веры декларируется только на словах. Во взглядах на таинства мы становимся чистыми язычниками. И все потому, что практически все своё воцерковление проходили не через просвещение, а через культ. Это когда под воцерковлением понимается крещение, исповедь и причастие, наряду с регулярным посещением культовых церковных мероприятий. После этого, задача церковной миссии считается выполненной в отношении нового постоянного прихожанина. Главное же для него – его вера и установление связи с Богом через молитву, жёстко профанируется и отдается ему на откуп и самостоятельное изучение. А второстепенное – участие в культе, становится главным. На фоне культа часто даже мельчают сами таинства. И происходит рождение нового фарисея.

Если хватит интереса к религии и смыслам, то это состояние будет преодолено, а если нет, то человек и умрет в этом состоянии, будучи уверен, что одним участием в культе и таинствах он уже приобщился к спасению.

Роль культа

Язычество себя всегда продвигало в массы через культ, мистерии, их красоту, уникальность, впечатляющую жестокость, развращенность. Культы были на любой вкус. Но что мы видим спустя два века после смерти последнего апостола? Арианство вводит специальные хоры, которые поют красивее и мелодичнее, чем просто все прихожане. И воспитанные на многовековом язычестве люди выбирают арианство… не столько по учению, сколько по форме мистерии. В ответ, Церковь разрабатывает свою мистерию, тоже с хорами. Появляется Литургия Василия Великого, с раздельным пением и молитвами. Это привело, не в последнюю очередь к затуханию интереса арианству, конечно, не без промыслительной активности свт.Григория Богослова.

И в дальнейшем, христианство, показывая товар лицом, двигало себя в языческий мир через культ и мистерии. Как сказал прот.Александр Шмеман «Церковь слилась с богослужением: стала восприниматься, как сакраментально-иерархический институт, существующий для совершения богослужения — священной, надвременной, неизменной мистерии». Посмотрите, как история нам доносит, что было «последним бриллиантом», брошенным на весы выбора Христианства князем Владимиром. Это была Литургия в храме Софии в Константинополе. Предание доносит, что красота богослужения склонили Владимира к выбору Христианства.

Оформленность и проработанность культа, несомненно, сыграли немалую миссионерскую роль в расширении Христианства. Но у четкой формы культа проявилась и темная сторона. Различия в «богослужении» привели к деноминационному разделению в конфессиях и возникновению схизм на почве обряда. Вхождение в среду язычества не через проповедь и просвещение, а через культ, поставили христианство в один ряд с прочими языческими культами. Для среднего славянина, не умеющего читать, христианство оказалось просто еще одним культом, который продавливался князьями сверху. А что насаждается силой, вызывает противодействие самолюбия, каким добрым не было содержание насаждаемого. Потому и любовь Христова всегда действует ненасильственно.

Имея очень слабую просветительскую составляющую в отношении широты охвата просвещаемых народов, культ привлек народ в христианство, но качество этого привлечения оказалось низким. Масса народу, отстояв Литургию, дальше могла оставаться самими собой, без внутреннего изменения, и даже поучаствовать в языческом культе и исповедовать языческие предрассудки. К сожалению, в восприятии христианства, которое входило через культ, срабатывал старый языческий принцип: «Вне культа нет религии». За культом не был заметен и сам Христос, и то принципиально новое и преображающее, что есть в Его учении. Не было толкового просвещения. Церкви гнались за новыми каноническими территориями и широтой их охвата. О качестве речь не шла.

Нет просвещения и сейчас. Пастыри, за редким исключением, оказались банальными жрецами, которые осуществляют культ, включая таинства, и совершенно не работают с паствой. Но даже очень старательные пастыри все равно видят центр единения общины в культе по определенной форме. Если бы для них реально средоточием было таинство Евхаристии, то для них формат Литургии был не принципиален. А так, все организуют хор, и все делают по уставу. Устав же приобрел уже известную степень сакрализации. Потому Литургия по чину Иоанна или Василия оказывается таким себе целостным и нерушимым заклинанием, которое позволяет вывести формулу: «Вне культа нет спасения». Хотя мы знаем, что это совсем не так.

Средоточием жизни общины была и должна оставаться Евхаристия, а не просто «поход на службу». Вы не сталкивались в личной жизни с вопросом: «Ты был сегодня на службе?» Ну или с уточнением «Где?». Гораздо реже интересуются, если знают или видели, что на службе был: «Причащался ли?» Причем ущербны оба вопроса. Первый предполагает, что главное отбыть культовой мероприятие, а второй, что можно отбыть на службе и не причаститься. И именно присутствие на службе без причастия ярко свидетельствует о том, что культ стал целью и оправданием в глазах верующего перед Богом. Вот, я пришёл, отстоял, выделил время для Тебя. Засчитай мне это. В этой формуле профанируются и сами таинства и то, ради чего собирается община.

Если задающий вопрос «Был ли ты сегодня на службе?», знает, что на службе я обязательно причащаюсь, то сам вопрос не имеет ущербности. Но такова практика в православии пока редкость. Хотя для христиан это всегда было и остается нормой. И даже целью. Собраться во Имя Господа и сотворить ему воспоминание, а он нас причастит Дарами, освященными Духом. Православие же поставило «забор» между членами прихода и Богом. В заборе увесистая калитка со сложным замком, что каждый раз его открывать не все решаются, чтобы поучаствовать в таинстве, а не в его подготовке.

Потому народ приходит полюбоваться происходящим за «забором», и уходит. И только товарищи типа меня, которые поняли, что «забор» установлен незаконно (его вообще не должно быть ни в каком виде), лазят прямо через него, не обращая внимания на существование калитки. Остальных приучают сложностью замка к тому, что достаточно прийти, отстоять, поумиляться, и пойти домой. Ведь Православная Церковь спасает. На словах, конечно, все говорят об участии в таинствах, как условии воцерковления. Но «забор» не убирают(((.

«Забор» – это следствие ветхозаветного дуализма. Святыню нужно отделить от мира, чтобы ее не осквернили его нечистотой. Доступ к святыне может быть обеспечен через ритуальное очищение и жертвы. Так же было и есть и в язычестве. И такой же расклад, к сожалению, остается и в Православии. Только форма поменялась. А суть – та же. Языческая концепция привела в православие идею, что частые контакты со святыней могут ее профанировать. Потому выдуман «забор», мощная «калитка», со сложным замком. Результат – подмена верой в таинства и в культ веры в Бога.

Если подытожить, то все вернулось на круги своя. Изначальное языческое понятие было воцерковлено, получило иные христианские трактовки и смыслы. Но имея в себе магический корень, опираясь на глубинное народное язычество, постепенно освобождалось от христианских смыслов, скатываясь обратно к исходной магической сути. И так вошло в современные катехизисы и учебники богословия.

Остается одно из двух: либо менять определение, либо вообще отказываться от категории.

Нужно ли «таинство» как категория экклесиологии?

С культом все ясно. Он не обладает внутренней спасительной силой, даже по учению Церкви. А вот в таинствах совместно действует человек и Бог. Но действует ли Бог автоматически в ответ на действия священника? Может вообще отказаться от слова «таинство», которое является, по сути, воцерковленным языческим термином? Ведь это в язычестве область контакта с духовным ограничивалась зоной культа и мистерии. А Дух дышит, где хочет. Благодать может подаваться людям и вне мистерий. И примеров таких не меряно. Даже через иконы подавалось чудесное исцеление.

Предлагаю решить вопрос концептуально. Нужно ли нам понятие «таинство»? Исходим из следующих предпосылок:

  • Господь пообещал, что хотя он и возносится на Небо: Я с вами всегда, и до конца мира. (Мф. 28: 20).
  • Он же обещал нам: И Я Отца попрошу, и Он даст вам другого Заступника, чтобы он навеки остался с вами. (Ин. 14: 16), а также Когда же придет Дух Истины, он направит вас к полной истине. (Ин. 16: 13)
  • Дух всегда действует по собственному усмотрению: «Ветер веет, где хочет. Ты слышишь, как он шумит, но не знаешь, откуда он и куда направляется. Так и с теми, кто родится от Духа». (Ин. 3: 8) И Он не подчиняется магии человеческих обрядов. Его нельзя вынудить подать благодать или произвести освящение.
  • Дух действует ненасильственно, и только в отношении тех, кто готов к руководству. Готовы к руководству те, кто осознанно пришел к покаянию и проявил достаточное усилие воли (на усмотрение Духа) для того, чтобы получить помощь свыше.
  • Если двое и более что-то попросят во Имя Иисуса – получат. 19 «И снова повторяю: если двое из вас вместе попросят о чем‑либо, Мой Небесный Отец даст им все, о чем они ни попросят, 20 потому что где хотя бы двое или трое соберутся ради Меня, там и Я буду среди них». (Мф. 18: 19-20) Небольшое уточнение, здесь нет слова «немедленно», потому просьба в молитве не есть приказ к немедленному исполнению. Для получения просимого нет нужды совершать ритуальное таинство для получения благодати. Потому нет нужды в священнике. Но для этого нужна вера.
  • Веру в Иисуса Христа в человеке порождает Дух, а также утверждает и совершенствует ее. Поскольку Дух – свидетель Слова. Но когда к вам придет Заступник — от Отца исходящий Дух Истины, которого Я вам пошлю от Отца, — Он и будет Моим свидетелем. (Ин. 15: 26)
  • Главным условием возможности просить и получить от Отца во Имя Сына, является вера, которая даруется в рождении свыше от Духа, а никак не присутствие/наличие пресловутой благодати священства. Ибо только Духом Отца можно с верой исповедовать Иисуса Христа – Сыном и Спасителем людей, а не прочитать это в молитве служебника. Не секрет, что встречаются неверующие священники.
  • Таинство, как понятие, отсутствует в Новом Завете. Как сущность, встречается только в рукоположении в случае водного крещения и крещения огнем от Духа, а также получения даров Духа на строительство Церкви.

Таким образом, действие Бога в мире происходит через освящающее и преображающее действие Святого Духа, который исходит от Отца. Через Него мы всегда с Отцом и Сыном. Дух действует в мире и людях по своему усмотрению, Его нельзя понудить освящать и подавать благодать только потому, что люди совершают некий обряд.

Мы можем, собравшись вдвоем и более, просить во Имя Иисуса. И если будем верить, то получим просимое. Ведь просить во Имя Иисуса – значит для духовной жизни, а не корысти ради. Таким образом, действия Духа в людях – от их веры, а не от обряда и священства.

В результате логической свертки предпосылок можно сформулировать следующие принципы промыслительной деятельности Бога через Святого духа в тварном мире в отношении людей.

 

  1. Ненасильственность благодатных действий Духа к выбору человеку
  2. Зависимость благодатного воздействия Духа от веры в Иисуса Христа
  3. Свобода и независимость деятельности Духа от действий людей

 

Все три принципа, но, преимущественно третий, полностью перечеркивают то, что обещано определением «таинств» в начале статьи. Если в это определение вместо слова «сообщается» поставить «может сообщаться», тогда с ним можно согласиться. Но с этим не согласятся все «православные маги». Но это нужно сделать. И тогда всё станет на свои места. Без веры никакая благодать тебе сообщаться гарантированно не будет. Она может сообщиться Духом даже без веры, как и бывает при рождении свыше, но только на усмотрение самого Бога. Святой Дух в мире не выполняет ритуальные приказы людей, а промышляет, действует идеально и абсолютно, с учетом всех взаимосвязей в тварных мирах для исполнения воли Отца Небесного. Т.е. Дух проявляется в мире как Промысел Божий, действующий абсолютно свободно и без принуждения с любой стороны, как и должна действовать Сама Любовь.

Промысел – это деятельность самодостаточной Личности, тогда как магия таинств как бы ставит Дух в зависимость от действий человека, где-то превращая Его просто в безличную освятительную силу Бога, которая действует автоматически в ответ на наши «священнодействия, явленные в церковных обрядах». Мы на словах декларируем признание Ипостасью Святого Духа, а в таинствах поступаем не лучше Свидетелей Иеговы, считающих что Дух – это безличностная сила Бога, такое себе космическое священное электричество. Потому, как раз у СИ, таинства могли бы легко прижиться.

Но православные, хотя и говорят, что веруют в Духа как Личность, и сами любят повторять слова Христа, что «Дух дышит, где хочет», но сами же понуждают его «дышать» там, где ему укажут священники. И не важно, что отец рукополагает неверующего сына на свой модный и жирный приход, чтоб его не отдавать другому священнику, а передать по наследству, – Ты, Дух, давай подавай ему благодать священства. Мы ж уговорили епископа руки возложить.

Правда, на маразм смахивает? А мы ведь в это верим. Верим в таинства, а не в премудрый Промысел Бога, верим в магию священнодействий, а не доверяем Божественной Премудрости.

Потому в дальнейшем, говоря о действии Бога в мире, я буду говорить о Промысле, подразумевая его свободу и независимость. Не важно, где Он действует, в рамках священнодействия, через материальный объект вне священнодействия или через созданные обстоятельства, но это действие Духа в мире как Божественного Промысла. О том, что делать с семью таинствами, как евангельски их понимать, поговорим в следующий раз.

Обсуждение


  1. Предупреждений - 0
    Denis
    Гость
    15:39 21.02.2015

    Спасибо. Много полезных мыслей. Многие из них тоже приходили в голову. Получается, что так называемое апостольское преемство через цепочку хиротоний – вещь достаточно условная. Сколько в истории нарукополагали мерзавцев епископов, но канонически все их преемники – “правильные” священники и епископы. В Евангельском контексте не помню передачи благодатности по наследству. Наоборот, Иоанн Предтеча предупреждает фарисеев, чтобы не думали оправдываться происхождением от Авраама. А Христос правоверным иудеям говорит: ” ваш отец диавол”.
    А у нас в православии для общин и юрисдикций главное быть каноничным и признанным другими юрисдикциями. Напоминает обычную мирскую лицензию на некую деятельность, опять же попытка насилия над Духом Божиим., т.к. благодатность определяется вне зависимости от веры и жизни по вере, а по формальным, фактически магическим признакам.


  2. Предупреждений - 0
    Дмитрий
    Гость
    21:55 04.04.2015

    Таинство – это восхождение в горнюю область. И в этом смысле благодать “сообщается”, то есть действует как некоторая реальность.
    И с ней нельзя шутить. Не мимо полувера (субъекта, затянутого в “христианскую магию”) проходит таинство. Нет; но он получает болезнь или даже смерть.
    Точно так же разрывает небесный огонь человека, использовавшего в злых целях таинство хиротонии. Но здесь конец может быть и вовсе печальным. ..
    А “пятое измерение” остаётся таковым. Реальность, по определению Ч.С. Пирса не зависит от того, что мы о ней думаем.


  3. Предупреждений - 0
    Elena
    Гость
    01:22 25.07.2015

    православные будут приводить в опровержение слова о том, что Христос сказал апостолам, что что свяжете на земле, будет связано и на небе – что эти слова – начало апостольской преемственности. Что им можно ответить на это?


  4. Предупреждений - 0
    Александр Лыжин
    Гость
    09:27 26.06.2018

    Спасибо!
    Отличная статья!

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


− 7 = два