Ты священник навек, по чину Мелхиседека (Пс. 109: 4)

03.11.2014 / / Мнений — 1121 / Статей — 357 / Дата регистрации — 23.09.2013

Задумал блогерскую статью о том, почему я окончательно передумал в перспективе своей земной жизни становиться православным священником. Причем с упором на слово «православным». И уже написав половину материала, я понял, что я в принципе не хочу быть священником. Если верить написанному в Новом Завете, то у нас, христиан, вообще не может быть священников, априори.

И не важно какой, православный, католический или ветхозаветный священник. Формы принесения жертвы и освящения у них разные, но суть – одна. И она не только не предписывается Новым Заветом, но, наоборот, ним активно отрицается. Просто потому, что нам не нужны священники от людей, по чину Аарона или по преемственности рукоположения от апостолов. У нас есть один Священник навеки, и единожды принесенная жертва. Потому никто из апостолов нигде в новозаветные времена не поставил ни одного священника, ни в звании диакона, ни – пресвитера, ни – епископа.

Мы отклонились от апостольского учения еще на заре, очень быстро, позаимствовав излишне много из ветхозаветной традиции священства, влив молодое вино в старые мехи. И получили в церковной системе православных левитов, без крови баранов и козлов, но со своей бескровной жертвой и ритуальными освящениями. Ощущение, как будто Новый Завет написан не для православных и католиков, а для протестантов. А у нас свой «пасьянс», по традициям Ветхого Завета.

Надстройка к пресвитерству

епископДиаконство, пресвитерство и епископство при Павле – это просто иерархия старшинства в служении людям в первой христианской общине. Это ключевой момент – служение людям. Священник (жрец) же служит Богу (у ветхозаветных иудеев), или богам (у язычников).  Пресвитер заботиться о нравственном состоянии стада Христового, а священник призван совершать жертвы для Господа и производить ритуальные очищения (освящения). Это тоже ключевое различие. Потому позже выдуманное христианское священство в постапостольский период предусматривает то, чего не делали пресвитеры апостольских времен, а Павлу такое бы и в голову не пришло. Священство предполагает освящение, особое освящение, которое не в состоянии совершить мирянин. Хотя по апостолу, мы все святы, и в надстроечной святости от людей для христианина нет в принципе никакого смысла. Христиане ждут от Духа рождение свыше. И здесь Священником оказывается сам Бог, который Сам выбирает, когда освятить конкретного верующего.

Священство же от христиан – это копирование ветхозаветного священства для целей принесения жертвы и ритуального очищения. Целая Литургия написана так, чтобы это выглядело как принесение бескровной жертвы (а раз есть жертва, то должен быть и священник). Жертва же – это сам Христос. И он же Священник, который благословляет вневременно из горницы Тайной Вечери все чаши во времени, включая ту, которую разделил апостолам. Так учит православное догматическое богословие.

Этому учит и Писание (обратите особое внимание на выделенное мною):

11 Если бы совершенства можно было достигнуть через левитское священство (ведь Закон был дан народу на его основе), тогда зачем было нужно, чтобы говорилось о появлении другого Священника, подобного Мелхиседеку, а не такого, как Аарон? 12 Ведь перемена священства неизбежно означает и перемену Закона. 13 Тот, о ком идет речь, принадлежит к другому племени, из которого никто никогда не служил при жертвеннике. 14 Общеизвестно, что наш Господь родом из племени Иуды, а Моисей, говоря о священниках, ничего не говорит относительно этого племени. 15 И что еще очевиднее, явился новый Священник, Тот, кто подобен Мелхиседеку, 16 кто стал Священником не по закону о земном происхождении, но силою нетленной жизни. 17 Ведь Писание свидетельствует: «Ты — Священник навек, по чину Мелхиседека».(Пс.109: 4) 18 Итак, произошла отмена предыдущего установления, из‑за его слабости и бесполезности — 19 Закон ведь ничего не сделал совершенным, — и была дана новая надежда, благодаря которой мы приближаемся к Богу.

20 И здесь не обошлось без клятвы! Другие становились священниками без всякой клятвы, 21 но Он — с клятвой, потому что Бог сказал Ему: «Поклялся Господь, не передумает: Ты — Священник навек!» 22 Клятва эта показывает, насколько лучше тот Договор с Богом, поручителем за который стал Иисус. 23 И священников было много потому, что смерть мешала им продолжать служение. 24 Но у Иисуса, живущего вечно, бессменное священство. 25 Поэтому Он и может всегда спасать тех, кто приходит через Него к Богу, ибо Он живет вечно, чтобы ходатайствовать за них.

26 Вот такой Первосвященник и нужен был нам — святой, непорочный, чистый, отделенный от грешников и ставший превыше небес. 27 Ему не нужно, как другим первосвященникам, день за днем приносить жертвы сначала за собственные грехи, а потом уже за грехи народа. Он сделал это раз и навсегда, принеся в жертву самого себя. 28 Ведь Закон ставит первосвященниками людей с их слабостями, а клятвенное Слово Бога, данное после Закона, поставило Первосвященником Сына, ставшего совершенным навеки. (Евр. 7: 11-28)

Потому и нет в Деяниях никаких священников, а только пресвитеры. Не нужно священство воз священство. Да еще и в кощунственном формате, как будто христианам не хватает святости от Священника Иисуса и Утешителя в рождении свыше. Нет никакой нужды в копировании жертвы через специальные просфоры и нож-копьё, если жертва принесена один раз. И раз пресвитеры, которых поставляли апостолы, это просто старшие из христиан, и их молитва об освящении хлеба и вина была действенной и достаточной (для того, чтобы наш Священник освятил нам хлеб и вино), то в человеческом священстве нет никакой нужды! Это надстройка, глубоко противоречащая духу Нового Завета.

Преемственность как модификация левитского священства

Исходя из выше сказанного, нет нужды в преемственности рукоположения епископского и священнического, которое выдумано для пожизненного закрепления привилегий за священнослужителями. Само рукоположение, при апостолах – это форма прошения к Духу об освящении человека (Богом, а не человеком!), а не власть самого священства определять объект получения преемственной благодати. А Дух дышит где хочет, и не обязан подчиняться церковному учению о преемственности рукоположения. По сути, преемственность рукоположения от апостолов, это то же самое левитство. Только привилегии священников получают не принадлежащие к определенному племени, а получившие рукоположение от сформировавшейся церковной священнической касты. И эти привилегии тоже пожизненные, слабо зависящие от нравственности носителя. Особенно при способностях скрывать свои пороки или готовности церковной системы покрывать пороки представителей своей касты.

Здоровый отказ от детерминирования благодатности любого рукоположения приводит к интересным выводам, которые соответствуют духу Нового Завета, но не соответствую православной и католической практике. Особенно если учесть, что вещество в причастной чаше освящает сам Христос Духом Святым по халкидонской формуле, и в апостольское время об этом мог помолиться любой (!) пресвитер. А он ведь просто старший среди христиан. Не священник. Улавливаете?

Я сам, конечно, не берусь себе освящать чашу. Причащаюсь в УПЦ. Никто меня пресвитером не выбирал и не назначал))). Но в теории я понимаю, что сидевшие в тюрьме за веру при совке, вне присутствия священника и желавшие причаститься, могли сами освятить дары и причаститься, определив пресвитера из своей среды. Даже без назначения епископом. Обстоятельства могут это позволить сделать.

Любой пресвитер является временным (!) начальником над христианской общиной. Если нравственно упадёт, и не захочет подняться, или утратит веру, его лишат пресвитерства, и поставят нового, достойного. А преемственность создает условия зависимости от другого человека, который ранее получил рукоположение, зафиксированное на бумаге или пергаменте. И не важно уже духовное состояние, ни передающего, ни получающего. Важна формальность, форма. Магия передачи Духа через возложение рук. Слова и обещания Бога неизменны, но получает Духа не тот, кто закончил семинарию, и кого рукоположили (потому что уже женился или подвернулся модный приход), а тот, кого Дух почитал достойным посещения. Преемственность рукоположения наблюдается в Новом Завете, но она обусловлено зрением на сердце рукополагаемого апостолом. А сейчас, что рукополагаемый, что тот, кто рукополагает, не имеют этого зрения, уповая, что принадлежность к Православной Церкви покроет все частные грехи и ошибки выбора. Есть и надежда на подобие совершения хиротонии по апостольскому чину, чисто по форме, часто напрочь утратив содержание, и способность смотреть не только на чужое, но и на свое сердце.

Преемственность как основа институционализации

За преемственностью священства, особенно епископского сана, гонятся по сегодняшний день даже те, кто вроде как усвоил дух Евангелия. Но боязнь превратиться в секту, толкает на получение преемственного рукоположения, чтобы иметь право называться Церковью. Но Церковь – не организация, основанная на преемственности рукоположения. Церковь – это совокупность верных Христу людей. Верность же не определяется апостольской преемственностью по форме, а только по духу. Если по нашим делам нельзя сделать вывод, что мы ученики Христовы, то наличие преемственного апостольского рукоположения принесет на нашу голову только дополнительное осуждение.

И самое чудовищное, что рукоположение недостойного или павшего может быть отнято только церковной властью. И до тех пор, пока это не сделано (не важно в какой степени нравственного падения находится рукоположенный), рукоположение действенно. Т.е., пока ты на должности, ты – начальник. А если смог договориться с церковным начальством (для священника), или есть, например, голубое лобби для епископа, то будешь и дальше в сане, и даже плодить себе подобных. Чистое следствие институционализации – превращение Церкви в организацию.

Со Святым Духом, который созидает Церковь верных, как «невесту Христову» – не так. Если человек пал, то отступит и Бог. И бывшее рукоположение уже ничего не значит. То же, что мы видим в Православной и Католичестве, – это превращение сообщества верных в организацию с возможностью преемственности руководящих должностей, и часто по кровному наследству. А это уже смахивает не просто на организацию, а на свой бизнес.

Сегодня в ФБ наткнулся на цитату о Церкви, которая очень точно передает ее состояние, хотя сказана была 50 лет назад:

«Мы живем в исключительно тяжёлое время. Если бы кто-нибудь пожелал составить обвинительный акт против нашей церковной жизни, то вынести оправдательный вердикт было бы невозможно. Да, виновны все. История знает времена, когда неустройство церковной жизни было не меньше, чем наше. Была борьба, разъединение, взаимные обвинения, клевета, насилие, но, тем не менее, есть различие между тем, что было, и тем, что есть сейчас. За теми неустройствами, о которых мы знаем из истории, лежала догматическая борьба, а в наше время исключительно человеческие страсти выступают в обнаженном до крайности виде, не закрываясь даже стыдливо догматическими спорами.

Наша церковная жизнь вошла в тупик, т.к. начала, которые проникли в неё в далёком прошлом, изжили себя и вызывают в церковной жизни одни только недостатки. Церковь рассматривается как организация, подчинённая человеческим законам, и, как организация, отдаёт себя на служение человеческим задачам. Человеческая воля господствует в ней самой, и человеческая воля вне её стремится обратить Церковь Божию в средство для достижения своих целей. Никогда, может быть, сами верующие не отдавали так на поругание «невесту Христову».

Прот. Николай Афанасьев. “Церковь Духа Святого” (предисловие).

И одним из таких начал (см. выделенное в цитате), является священство церковной иерархии. Оно проникло давно. Под него выстроена литургика, весь обряд и ритуал. Под него выстроена Церковь и перестроено монашество. И благочестие мирян вращается вокруг священства и его следствий для конфессиональной православной, да и католической религиозности. Это корень огромного множества отклонений от евангельского духа христианства. Это то, что не позволит никогда (до устранения священства) поставить знак равенства между Христианством и Православием или Католичеством. Церковь священников заложила в Правила ПЦ, что священники не работают, а живут на средства общины. Тогда как для пресвитеров евангельских деноминаций это было не обязательно. И именно Церковь институционализированного священства создает формы культа, которые понуждают христиан в них участвовать и финансово обеспечивать этим фактически всю Церковь. Хотя достаточно было бы обеспечить только надзирателей (епископов), чтоб у них было время и возможность для полноценного надзора.

Следствия священства

Они проявляются в том же, что и у жрецов или ветхозаветного священства – в стремлении все очищать и освящать. И за это брать деньги, или пользоваться самой жертвой (у левитов и язычников). Можно смело утверждать, что священство предполагает совершать «требы», которые противоречат духу Писания, но обеспечивают автономное существование церковной системы. Но выделенное священство – это ветхозаветный концепт, обратный новозаветному. Если в Ветхом Завете Израиль нужно было выделить, очистить и кристаллизировать из языческой среды, то во времена Нового Завета миссия апостолов, бывших подзаконных иудеев, ставших христианами, выплеснулась обратно в языческий мир, сквашивая его, как закваска муку. Пошел обратный процесс вовлечения языческого мира на путь спасения. И здесь священство с его очищениями и освящениями совершенно неуместно, и даже противоположно доктрине Нового Завета. Не выделение из бадяги чистой культуры, а бросание укрепленной Богом новой культуры в языческий субстрат для его качественного преобразования. Потому священство даже диаметрально противоположно миссии новозаветной Церкви, и должно остаться в прошлом. И оставалось в апостольское время.

Но люди – всегда люди. И Божье строение начинают эксплуатировать в своих корыстных интересах. И при том, очень скоро. Не успели помереть все ученики апостолов. И нет уже Петра. А вот Симонов-волхвов становится много, и управы на них нет, поскольку возможная «управа» уподобляется им же, видя что будучи старшим, можно получить доступ к направлению денежных потоков и имущества общины. А можно и вообще стать прямым получателем пожертвований. Жреческий принцип в том мире был всегда перед глазами. Много христиан даже в апостольское время проявляли мнительность по поводу мяса, купленного на рынке, которое могло оказаться принесенном в жертву в языческом капище. И тут и подвернулась под руку старая практика освящать то, что может оказаться мистически нечистым. И дошло до того, что апостол Павел дважды в своих посланиях вынужден разъяснять христианскую позицию по этому вопросу. Тяга к освящением еще оттуда. По словам апостола – от слабости и несовершенства веры. Но и при апостоле это решалось не освящением, а избеганием употребления. Закладка традиции освящения всё-таки возникла позже.

Спустя много веков, мы добились по этому тренду такого «прогресса», что часто святим вещи, которые не требуют освящения в принципе. Любые неодушевленные предметы и даже одушевленные, не требуют ритуального освящения, как это было необходимо у иудеев или у слабых по вере христиан. Даже те, которые используются для служения. Достаточно их отделить от мирского использование и не пить из потира чай или бульон. И потир не нужно очищать или специально посвящать (как делал Моисей кровью баранов, а мы – святой водичкой) через обряд освящения. Он примет в себя субстанцию, которая несравненно святее той воды, которая кропила его. А на престоле невидимо будет восседать Христос. Потому освящение престола выглядит просто глупо. Бог не может замараться о неосвященный престол. Наоборот, он все освящает все своей абсолютной святостью, к чему бы не прикоснулся. Из той же области освящение храмов, облачений, церковной утвари, икон, крестиков.

Освящать же квартиру, автомобиль, яхту или даже крейсер – вообще нонсенс. Все это не предназначено для отделения от мирского использования, как отделил святое от мирского Моисей по указанию Бога. И мистически вымазаться об них невозможно. Новый Завет говорит, что святы все верующие во Христа. Никто не может исповедать Иисуса Христом, как только Духом Святым. Потому, все, кто исповедует Христа Богом, получили зерно Духа в «почву» своей души. В апостольские времена практически всегда так было даже до водного крещения. Крещение оказывалось следствием наличия веры и готовности верующего начать новую жизнь.

Но Православие и здесь решило переборщить. Чтоб мы святые не вымарались об наши квартиры и дома их надо освящать. И этот мотив еще хоть на что-то похож. Реально же мнение освящающих часто звучит куда более язычески (для защиты от бесов, чтоб не сгорела, не разбилась, чтобы причащаться святыньке, живя в своей квартире, чтоб жить в духовной чистоте).

Прискорбно это всё для Церкви. Не прошло и 100 лет, и мы отказались от истины, которая нас сделала свободными от всего этого. И если бы я решил стать священником в Православии, я должен, и даже вынужден буду все это поддерживать, поскольку от этого будет зависеть мой доход. И сказать человеку, что автомобиль святить бессмысленно со всех позиций, и если вам так сильно хочется, то вы в состоянии сами посвятить себе и воду и машину, будет осуждено, как не православная практика. Ведь источник святости – Бог. Он – единственный Священник навеки по чину Мелхиседека, и всегда освящает по молитвам верующих в Него то, что действительно подлежит освящению, – нас или дары в чаше.

Все остальные освящения – от людей. Потому и потребовались люди священники. И 90% своего времени на приходах они занимаются не пастырством, к чему призывались пресвитеры, а священнодействием и его обеспечением. И называть это церковным развитием – язык не поворачивается. Это гораздо больше сродни церковной деградации, при полном непонимании «невесты» своей привлекательности для «Жениха».

Эпилог

В связи со всем вышеописанным, мне перехотелось быть священником в любых христианских конфессиях. Но пресвитером, если бы община выбрала или назначил епископ (как надзиратель), мог бы стать. В этом для меня смысл есть, а в бессмысленных освящениях и символическом повторении единоразово принесенной жертвы – нет. Нет этого ни в Радостной Вести, ни в посланиях апостолов, ни по букве, ни по духу. Потому священство, приклеенное церковной практикой к пресвитерству, является одной из самых глобальных хронических церковных болезней, которая провоцирует массу других болячек и перекосов церковной системы. Но вылечится от этой болезни Православная Церковь вряд ли сможет. Поскольку нужен слом всей системы, почти до основания, с выделением апостольского христианства. Боюсь, что в этом контексте справедлива поговорка: «Горбатого…». Это уже из разряда «плевел», которые будут и при сборе Господом своего урожая. Поразительный символизм притчи. Вечером посеяли сеятели, а уже ночью пришел враг и посеял своё. Так и в Церкви(((.

Но Церковь Христова и Православная Церковь – это не тождество. Спасает не Православие, а Христос. Потому Христианство в полном здравии, и к этой цели нужно идти. Кто-то его позиционирует как свое евангельское православие, кто-то называет православным протестом. А я хотел бы быть просто христианином, допуская, что верные Христу есть во всех христианских исповеданиях. И критерием верности допускаю только соответствие духу и букве Нового Завета. Без всего того, что «невеста» выстроила под себя, просто используя «Жениха».

Обсуждение

  1. Бравый Йозеф
    Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Бравый Йозеф
    Местный
    18:37 03.11.2014 / Мнений — 16 / Статей — 0 / Дата регистрации — 23.10.2014

    Епископ — надсмотрящий, присматривающий, а пресвитер — старший, старейший, староста. 

    Апостол пишет (и в Дидахи это есть) — поставляйте себе епископов из достойных и т.д. Т.е. это должность такая, обязывающая присматривать за тем, что бы люди не извращали доверенную божественную истину о спасении. А пресвитер, это представитель общины. Древние евхаристии (агаппы) совершались по домам всеми собравшимися верными христианами, и не обязательно там должен был присутствовать номинальный пресвитер, роль которого всегда мог исполнять хозяин дома, или иной по старшенству.


    И это не беспоповщина. Просто каждый совершает своё служение. Епископ присматривает, что бы не заносило в ереси пресвитеров, поставленных из числа опытных христиан, предложенных ему от самой общины для подтверждения их учительского права. А пресвитер должен быть образцом веры, благовестником, и возглавлять богослужение. А не «наколдовывать» таинства. Восприятие же священников и епископов, как каких то особенных «прокаченных» людей, как добрых магов, которые только и могут «вызывать» Духа Святого, — вот это всё и есть иудаизация христианства через погружение религиозного сознания в ритуальный магизм. Христианство, это жизнь по естеству Царствия Небесного не когда то после смерти, а уже здесь и сейчас, благодаря духовному единству со Христом через вдохновление Духом Святым, который и тайнодействует через любого христианина, который захотел, потрудился, и позволил Духу Святому его исполнить, а не от того, что какой то дядя, пусть даже и очень хороший, положил на тебя руки. И у каждого своё служение, — кто надсматривает, кто старшинствует, кто учит, кто пророчествует, кто исцеляет, кто демонов изгоняет, и т.д. И все единое Тело Христово — Его воинство. Как в армии любой солдат при необходимости может заменить офицера и принять на себя командование, так и в Церкви Христовой, — мы все Его воины. Если же есть «офицер» в фелони, то пусть и командует, а мы тогда маршируем. А считать, что без офицера, у нас и ружья стрелять не могут, — вот это и есть самая губительная капитулянтская ересь.


    Статус предстоятеля в ранней христианской церкви естественным образом делеигировался старшему в доме, стане, роде, и т.д., либо явному харизмату, которые и так уже, до принятия миссианского благовестия и инициации (водного крещения), возглавляли совершаемые религиозные обряды. Возложение же рук на поставляемого в данное служение, это всего лишь древнее ритуальное действие, символизирующее уже совершившееся преемство, и легитимизирующее оное перед остальными. (Можно вспомнить благословение Исаака, Иакова и др.) В его отсутствие, эта функция возлагалась на следующего по старшенству.


    Вспомнив к примеру события с евнухом Ефиопским, крестившимся посредством апостола Филиппа, и тут же с ними расставшимся (Деян 8:26-40), — и рассуждая здраво, сложно будет допустить, что он потом где-то разыскивал апостолов, что бы совершить агаппу (причаститься). Ефиоплянин пошёл своей дорогой, неся обновление Духом, как светильник, и зажигая от Него других людей жаждущих Жизни, встречаемых им на своём жизненном пути. И естественно они вместе преломляли хлеб, творя это в воспоминание Христовой жертвы. 


    Поставление же кого то (достойного) на должность предстоятеля (пресвитера — πρεσβύτερος — старейшина, старший, глава общины, старик, предок), несущего специфические права и обязанности, всегда было целесообразно для удобства совершения положенных ритуальных действий, и для делегатского представления общины за её пределами. И не более! И не существует ни какого магизма со священническим «апгрейдом», делающим человека более совершенным по отношению к мирянам. Ведь благодарение (т.е. единение к жертве Сына) совершается именно всей общностью единых в Духе, равно-священных чад Отца. 

  2. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    20:08 03.11.2014 / Мнений — 1121 / Статей — 357 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Я так понял, это в подтверждение мною написанного?

  3. Бравый Йозеф
    Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Бравый Йозеф
    Местный
    22:16 03.11.2014 / Мнений — 16 / Статей — 0 / Дата регистрации — 23.10.2014

    Естественно!


  4. Предупреждений - 0
    Василий
    Гость
    21:27 08.11.2014

    Вячеслав, Согласен с бессмысленностью освящения домов, машин и яхт, но не согласен с бессмысленностью существования священства и его преемственности.

    “Волки в овечьих шкурах” принявшие священнический сан подбирают кадры из родственных себе по духу людей, поэтому и Дух Божий в такой преемственности никак Себя не проявляет. Такие случаи уже на каждом шагу, мы не видим в священнике доброго пастыря и не понимаем куда нам идти. Эти бездуховные духовники душат Церковь, и от них ооочень трудно избавиться; но церкви нужно избавляться именно от них, а не от ПРЕЕМСТВЕННОСТИ вообще, которая, кстати говоря, и есть ТРАДИЦИЯ (передача) в собственном смысле слова т.е. то, что ДОЛЖНО БЫТЬ ПЕРЕДАНО.

    Подлинная преемственность и аристократичность христианства, как и преемственность в ветхозаветной религии, всегда являлась, и должна являться сейчас, способом защиты церкви от внешней профанации. Духовная элита – это, конечно же, не синоним священства, это СОЛЬ ЗЕМЛИ, которая должна уметь оставаться независимой не только от влияния выродившихся “старших овец”, но и от демократического духа народа (вспомнить протопопа Аввакума, которого неоднократно избивали его же собственные прихожане, за то, что он их обличал). Да, каждый верующий во Христа несёт в себе Дух Божий и сам может призывать Его для освящения, но это не значит, что священство не нужно. Функции священства не ограничиваются совершением треб и сбором пожертвований – священство, также как и пресвитерство, призвано к пасторскому служению, оно должно быть солью земли, но у него это не всегда получается. Гарантом православной традиции (хранителем предания) поэтому является отнюдь не элита, не священство, не пресвитер и не народ (община), а только Дух Божий, который, к великому сожалению, дышит далеко не во всём народе и не во всей элите. И это не из-за того, что Дух Божий очень уж избирателен, а потому, что состояние людей не допускает раскрыть в них всю Его полноту. Весь народ не должен рассматриваться как “настоящее” священство несущее в себе Истину. Народ (если под ним подразумевать всю разношёрстную массу прихожан) не должен брать на себя функцию выбора тех, кто будет обслуживать его духовные интересы, иначе церковь превратится, в лучшем случае, в протестантский утилитаризм. Если попробовать сделать поправку, что в этих выборах должна участвовать только квалифицированная часть общины, то мы снова возвращаемся к идее некоей “элитарности” только уже в другом виде. Понятно, что в этом новом случае вопрос о том, кто именно будет входить в новую “элиту” будет решать она сама и неизбежно опять появятся те же самые болезни (коррупция, наследственность и спесивые князьки), но только их будет уже больше.

    Да, по сути церковь – это не организация, а духовная общность, но внешним образом она проявляется именно как организация и от этого, наверное, невозможно избавиться. Я не предаю формам канонического устроения церкви абсолютное значение, но священническую преемственность вижу необходимой. Она станет бесполезной только в том случае, если её носителей по духу, а не по форме совсем не останется. Духовное содержание нуждается в форме способной адекватно себя выражать. Любое содержание всегда нуждается в сохраняющей его оболочке, через которую оно видимым образом проявляется. И необходим правильный баланс между жёсткостью этой оболочки и жизненной динамичностью содержания, которое более ценно по отношению к своей форме. Священство необходимо “ЛЕЧИТЬ”, а не ломать и изгонять. Изгонять нужно отдельных людей, а не всё священство. Лучше “притормаживать на поворотах”, чтобы “не выплеснуть вместе с водой и ребёнка”.

    Священство – это не ненужная надстройка пресвитерства, а необходимая власть, которая не даёт пасторскому служению скатиться в простое угождение народу, однако всегда надо понимать, что это такая священная ДОЛЖНОСТЬ, обязанность. Когда же эта иерархия нарушается, то скорлупа (сила власти) признаётся священней той жизни (спасение людей), которая должна храниться внутри неё, а это смерти подобно, это ветхозаветное законничество с которым боролся Христос.
    Эта болезнь поразила все самые высокие чины и епископов в том числе, которых вы от священства нарочито отделяете. Чтобы не запутаться, нам нужно помнить смысл основных понятий. Рукоположение – это не магическое действие передачи власти и даже не таинство священства само по себе, это только его видимый символ. Т.е., если рукополагающий и рукополагаемый не восприняли (не вместили или, точнее, не впустили в себя) Духа Святого, то и священства на них НЕТ (хотя, видимым образом, сан у них есть и архиерейский в том числе). Всегда необходимо ХРАНИТЬ это различение священного содержания и необходимой внешней формы, и СОХРАНЯЯ разумение этого содержания и различения, через внешнюю форму продолжать ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ этого спасительного пути в Духе Жизни.

    И ещё, ветхозаветная религия – это не тоже, что иудаизм. Иудаизм родился вместе с христианством, как реакция на учение Христа и как его антипод. Смешав иудаизм с религией В.З. вы незаслуженно обидели “невинных” иудеев, приписав им несвойственные вещи (ветхозаветное священство). А они, наверное, к вашему большому удивлению, не покладая рук борются со священством. У современных иудеев нет священства вообще: раввин – это только учитель. На этом основании иудеи, часто не без основательно, обвиняют христиан в язычестве и идолопоклонстве. Называть православную традицию священства “нью-иудаизмом” как-то уж совсем нелогично. К иудаизму как раз ближе протестанты, а не православные и католики.)))

    И что такое “соответствие духу и букве Нового Договора с нами Спасителя”? Как если только – это не лично ваш “нью-иудаизм”?
    Спаситель с нами ни о чём не договаривался: мир существует по ЕГО МИЛОСТИ и ЛЮБВИ, а не потому, что Он нам чего-то там ДОЛЖЕН по ДОГОВОРУ.

  5. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    22:10 08.11.2014 / Мнений — 1121 / Статей — 357 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Новый Договор – Это Новый Завет в переводе РБО. А по Павлу, смена священства предполагает смену договора/завета. Это нью-иудаизм Кузнецовой. А за поправку в отношении иудаизма, спасибо. Согласен. Исправлю. Спасибо за подробный комментарий. Я подумаю над преемственностью и священством. По поводу угождения общине при выборе пресвитера общиной я уже задумывался. И даже дискутировал в ветке на ФБ. Но и присылание священника по разнарядке, тоже не метод. Выбирать должна община, а утверждать благочинный или епископ. Впрочем, прежде чем еще что-то писать в ответ зову почитать статью “По понятиям”, которую выложу в течение 15 минут.

  6. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    00:28 09.11.2014 / Мнений — 1121 / Статей — 357 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Ну и еще один момент, где я увидел вашу некорректность. Небольшую. Современный приход в Православии и апостольская община времен апостола Павла – это две большие разницы. Церковь во враждебном окружении и в “симфонии” порождают очень разные приходы и общины. Община во вражеском окружении состоит из тех, кто готов к подвигу исповедания. И она выберет самого твердого исповедника. А современный приход в Православии действительно состоит из людей, которые движимы очень разными мотивами. Потому выбор той общины и этого прихода себе пресвитера действительно даст разный качественный результат. И то не факт. Но, при любых раскладах, это технически решаемая проблема. В апостольское время рукополагали пресвитером апостолы и их ученики. Позже рукополагал пресвитера епископ, или по моему предложению в новой статье пресвитер-епископ по типу благочинного. И не любой выбор общины он может одобрить. Если он увидит младостарчество или фарисейство или того хуже, безнравственность, то рукоположение пресвитера не состоится. Но достаточно общине стать христианской глубоко по сути, которая ищет и выбирает пастыря, а не угодника, как и выбор становится качественным и община становится более однородной. Потому не согласен в произведение выводов сквозь призму классического православного прихода.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


два − 1 =