Суд и оценочность как корни греха

05.07.2018 / / Мнений — 1123 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

Myitar-i-Farisey-

Грех – это мысль или действие, осуждаемое собственной совестью. И точка.  Нет греха у Васи Пупкина. Есть только мой грех.

Грех – это не оценочное нарушение перечня законов из Писания или Морального кодекса строителя коммунизма. Это ощущение несоответствия моего действия или мысли с внутренним законом, который выражается внутренним обличением или одобрением, как о том и говорил апостол Павел.

Тот, кто не знает, что инцест или убийство – это плохо, совершив сие и не обличаемый совестью, не совершил и греха. Просто на земле не осталось сообществ, где нет установок против подобных действий. Но если бы нашлись на заброшенном острове, то это не было бы грехом для них. А нам нельзя судить, ибо каждого будут судить персональным судом. Потому там и греха не будет.

Напоминаю тем, кто апеллирует к абсолютности греха убийства. У евреев 6 слов, обозначающих убийство. В Декалоге применено значение «корыстное убийство», типа по зависти, ненависти или ради обогащения. Убийство на войне или по самозащите без превышения необходимого его уровня, при необличении совестью грехом не является.

Думаю так, что безгрешие – это состояние жизни в согласии со своей совестью в каждый конкретный момент времени. Последнее уточнение очень важно. Ведь сама совесть не абсолютна. У кого-то она вмещает больше, а у кого-то меньше. Кто-то в «Петровку» мяса не ест, а кто-то – ест, и оба православные. И оба не обличаются совестью, пока не начинают судить других. Тут с Павлом можно полностью согласиться. Да и с Иисусом.

Совесть (божественное в человеке) постоянно совершенствуется и наполняеется, подводя человека к жизни вне осуждения себя и окружающих. Самому по себе прийти в это состояние наверное очень сложно. Среди неверующих бывают такие случаи, но нет возможности и грехометра проверить на абсолютность неосуждения. Но с помощью Духа многие приходят в такое течение жизни, ибо обрели мир в Боге. И они реально не грешат.

испо

Потому, крайне вредна православная доктрина, предполагающая, что исповедь – это действо до конца наших дней. Что, перед исповедью нужно накопать, за что бы самого себя осудить, чтобы не выглядеть безгрешным гордецом. А без исповеди не попадёшь на причастие.

И человек, движущийся к неосуждению других, но осуждающий себя иногда даже там, где нет ничего греховного, оказывается не на спирали вверх, а на круге, без составляющей движения вперед. И это содержится в самом корне православной доктрины.

Это на заметку тем, кто говорит, что есть кривое приходское православие и чистое идеальное православие. Всё оно кривое. И в бесконечной исповеди, и в выполнении внешних заповедей, а не внутреннего закона, записанного в наших сердцах.

На внешнем определении греха построены все православные книженции подготовки к исповеди, когда мы по внешним формулировкам тестируем прошлые мысли и поступки. И практически на 100% после того, как совершили определённое действие, были обличены и даже раскаялись. Что есть духовный нонсенс, даже по мнению «святых отцов», которые считают, что вредно вспоминать о совершённых грехах, в которых мы раскаялись. Но ведь исповедь именно и есть такой процесс.

Сколько я раз слышал от друзей священников, что на исповедях люди осуждают себя за то, что даже внешне грехом не является. Лищь бы перечень грехов был поувесистей. Ибо самоосуждение незаметно превращается в цель, а не инструмент исправления и повод обратиться к Богу за помощью.

lekala-

Из внешнего определения даже собственной греховности «по заповедям» растут ноги и нашей молниеносной готовности к оценочности чужих грехов. Если бы мы привыкли применять только «внутренний закон» к себе, то и отвыкли бы осуждать других. А так… у нас масса внешних «лекал», которые можно приложить к кому угодно, включая себя, и сказать – не камильфо. Сколько в Инете ходило видео и просто рассказов, когда внешне благовидное действие было злым по намерениям, и казалось бы, явно жестокое действие, но имеющее явно доброе намерение. И не зная внутреннего намерения другого человека, внешнее сопоставление в обоих случаях дало ошибку. Поскольку лекала были «мира сего», а не внутреннего несоответствия вектору любви.

Бывают ситуации, когда, казалось, есть все признаки греха (по Писанию), но мы не зная внутренних мотивов все равно можем ошибиться, а можем и оказаться правы. Но не имея уверенности, лучше этого не делать. Ибо такой же суд мы получим и на свои действия. Соответственно, можно сказать, что у нас принципиально нет инструмента оценить совершенно точно чужую греховность, ибо мы не можем “посмотреть на сердце человека”, а судим только “глядя на лицо”. Мы судим следствие, а не причину, мы судим внешнее действие, а не внутреннее намерение.

Говорят, кто-то из православных святых сказал, что Господь целует добрые намерения человека (даже если они не стали действиями). А мы, кто не имеет интуитивного познания сущности стоящего перед нами человека и не видим истинных намерений, судим всегда по внешнему, ибо так учат все религии, кто опирается на свои Писания и своды законов.

Нет этого только в учении Христовом, где есть указание исходить из себя и НИКОГДА не осуждать других. Если осуждаешь сам себя – не делай. А если не получается не делать, а хочется, проси Господа об избавлении. И будет тебе.

И никогда не осуждай по внешнему и написанному. Всё, что совершишь против любви, и так тебя укорит, а что по любви – порадует. Остальное – от лукавой фарисейской религиозности, хотя она и рядится в христианские одежды. И даже в одежды единственно истинного и непогрешимого православия/католичества/баптизма/лютеранства/ХВЕ/ЦХ/и т.д. до 42000 (нужное подчеркнуть).

open-bible

Ибо у всех Писание стало идолом, а найденные там заповеди – повод к оценочности и ошибочности в силу ограниченности и пребывания в сознании «мира сего». Забывая, что даны были всего две заповеди любви, которые, по сути, сводятся к одной. И наставить в любви нас должен Дух Святой, а не буква. Ибо Дух – животворит, а буква – мертвит. И Дух нам обещан в наставники, а не Писания учеников. И Павел говорит: «Моя совесть, руководимая Духом Святым, тому порукой». А совесть – она только моя. И даже глубина руководства Духом – индивидуальна. Потому и грех может быть определен лично мной и для себя. И его не просто можно, а необходимо преодолеть. Каждому. А не уникальным святым.

 

Вроде бы написал прописные евангельские истины. Но как же они не вмещаются в тех, кто привык «готовиться к исповеди» и оценивать чужую греховность! Если бы избавиться от этого, единство христиан произошло бы быстро и естественно.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


8 + один =