Отец и Cын

29.04.2017 / / Мнений — 0 / Статей — 16 / Дата регистрации — 14.09.2016

kinopoisk.ru— Авва, — снова обратился он к отцу, — они не ведают, что творят. Не вменяй им.

Отец устало вздохнул:

— Ведают-не ведают — должны ответить. Незнание закона не освобождает от ответа.

— Авва, — в голосе его звучала решимость, — ты смотришь на ситуацию слишком формально.

Седые кустистые брови поползли вверх:

— Да? Ну а как, по-твоему, мне на нее смотреть?

Он, сосредоточиваясь, на мгновение закрыл руками глаза — и тотчас убрал руки; пришло время поговорить о главном — и он начал немного издалека:

— Авва, не находишь ли ты, что для понимания ситуации и ее возможных последствий необходимо обладать причинно-следственным мышлением?

Отцу явно нравился такой ход мыслей, и он одобрительно кивнул:

— Допустим.

— Но чтобы обладать им, необходим соответствующий мыслительный аппарат, не так ли?

В этом суждении, безусловно, было что-то от формальной риторики, но, с другой стороны, вроде бы все логично…

— И? — отец всей своей позой выражал заинтересованное внимание.

— А у них нет этого аппарата. И знаешь, почему?

«Конечно, знаю», — вроде бы должен был значить кивок, но прозвучало другое:

smokovnica— Какая разница, почему? Помнишь, что ты сделал со смоковницей, которая не плодоносила? И между прочим, сделал совершенно правильно. Когда система сбоит, ее переустанавливают. Важно, чтобы она корректно работала. Это всё, что от нее требуется.

Он склонил голову:

— Я нехорошо поступил со смоковницей, — и посмотрел прямо в глаза отцу, совершенно открыто: — Признаю свою ошибку. Она была живая. И не ее вина, что она не плодоносила. Потому что это не ее выбор. Понимаешь, авва?

Отец с любовью и тайной гордостью смотрел на него:

— Продолжай.

— Это твоя недоработка. Это ты сделал смоковницу неплодной. А люди получили от тебя несовершенный мыслительный аппарат. Понимаешь?

— Так… И что из этого следует?

— А вот что. Смоковница не может без твоей воли начать плодоносить, если ты сотворил ее неплодной. А люди… не могут научиться думать, если ты не дал им мозгов.

Отец поднял указательный палец левой руки:

— Э нет. Я дал им мозги, в том-то и дело, что дал. Но они не используют их по назначению. Равно как и сердце. Я предполагал, что мозг и сердце инициируют деятельное сочувствие и любовь; но их используют совсем в другом ключе. И поэтому…

— Авва, — он понизил голос и почти кричал — шепотом, — а кто их не научил использовать мозг и сердце по назначению?

Отец хмыкнул и развел руками:

— А кто просил его научить?

Разговор явно шел по кругу.

— Они не знают, что с ними что-то не в порядке, потому и не просят научить. Я же сказал: не ведают, что творят.

Отец снова поднял левый указательный палец:

— Вот именно. Получилась система, лишенная саморефлексии. Признаю свои ошибки. Но нужен перезапуск. Ошибки надо исправлять.

— Авва, они живые, понимаешь?.. — крик шепотом сорвался, словно струна лопнула.

— Понимаю, — вздохнул отец, — но есть ли у нас альтернатива?

— Есть, — глаза его светились вдохновением. — Я научу их!..

— Чему?!

— Я научу их понимать, что с ними что-то не то. И просить тебя это исправить. Дай им шанс.

Отец задумался:

— Но ведь они не воспользуются этим шансом. Так уже было…

— И будет, — продолжил сын. — И во веки веков.

— Аминь, — согласился отец.

 

Источник

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


− шесть = 0