Покаяние как ключ к святости

07.11.2015 / / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

Под святостью я буду понимать состояние, когда человек не грешит вообще. Родившись для новой жизни во Христе, он перестал грешить в делах и помыслах. Это состояние – не удел единиц избранных из миллионов. Это путь каждого христианина, который надеется на спасение и личную Пасху избегания Последнего Суда.

Но сначала, как и было заявлено в первой части по покаянию, о некоторых нюансах и частных случаях процесса «извинения – прощения».

Всякая ли обида на нас – наш грех?

Когда я писал четвертую статью по исповеди, мне Господь подсунул ситуацию, когда я понял, что не всякая обида на нас есть наш грех. Человек, с которым часто приходится сталкиваться, практически полностью игнорирует условия общежития, делая всегда так, как ему удобно, не обращая внимания на то, что игнорирует интересы других. Обычно, я не всегда делаю замечания, но в тот раз сделал в жёсткой форме (но без ругни и оскорблений). И человек фыркнул, обиделся, хряпнул дверями. Обиделся, по сути, на то, что сам обидел другого, и получил выговор, что не только не запрещено Господом, но даже конкретно сказано, что выговаривать нужно первый раз с глазу на глаз. Что я и сделал. Т.е., у меня нет повода перед ним извиняться, хотя, формально, он обижен на меня. Но эта обида – прорыв его же самолюбия, а не моего греха.

обидаМногие знают, особенно, у кого есть жёны, что сделав какой-то истеричный выпад, и поняв, что она незаслуженно обидела мужа, жена (или девушка парня) сама становится в позу обиженной. И «дуться» может сутками. В таких ситуациях просить прощения будет неправильно. Есть масса других жестов великодушия, когда, реализовав один из них (улыбнуться, обнять, предложить чашку кофе в постель, и т.д.), вы дадите понять, что не обижаетесь, простили, и «дуться» нет смысла. Она, в конце концов, может сама захотеть попросить прощения после разрядки, если у нее с совестью все в порядке. Но это уже зависит от критической массы самолюбия и гордыни. Главное нам самим на этом не зацикливаться и не помнить.

В процессе общения на Фейсбуке в одной религиозной группе я столкнулся с беспрецедентным требованием извиниться за сказанное мной. И эта обидчивость была проявлена человеком, от которого я меньше всего ожидал такого проявления. И, вы знаете, я не извинился))). Ну, просто не за что было извиняться. Я проанализировал весь диалог, свои реплики. И там не было ничего, за что бы меня обличила моя совесть, хотя я ей дал волю. Вообще, в ситуациях, когда мы извиняемся без вины, мы делаем хуже человеку, перед которым, по сути, унижаемся. Было бы за что, можно и унизиться. Но если не за что, то мы просто культивируем в том человеке самолюбие и капризность. Потому, я вижу смысл просить прощения только там, и тогда, когда к этому есть сигналы от совести. И если требуют извинений, и совесть говорит, что есть за что, то у меня лично нет комплексов в таких ситуациях, я извинюсь.

Если говорить обо мне, то я не стану требовать извинений, даже если мне так будет проще простить явную вину передо мной. Такая ситуация была в моей жизни три года назад. Но требовать извинений было бы глупо. Ибо если человека не обличает совесть, либо она заглушена гордыней, то формальное извинение не решает ничего, даже если человек согласиться извиниться под давлением. Грош цена такому извинению без раскаяния. Потому, я не требую извинений ни за что, и не планирую этого делать в будущем. Выдавленное извинение будет насквозь видно как неискренне, и не решит проблемы “прощения – отпущения”. Уж лучше самому простить и забыть, чем слушать извинения сквозь зубы.

А если есть, и ваша вина, и вина обиженного? Таких ситуаций много, вас действительно обидели, а вы вспылили и послали подальше, да еще и в присутствии детей или друзей. Хотя должны были сдержаться, не проявляя самолюбия и ненависти. Первопричина – в вашем обидчике, но вы своим всплеском эмоции заблокировали его теоретически-возможные извинения. В таком случае, нужно извиниться за свою вспыльчивость первым, и нередко, у меня такое было, обидчик в ответ просит прощения за нанесенное оскорбление. Правда, ценность от извинений один на один гораздо ниже, особенно если конфликт был публичный. Лучше извиняться там же, в присутствии тех же людей, поскольку они могут тоже быть субъектами обиды, если каждый из них принял чью-то сторону конфликта. И чтобы снять их напряженность и камешки с сердца, надо чтобы все увидели, и как можно быстрее, что конфликт исчерпан. И моменты прощения наступят в нескольких сердцах. Совесть это почувствует.

Работа совести

Вообще, человек должен дать полную свободу своей совести, не затюкивая её оправданием страстями сердца и софистикой разума. Свободная совесть в состоянии подсказать достаточно точно: есть ли в обиде человека на нас наша вина, или ему обидеться, как нам филижанку кавы опрокинуть? Совесть, даже сквозь тонны самооправданий, способна заметно для нас утяжелить сердце, подталкивая его к раскаянию, которое в подобной ситуации не дает облегчения без извинения перед обиженным человеком.

Потому первое, что нам нужно, это очищение и обострение совести. Она есть качественное мерило потребности в раскаянии и исправлении даже для тех, кто крещён Духом. Ибо Дух дышит где хочет, и не знаешь откуда приходит и куда уходит. И в Его отсутствие совесть – единственный надёжный критерий праведности наших дел и помыслов. Я в предыдущей статье писал о существовании мнения, что совесть – это наш дух, инспектирующий на согласие с волей Божьей страсти сердца и помыслы разума. Мне же кажется, что это просто отдельный центр души, доказывающий, что мы сотворены Богом, который дал нам инструмент выбора согласно с Его волей во всех жизненных ситуациях. Либо это участок души, контактирующий с нетварными энергиями (благодатью), пронизывающими матрицу мира. В нём происходит тестирование желаний и ситуаций на согласованность с вектором добра и согласованностью с волей Божьей.

Если извинения не требуются

PocayanieРечь пойдет о грехах человека, о которых знает только он и Бог. Это, в том числе, такие ситуации, когда мой грех против ближнего невидим ему, особенно, если он не испытывает никакого ущерба, поскольку мой грех из помыслов не перешел к делам. Ну, или, например, я сделал выбор в пользу безнравственности, зная точно, что это противно Богу. При этом, я сделал это не по бунту к божественным заповедям, а по слабости и навыку, и в силу отсутствия отвращения к этому греху. Т.е., я готов, к минимальному умному раскаянию.

В подобных случаях я должен высказать намерение не грешить больше подобным образом, и молить Бога о даровании отвращения ко греху. Не нужно собирать дневные грехи к вечерней молитве, а то и к исповеди. Грехи, которые видел только Бог, или которые не нанесли ущерба в любой форме любому ближнему, должны быть раскаяны в момент их осмысления и обличения совестью, или даже Духом. Этим покаяние принципиально отличается от исповеди. Вы – субъект нарушения, обличаемый совестью, и только вы несете ответственность, лично, без всяких посредников. И вам же предстоять перед Богом, как сыну перед Отцом. И здесь уместно наше «я больше не буду», сказанное с пониманием, что это не несовершенный человеческий родитель, а Субъект, который видит нас насквозь, и даже так, как мы сами себя не понимаем. «Развод», как мы в детстве пытались развести родителей слезами и жалостливым видом, тут не прокатит.

Слёзы и во взрослом возрасте – не критерий покаяния. Многим особям женского пола заплакать проще, чем помолиться. Не надо выдавливать из себя слезы, поскольку по православной аскетике только та исповедь искренняя, в которой были слёзы. Если сердце пока каменное, то размягчить его в состоянии только Бог. Слеза слезе рознь. Бывают слёзы самолюбия, умиления, горечи, радости. И к слезам покаяния они не имеют никакого отношения. И если у вас выступили слёзы от жалости к себе, а вы приняли их за слёзы покаяния, то вы можете впасть в глубокое заблуждение о своём духовном состоянии. Богу это не надо, а вам, и подавно. Если раскаяние не обретается в сердце, а проявляется только в уме, слёз не будет. В таком качестве нужна молитва и максимально осознанное принесение Богу хотя бы умного обещания так больше не делать. Это раскрепощает совесть, которая потихоньку воспитывает сердце. А там… вода камень точит, в хорошем смысле этого выражения. Молитва с обетом – это качественный стук в дверь Бога.

Кстати, если чувствуете, что не получится искренне пообещать, лучше молить в этот момент послать дар отвращения ко греху, понимая свою полную неспособность побороть его. И что может быть самым чудовищным, человек может быть не готов даже с ним бороться, ибо у греха есть притягательные моменты для нашей чувственности или гордыни ума. Именно поэтому, а не только из-за нехватки твердости, человек испытывает повторные падения. Самонастройка не грешить, вплоть до обетов должна быть, но молитва важнее. Ибо, без помощи Духа в обострении покаяния, мы незаметно можем превратить покаяние в православную исповедь, только без священника. Итог будет тот же – движение по кругу, вместо движения по пути спасения ко Христу.

О невозможности победить грех своими силами

Ну, вот вы настроились на покаяние, вроде бы очистили разум и сердце, пообещали, и… опять наорали на сына по мелочному поводу. Помните, как Морфеус первый раз учил Нео прыгать со здания на здание на тренажёре? Нео «очистил» мысли, «сконцентрировался», и… упал. И мы, если думаем, что обетами и волевой напряжённостью сможем закрыть все дыры для греха, то убедимся довольно быстро, что это не так. Если нашими грехами были тяжкие грехи, то покаяние оказывается более глубоким и искренним. Убийцы, воры, проститутки, взяточники, уже если каются, то часто к подобным грехам больше не возвращаются, поскольку эти грехи считаются постыдными в любых системах нравственности и морали. Сложнее каяться «праведным фарисеям» и старшим братьям, что прекрасно отражено в притчах о мытаре и фарисее и о блудном сыне.

Если нет за человеком тяжких грехов, а остальные не вызывают осуждения, ни у грешника, ни у окружающих, то вот в таком состоянии, покаяние без Бога практически нереально, а если и бывает, то нередко происходит в состоянии самообольщения от своей способности не возвращаться к ним в будущем. Если грех, идентифицирован и раскаян, но не стал отвратительным для верующего, а по прежнему соблазняет свое привлекательностью, то впадение в него – вопрос времени. Если не поможет Бог. Своими силами человек может удержаться от убийства, супружеской измены или воровства, но в помыслах может и изменить, и позавидовать, и пожадничать, и пожалеть, что не взял предложенную взятку. И будет ему то же самое, поскольку в помыслах – это в намерениях. А намерения приравниваются к делам, хоть и не совершённым.

Потому, если человек не молится о помощи в том, чтобы Бог послал органическое ощущение греха и обостренную совесть, то покаяние может оказаться бесплодным. И это не теория. Это горькая правда христианских конфессий, нацеливающих своих адептов на путь подвижничества. И когда там ощутили, что подвижничество буксует, то была выдумана исповедь, чтобы усыпить совесть и придумать оправдание своей жизни с одними и теми же милыми сердцу грехами. А все потому, что нет сердечной надежды на Бога. Есть, в лучшем случае, «авось поможет», как надежда от ума. А дальше тотальное самонадеяние на свой контроль, духовную бдительность и техническое очищение на исповеди. Ааа, сорри, забыл, есть еще магическая надежда на причастие, что оно нас сделает постепенно безгрешными, даже если мы так и не испытали отвращения к мелким грехам, и перед исповедью занимаемся самокопанием.

Есть еще один нюанс повторного падения. В первой статье по покаянию я обещал вернуться к вопросу того, что брат может покаяться за день 70 раз по семь. Павел жаловался, что хотя у него и есть отвращение «внутреннего человека» к неугодным делам, но навык его толкает делать то, чего он по совести не хочет делать. Кстати, не обязательно грех. Это может быть навык без признаков греха, но нарушающий способность контроля над своими страстями. Т.е., не факт, что Павел повторно грешил, скорее всего делал «то, что можно, но не то, что полезно». Но, теоретически, обращённый человек, прошедший покаяние, может пасть в раскаяном грехе.

И так, вопрос. Если мы падаем повторно в том же грехе, то было ли ранее покаяние, или это была банальная исповедь? Возьмём, для примера, протестантскую классику покаяния во взрослом возрасте перед крещением (как оно и должно быть).

У меня нет однозначного ответа на этот вопрос. Я все же не протестант. Нужно смотреть по раскладам. Если человек практически вернулся к прошлой жизни, разве что не убивает, и изменяет жене только в командировках))), то покаяния не было. Сердце было безучастным, а простое воодушевление перед взрослым крещением по неопытности было принято за рождение от Духа свыше. Т.е., если нет плодов покаяния, то это была… исповедь, в худшем ее, умном варианте. Плодом покаяния является не впадение в подобные раскаянным грехам в будущем.

Если же человек практически избавился от всех раскаяных грехов, а там, где был сильнейший навык (типа пьянства или вспыльчивости) иногда срывается, с немедленным раскаянием, то покаяние совершилось. Подозреваю, что и Павел, раз жалуется на то, что иногда делал не то, что хотел, не сразу избавился от навыков жизни по страстям, не факт, что грехов. Особенно, если учесть его фарисейское прошлое.

Для меня все эти рассуждения важны, поскольку в моей жизни всё произошло, а я грешник. Меня крестили в детстве, и в моей жизни были сотни исповедей. Но если я попытаюсь устроить себе собственный Рубикон, который нужно переплыть для вступления в новую жизнь, то с чего мне начать? Как не странно, не с обетов по всему перечню грехов. Я уже имею достаточно опыта, и своего, и чужого, чтобы не обманываться, что я смогу удержать под контролем безгрешную реализацию всех страстей и желаний сердца, позывов плоти и соблазнов для глаз. Православие очень хорошо обучает в практике исповеди тому, что попытки тотального самоконтроля приводят к тотальному облому и хождению по кругу.

Потому я сразу начну с надежды на Бога и его помощь. Я, конечно, не откажусь от борьбы там, где передо мной будет нравственный выбор, и я должен буду выбрать добро. Иначе как Бог убедится в твердости и искренности нашего намерения не грешить? И как Ему поверить, что мы просим для дела, а не по «формуле покаяния»? Наш личный выбор между добром и злом нужен. Это значит, что мы демонстрируем готовность следовать в русле вектора благодати в этом мире, в направлении Бога. Потому, начать нужно с демонстрации твердости нашего намерения в выборе добра и настойчивой молитвы о помощи, в которой вы проявите не только веру, но и надежду на Бога, когда надежда на себя показала её бесполезность.

Мейнстрим личной греховности и демонстрация твёрдости намерения

Многие, даже не православные, слышали о жизненном подвиге Марии Египетской. Сколько там правды и вымысла, никто точно не знает. Но известное жизнеописание соответствует ревности и увлечения монашеством той эпохи. Я иногда прибегаю к примеру этой святой, поскольку он много чего проясняет (и мог бы конкретно вправить мозги православной массовой церковной практике, если бы православные задумывались о нюансах подвига Марии). Она причащалась всего два раза в жизни, но незадолго до смерти левитировала в молитве и ходила по воде. Покаялась она один раз. У нее не было бесконечных исповедей. В отношении неё было промыслительное действие Бога и у неё проявилось заоблачное обострение совести, которое её подвигло к действиям, подтвердившим твердость ее намерений. Ее ключевой грех был связан с её профессией (куртизанка). По преданию, её Дух отправил в пустыню, где она 17 лет боролась с навыком, и поборола его. Поскольку дала обеты при уходе в пустыню (по ее свидетельству). Без обетов она могла бы вернуться ко греху, ибо навык блуда и пьянства в ней был очень силён.

Ее пример очень многое показывает в области практики, где я, как писатель этой статьи, не могу говорить как совершенный, но могу подтвердить правоту вышенаписанного чужим совершенством. Какие выводы о механизме покаяния можно взять из ее примера, который полностью согласуется с евангельским учением?

Итак, покаяние праведницы проходило перед Богом вне практики исповеди. Священник для этого не понадобился. Причастие от священника было всего два раза в жизни, что говорит о том, что, либо причастие не предназначено для помощи в борьбе с грехом (как учит православие), либо она причащалась сама посредством других веществ, без священника. В момент нашествия Духа грех стал противен, хотя до этого был притягателен. В моменты, когда Дух не пребывал с ней, навык пытался овладеть ею:  «Иногда у меня являлось очень смущавшее меня желание петь блудные песни, к которым я привыкла. Мне хотелось выпить любимого мною вина. Будучи в миру, много пила я вина».

В основе её подвига лежала борьба с ключевым ее грехом – блудом. Это мейнстримовский грех, к  которому «прицепом» шли другие, а также некоторые страсти. Часть из них могли и не быть грехами вовсе. Выпить любимого вина – вообще не грех. Грех – это прямое или косвенное нарушение заповеди. Греховность, как навык, может питаться избыточным для человеческой потребности насыщением страстей и желаний, которые могут вести к нарушению заповедей. А могут и не вести, если страсти под нашим контролем. Но у людей эти страсти вырываются из под контроля или вообще не контролируются. Т.е., человек может быть де-факто рабом своих страстей.

Одним из плодов Духа является «умение владеть собой» (по переводу РБО). Соответственно, объедаться, перепивать, пересыпать – противоположно смыслу упомянутого плода Духа. Выпить даже много вина – не грех, но при излишнем постоянном его поглощении грех возможен. И питьё водки – не грех. Но алкоголизм – это рабство страсти.

Пётр очень правильно сказал: Ведь кто чему покоряется, тот тому и раб. Но если человек не имеет зависимости и не раб, то сегодня пожевал мухоморов, и потом не жует. Выпил пяток рюмок коньяку для расслабления после тяжелой недели, а потом не пьёт. И в трубке табака нет греха, если вы ей не раб. Польза от употребления природных антидепрессантов может превышать вред для физиологии тела.

Вместе с тем, расслабленность снижает контроль и бдительность, и для совершенных христиан может быть вредна. Потому, даже если не будет прямого греха, но не будет и плодов Духа, то лучше нам воздержаться от действий, способных спровоцировать грех в состоянии сниженного контроля разума и слабого голоса совести над вырывающимися на свободу страстями сердца. А смысл нам быть бесплодными, даже если формально не грешим?!

В состоянии и ситуации Марии, она могла выпить вина, только вернувшись к прежней жизни. В её случае это было недопустимо, ибо привело бы к нарушению обетов, о даче которых она свидетельствовала Зосиме (Дух ей сказал, что она обретет покой за Иорданом).

Жизнь Марии от обращения до успения является образцом твердости в покаянии. Пользуясь последовательностью и характером её покаянных действий, а также опытом, переживших обострение совести, можно вывести такую себе «формулу покаяния». Вариации в последовательности возможны, но в большинстве случаев плодовитое покаяние происходит по такой схеме.

«Выделение ключевых грехов в себе (умом и опытом), мейнстрима своей греховности – молитва Богу о помощи – обострение совести Духом, видение этого и других грехов, как при ярком свете – покаяние – обет по ключевым грехам – борьба с навыками основных грехов с параллельной работой над ограничением своих страстей, самостоятельно и с молитвой о помощи». Результатом полной и успешной реализации должна стать жизнь без греха.

Из этой формулы можно сделать выводы, что:

  • покаяние по уму, а не по обострению совести Духом, скорее всего, станет первой исповедью, после которой будут падения;
  • без искренней молитвы и помощи Бога покаяние не произойдет;
  • без обетов и собственных усилий одной помощью Бога от греха не освободиться, ибо Дух не всегда пребывает даже в людях святой жизни.

Т.е., наша настойчивость нужна, ибо достижение безгрешности, как и всё духовном совершенствовании, это результат синергии Бога и человека.

Настойчивость в пожелании помощи Духа

Читая одну статью френда на ФБ наткнулся на нижеприведенную цитату из Евангелия по поводу причины неисполнения наших желаний. Потом в группе наткнулся на видео-ролик, посвященный этой цитате, как раз тогда, когда дописывал последнюю статью по исповеди. А потом и сам в полемике в защиту покаяния приводил в подтверждение эти всем известные чуть ли не на память слова Христа. И в этот раз они открылись мне объёмно и сердечно. Я понял, что это сказано Иисусом для людей, которые хотят убедить Бога, что их желание непреклонно.

В упомянутой полемике на ФБ надо мной пытались поёрничать, что у меня получается какой-то ручной Дух. Только помолился, и Он пришёл. Хотя я везде подчеркивал необходимость дать свободу Духу от прописанного Ему рабства в таинствах, где хочешь Ты, или не хочешь, а освящай, если мы обозвали это таинством и призвали Тебя в специальных древних молитвах (по отношению к ним – как заклинаниям). А я, наоборот, говорю, что только твёрдость и настойчивость могут подвигнуть Бога дать человеку своего Духа, чтобы в верующем проявились плоды покаяния. Как в этом примере.

5 Иисус сказал им: «Предположим, у кого‑то из вас есть друг и ты придешь к нему посреди ночи и скажешь: „Друг, одолжи мне три хлеба. 6 Ко мне сейчас пришел друг с дороги, а мне нечего ему предложить”. 7 Неужели он ответит тебе из дому: „Оставь меня в покое! Дверь уже заперта, дети в постели, я тоже. Я не могу встать и дать тебе хлеба”? 8 Верно вам говорю, даже если он по дружбе не встанет и не даст, ему все равно придется подняться и дать тебе все, что нужно, если ты проявишь настойчивость.

9 И Я говорю вам: просите — и Бог вам даст, ищите — и найдете, стучите — и Бог отворит вам. 10 Всякий, кто просит, получает, кто ищет, находит, и тому, кто стучит, отворяют. 11 Найдется ли среди вас отец, который, если сын попросит рыбы, даст ему вместо рыбы змею? 12 Или, если сын попросит яйцо, даст ему скорпиона? 13 И если вы, люди дурные, умеете давать своим детям что‑то хорошее, то тем более Небесный Отец даст Святого Духа тем, кто Его просит!» (Лк. 11:5-13)

Только, видимо, один был друг у упомянутого человека, и он, после отказа друга, продолжал ломиться в дверь дальше. У него не было альтернативы. Так и человек, пока не поймёт, что все его личные потуги без Бога безуспешны в фиксации безгрешности, и не станет просить у Бога с настойчивостью безальтернативности, о которой я писал ранее, то не будет, ни истинного покаяния, ни его плодов. Ибо у Бога не будет подтверждения истинности вашего желания.

Насколько быстро придёт помощь, зависит от нашей искренности, ведь Бог смотрит на сердце. И пока там не появится постоянного желания безгрешной жизни и готовности к покаянию без оправдания, не будет осенения Духом. Но если проявим настойчивость в стуке в дверь – то нам отворят.

Мне говорили православные, напичканные монашеской аскетикой (да я и сам читал), что просить в помощь Духа на низких стадиях духовного роста – это прелесть. И что для таких прелестников посылается не Святой Дух, а злой дух в наказание за отказ в следовании монашеской лествице, когда просить о Духе можно, когда ты станешь аскетом 80-го уровня. И, когда я освободился от этих чудовищных клише своего ума, которые берут корни в православии, мне вышеприведенные слова объяснили радикальную ошибочность этого учения. Ведь это все равно что если бы кто у отца попросил рыбу, а тот дал бы змею (тут, кстати, есть игра смыслов: рыба – символ христианства, а змея – символ дьявола). Если люди умеют поступать по любви со своими детьми, то неужели Отец Небесный вместо Духа пошлет демона? Вдумайтесь в чудовищность предположения монашеского учения. Может кому-то демоны и посылались, но, думаю, совсем не потому, что у Бога просили Духа.

Мы же, опираясь на слова Христа, мы должны настойчиво просить Духа, чтобы «Он наставил нас на всякую истину». Особенно если ощутим безальтернативность Его помощи в достижении безгрешности.

Молитвенные прошения о плодах покаяния

покаян1Я давно уже не молюсь по молитвослову, потому и здесь не буду составлять именно молитву. Но вижу смысл написать свои соображения о том, что может звучать в наших просьбах о покаянии с добрыми плодами. Мы должны просить:

 – О ниспослании Духа в наше сердце для научению нас искреннему раскаянию

 – Об исправлении нашей греховной природы для рождении в нас искренности

 – О даровании верховенства совести в наших жизненных решениях и в ситуациях выбора

 – Об обострении чувства вины в случаях совершения греха против ближних

 – Об обострении сигналов совести накануне возможного совершения греха

 – О контроле страстей и греховных помыслов для недопущения греха

Все эти просьбы не обязательно выложить все за раз. Можно просто постоянно просить Духа для обострения нашей совести, ибо это главное в деле покаяния. А остальные просьбы я написал больше для разъяснения деталей нашего прошения о Духе, т.е., зачем это нужно верующему, настроившемуся на работу с Духом в движении к состоянию безгрешности.

О возврате к старой жизни после покаяния

Считается, что возврат к старой грешной жизни ломает возможность покаяния навсегда. Исходят, при этом, из новозаветного текста. 4 Ведь если люди, однажды озаренные светом, вкусили небесного дара и стали сопричастны Святому Духу, 5 и на себе испытали доброту Божьего Слова и духовные силы грядущего века, 6 но затем отпали, то их уже невозможно привести заново к раскаянию, потому что они, во вред себе, опять распинают Божьего Сына и выставляют Его на посмешище. (Евр. 6:4-6)

Но ничего невозможного нет. Покаяться можно еще раз. Но судя по апостольскому учению, это сделать намного сложнее, чем первый раз. Следует отметить, что речь идет о падении после покаяния и даже получения даров Духа. Это не то умное покаяние из области исповеди, которое практикует большинство людей всех деноминаций, иногда называя его покаянием. Но сам принцип многоразового повторения покаяния в исповеди вызвал бы шок у апостолов, если бы их забросить в наше время. Для апостолов чудовищно выглядело бы естественное и оправданное церковным аскетическим учением возвращение к греховной практике после покаяния. А для наших квазицерковных систем, типа православия или католичества, считается нормой внешняя ритуальная практика, когда человек покаялся, а через месяц пришёл с тем же! И так каждый месяц. Хотя уже после первого покаяния если человек вернулся к старой практике, то, по словам апостолов, это уже беда такого уровня, что лучше бы человек и не знал бы Христа и не каялся.

Ведь кто чему покоряется, тот тому и раб. 20 Потому что если они, благодаря познанию Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа, бежали от мерзостей этого мира, но, снова запутавшись в них, опять ими покорены, то это последнее для них хуже того первого. 21 Лучше бы им вообще ничего не знать о Пути праведности, чем, узнав его, отвернуться от святой заповеди, что им вверена! 22 То, что с ними случилось, подтверждает верность пословицы: «Пес вернулся на свою блевотину» и «Вымой свинью — она снова валяется в грязи». (2 Пет. 2:19-22)

Апостол Петр не говорит, что человек уже не сможет покаяться, а Павел (возможно, Аполлос), выше, утверждает невозможность. Ибо если человек имея контакт с Богом, а не только размышления и осмысления книжника, отвернулся от Него, то, наверное, это сродни тому, что после «люблю», сказать «да пошёл ты!». Сродни предательству. Сродни хулы на Духа, хоть и не сама хула. Но нет ничего невозможного при искреннем раскаянии.

В моем окружении есть человек, который после покаяния падал глубоко, к тому же состоянию, но в конце концов вырвался из лап своего мэйнстримовского греха, победив его. И сегодня движется по пути спасения. Но факт остается фактом, последующие разы снижают остроту первого, даже умно-сердечного покаяния, а повторные падения, особенно, если они считаются естественными, подрывают готовность к твёрдости и обетам. А это и есть практика исповеди, которая в огромных многомиллионных конфессиях привела к единичности святых. Поскольку не было покаяния с Духом и обещанием, а была обреченность рабству греха. Точно сказал Пётр: «Кто чему покоряется, тот тому и раб». Исповедь как раз и учит этой покорности, раз перезагрузка покаяния в одних и тех же грехах допускается десятки и сотни раз.

Возможна ли безгрешность?

Конечно, возможна. Она нам обещана практиком безгрешности – апостолом Иоанном. А кто исполняет слово Его, в том Божья любовь воистину достигла совершенства. Так мы можем узнать, в Нем ли мы. 6 Кто говорит, что он в Нем, тот должен и жить так, как жил Он. (1 Ин. 2:5-6) Всякий, кто в Нем живет, не грешит. (1 Ин. 3:6) Всякий, а не только апостолы.

И не нужно заунывного православного: «Куда нам грешным до Иоанна?» Если Христос призывал верных быть Его учениками и призывал быть совершенными, как Отец (а с Духом Отца человеку всё возможно), то состояние Иоанна возможно любому христианину, но только с Божьей помощью. Для этого нужно соединяться со Христом в Крещении, Причастии и Любви (исполнении Его заповедей).

Нужно учесть и то, как мог понимать грех апостол Иоанн. А понимал он его в русле своей традиции. С Божьей помощью можно не нарушать прямые заповеди. Но это не значит, что человек не совершит ничего из огромного перечня грехов в православных брошюрках для подготовки к исповеди. Например, чревоугодие, гортанобесие, многоспание и тому подобные «грехи» не являются грехами. Но проекции избыточного потакания страстям могут стать грехами. Кроме того, подобные действия будут той суетой, которая будет отбирать наши силы и время, которые мы могли бы посвятить Богу и духовному совершенствованию. Это зависимости, о которых говорил Пётр: «Кто чему покоряется, тот тому и раб». Выбор же удовлетворения страсти вместо молитвы или изучения Писания, может оказаться косвенным нарушением заповеди о любви к Богу.

Таким образом, мне кажется, что безгрешность по Иоанну, это соблюдение заповедей. А несбалансированное проявление страстей и их удовлетворение, может встречаться и у таких безгрешных, если плоды Духа в них не созрели. Это область работы над собой каждого человека, в которой тоже помогает Дух в процессе созревания упомянутых плодов. Ибо совершенный в любви человек должен полностью владеть собой.

Потому, глубоко уверен в том, что после покаяния, главное – соблюдать заповеди, а контроль над страстями – это процесс постепенного совершенствования в безгрешном состоянии так, как сквашивается три меры муки, до созревания плодов духа в обновлённом совершенном человеке. Но ними можно заняться и…

…до помощи Духа

покаянДа, всем понятно, что начинать надо с молитвы. Но вот мы молимся, а обострения совести всё нет и нет. Ведь Дух таки не ручной, и дышит где и когда хочет. Что делать до Его озарения нашего сердца и нашего видения всех грехов? Демонстрировать намерение не грешить, заодно убеждаясь в своей неспособности полностью избежать греха. Я писал уже, что только в условиях безальтернативности помощи Бога молитва становится искренней с реальной надеждой на Бога, а не надуманной альтернативой по принципу «авось, поможет». Я ощущаю, что это состояние должно вызреть. Причем у каждого человека скорость вызревания будет разной. Чем сильнее сердце закрыто наслоениями ума, тем дольше будет вызревание.

Думаю, что за «мэйнстримовский грех» можно взяться самому. Рассмотреть условия его проявления, возможности его блокирования. И когда нащупаете ключик к нему, можно пойти на обет. Это будет лучшей демонстрацией Богу своей решимости. А для человека – создаётся эффект хождения перед лицом Божьим, когда, в моменты искушений будет как у Марии: «Нет! Я же дала обеты. Помоги, Господь.»

Кроме того, можно поработать со страстями, когда их избыточное удовлетворение делает нас их рабами. У каждого своё. Кто-то не может день без пива или коньяка прожить, другой – любит поваляться в постели сверх меры, третий – имеет огромное брюхо, поскольку не может удержаться от избыточного потребления еды, четвертый – никак не может оторваться от Фейсбука, и т.д. И здесь нужна воля и привыкание. Новую контролируемую реализацию желания нужно произвести столько раз, чтобы оно стало хорошим навыком. Но обманываться не стоит, пока не обнажится совесть и покаяние Духом, достигнутое человеческим усилием, может пасть. Да и страсти утихают полностью только в процессе долгой безгрешной жизни. Но умение себя контролировать собственными силами нам пригодиться даже тогда, когда после посещения Духа мы будем бороться с уже отвратительным нам навыком.

И не стоит браться за все сразу, это мы уже проходили, и поняли тщетность таких потуг. Но выбирать нужно главную страсть, чтобы вовлечь в процесс контроля связанные страсти и грехи. Тем более, что многие страсти конкретному человеку не свойственны от природы.

Эпилог. Покаяние важнее всего

Разбойнику был обещан рай за искреннее раскаяние. Он не был крещён, он не причащался, но он самостоятельно и свободно согласился с тем, что жил неправедно. Он просто покаялся перед Сыном и признал в нем Царя Небесного. Значит, приводит в сыновство наше изменение ради новой ценности. Когда ради Бога мы готовы пожертвовать тем, что Ему не угодно. Это любовь, замешанная на смирении. Это и есть то состояние, в котором Господь рад посетить человека и помочь ему.

 

Так что, кайтесь за грехи ваши друг перед другом и перед Богом. Старайтесь и обещайте не впадать в подобные грехи. Молитесь о высокой чувствительности вашей совести. И не бегайте по священникам на исповедь, часто, тупо избегая реальной ответственности, и искушая живого человека знанием ваших тайн. При этом, в подобной практике исповеди, мы, с каждым кругом бесплодного покаяния, затрудняем себе настоящее покаяние, которое должно привести в безгрешное состояние до смерти нашего тела, чтобы перейти от смерти к жизни.

Без покаяния, все остальные ритуалы и освящения – просто модные фишки религиозности разумных творений, которым в реале нужно только ИЗМЕНЕНИЕ под эталон Христа, а не фишки инициализации. Покаяние выдёргивает нас из тварного живого материала, живущего по страстям, и делает нас принадлежащими святости (сынами Бога). Потому покаяние – это основной и самый главный инструмент спасения, реализуемый человеком с помощью Бога.

 

 

 

Эта статья – финал цикла статей по исповеди и покаянию. Ниже – ссылки на предыдущие статьи.

  1. Исповедь как выкидыш покаяния
  2. Исповедь как суррогат покаяния
  3. О вреде исповеди
  4. Признание в грехах: рассказ или обещание?
  5. Прощение как начало покаяния

 

Обсуждение


  1. Предупреждений - 0
    отец Николай
    Гость
    22:40 07.11.2015

    Что за вектор благодати во фразе “мы демонстрируем готовность следовать в русле вектора благодати в этом мире, в направлении Бога”?

  2. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    22:52 07.11.2015 / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Вектор добра в мире. Это параллель из статьи, которую по выходным я пишу уже три недели. Когда выйдет – не знаю. Слишком она глобальна. Но более фундаментальной работы на сайте не писалось. И я не спешу. Хочу, чтобы материал был добротный и не сырой. Но кое-что оттуда прорывается в другие статьи, как эта фраза.


  3. Экс-Фарисей
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Мирослав Твердич
    Модератор
    00:05 08.11.2015 / Мнений — 178 / Статей — 17 / Дата регистрации — 10.10.2015

    По разделу «Всякая ли обида на нас — наш грех». В общем и целом всё верно. Но мне кажется, тут ещё один нюанс есть. Находясь на определённом «уровне духовного развития» (в общем и целом), или в определённом эмоциональном состоянии (в частности), мы искренне можем не увидеть своей вины, хотя она объективно может присутствовать. Я, конечно, могу «проанализировать диалог и все реплики», но позже, припомнив ситуацию ещё раз, мне становится ясно, я понимаю — вот тогда я всё-таки был неправ, надо было извиниться. Как говорится, «дорос».

    То есть я к чему. Может, надо осторожнее в таких вот решениях: «моей вины здесь нет»? Сегодня моя совесть говорит, что извиняться не за что. Но пройдёт время, и я пойму: а ведь было за что… Такого не может быть? Вы дальше пишите про работу совести и работу с совестью. Опять же всё верно, но ведь очищение и обострение совести — процесс постепенный?

    Вообще, про совесть как отдельный центр души — очень интересная мысль.

  4. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    11:37 08.11.2015 / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Ну вот когда совесть утяжелит сердце, тогда и стоит извиниться. А смысл извиняться формально, не чувствуя вины? Это фарисейство, имхо


    Обострение совести от Духа – процесс очень быстрый, как у Чекрыгина в примере прошлой статьи. Медленно это когда Царство силой берется, аскетикой, трудами, как Креститель.


    Само требование извинений – нонсенс не только для верующего человека. Я знаю, где мне тяжело отпустить, но требовать извинений… На кой мне извинения из под палки? Пусть пройдет время, придет осознание, которая породит искренность извинения. Или я сам пойму, что исходник был во мне, и отпущу без извинений


  5. Предупреждений - 0
    Юрий
    Гость
    13:31 12.11.2015

    И снова – про море грехов с подробной классификацией (ключевые, смертные и тп)
    и покаяние за них, оптом и в розницу ((

    Мне представляется, это уводит нас от “единого на потребу”, распыляет наше внимание по мелочам объясню, почему. Все эти грехи, что многочисленнее песчинок на морском берегу – глубоко вторичны, они – производные одного-единственного ГРЕХА: НЕ-ПОПАДАНИЯ в цель (амартии). А цель одна — Бог. И покаяние только одно, в одном главном грехе, и суть покаяния –перемена ума к Богу и в Боге (метанойя).

    Многие из нас прекрасно знают об этом, но вместо того, чтобы сделать практический вывод (промазал мимо Бога, встань, переменись умом к Нему и продолжи с Богом и в Боге и закончи на
    этом тему с грехами) – так нет же, мы продолжаем ковыряться в многочисленных и глубоко вторичных грехах, душой и духом растрачиваясь на них. Это от неверия нашего, что ли? Ведь не надо быть на 80-м уровне, чтобы понять и применить практически вышеприведенное понимание — в чем основной и главный грех человека и в Ком избавление от него. Избавляя нас от этого главного ГРЕХА БОГОЗАБВЕНИЯ, Господь освобождает нас и от сети ловчей всех прочих грехов. По нашему упованию на Него, Он дает нам в Самом Себе Жизнь, в свободе от власти этих многочисленных грешков.

    “Ковыряние” во множестве вторичных грехов – это ветхозаветное, пережитки иудаизма, это до Иоанна было.


  6. Предупреждений - 0
    Юрий
    Гость
    13:36 12.11.2015

    Вот еще пришло на ум, что все это множество разнообразных грехов – лишь поросль. Когда же, вместо долгой неэффективной борьбы с порослью, неустанно прорастающей на земле сердца, мы доберемся до корня и с Божьей помощью выдернем его, этот корень не-попадания в Бога? Ведь жизнь так коротка…


  7. Неофит
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Владимир Б.
    Местный
    00:16 15.11.2015 / Мнений — 25 / Статей — 0 / Дата регистрации — 18.10.2015

    «Мне говорили православные, напичканные монашеской аскетикой (да я и сам читал), что просить в помощь Духа на низких стадиях духовного роста – это прелесть.» Много читал, но такое слышу впервые. Наверное, это учения «старчиков»?

    Насколько понял, Вы не имели плодов Причастия, когда были в Православии, а теперь, когда причащаетесь сами, они есть?

  8. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    14:46 15.11.2015 / Мнений — 1124 / Статей — 365 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Что вы понимаете под плодами причастия? Просто есть понятие «плоды покаяния» от Крестителя. Есть «плоды Духа» — от Павла. А что такое плоды причастия? Кстати, по поведению апостолов в Гефсиманском саду, с «плодами причастия» у них, видимо, были проблемы. Я не отношусь магически к таинству и не пытаюсь увидеть в себе неких состояний после причастия. Я верю, что пребывание в Иисусе даёт возможность ощущать «веяние» Духа и иметь больше интуитивных позывов совести к покаянию и наставлений в духовном росте. Ведь Сын и Дух воздействуют совместно на нас. 


  9. Предупреждений - 0
    Андрей
    Гость
    12:39 17.11.2015

    Истинное причастие -это ежедневно пребывать :1-в преломлении Его Слова-Хлеба (плоти преломленной на Кресте) или иначе: живи по Слову. И 2- в питие Его Нового Вина-Святого Духа,излившегося в наши сердца с Креста,как Кровь Нового завета ,пролитая на Кресте,или иначе: живи по Духу.
    А вечеря воспоминания с хлебом-вином о страданиях и победе Христа на Кресте -это внешняя символика.


  10. Предупреждений - 0
    Александр Лыжин
    Гость
    06:41 30.06.2018

    Отличная статья!

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


× 6 = пятьдесят четыре