Ересь расширения исповедания

09.04.2017 / / Мнений — 1117 / Статей — 356 / Дата регистрации — 23.09.2013

«Одержимость истиной делает лжецами»

Барт Эрман

О фарисейской сути обвинений в ереси

eretik1Во второй части работы приведу два других определения, которые дали грамотные френды в группе и на сайте, наиболее подходящие к предмету, который ниже будет изложен.

Сергей Ваганов. Ересь – есть отстаивание одностороннего взгляда как всеобщего.
Например, отстаивание, что Христос есть только человек – одна сторона, а другая противоположная ей, что Христос есть только Бог. В Истине эти две стороны сняты или примирены в Богочеловека.

Это один вариант. Но так бывает не всегда. Иной раз, люди берут за основу вроде бы правильное утверждение, но дают ему частную трактовку, с которой не могут согласиться все христиане. Иногда за основу берётся то, что даёт возможность исполнить ради формальной праведности (фарисейская религиозность) без учёта духа христианства, не замечая преодоления этого нюанса в том же Писании. Примером может служить запрет женщинам говорить в собрании, который был преодолён ещё во времена Павла (в виде женщин-пророчиц). И именно этот момент ереси освещён в определении Давида Ланокса:

Ересь есть выборка части из целого с последующей её абсолютизацией. И, конечно же, мы совершаем выбор по своей свободной воле, очищенной, либо падшей в своём произволе. Другими словами, ересь – это абсолютизация частной истины до всеобщности. Т.е., если в каком-то собрании женщина учит всех, включая мужчин, то настоящими еретиками это и называется грехом. И еретиками они стали потому, что своё заблуждение, в связи с буквальным пониманием запрета в 1 Письме к Тимофею, да ещё к невозрождённой женщине, вынуждают соблюдать всех остальных христиан. Хотя это утверждение не относится к базовому исповеданию Павла и обвинения в ереси неуместны.

Таким образом, пришло время задействовать вторую часть моего определения ереси в широком смысле:

Ересь, в широком значении, – это учение, безосновательно претендующее на абсолютную истину во всех деталях, количество которых выходит далеко за рамки базового исповедания, порождающее распри между христианами на почве ограниченного человеческого понимания ветхим умом духовных сущностей.

Т.е., проблема лежит в плоскости длины обязательного исповедания (догматика по сути), которое в разной степени, в зависимости от конфессии и деноминации, может превышать базовое исповедание. При этом, очень малый процент, оставляется на разномыслие. И даже то, что иногда оставляется на разномыслие, может раствориться в конформизме большинства. Ты, или с нами, или против нас. А коль ты считаешь не так, то «ты нам не совсем брат» (дословно), как мне сказали в одной общине. Если же высказался против запрета женщине учить и быть переводчиком проповедника, то это уже круче – я превращаюсь в «брата во грехе» (опять дословно).

А суть одна. Люди своё понимание всего лишь рекомендации Тимофею абсолютизировали до уровня заповеди Бога (хотя заповедей всего две, и это слова Христа). Все свои «понималки» Писания и любые рекомендации апостолов абсолютизированы и возведены в ранг обязательного исповедания. Разномыслия, практически, – ноль. Даже вино попало под запрет, хотя это абсурдно со многих позиций. Нет во всей Библии слов, запрещающих его употребление. А это всё потому, что все запреты можно исполнить – чисто фарисейский принцип, ибо заповеди Бога нужно исполнять всегда.

А так… Не пьёшь вина, и ты уже – не то что «нецыи, как сей мытарь». Ты уже праведник по сравнению с пьющими. Заткнул жене рот в собрании, а дома – подчинил, и ты уже исполнил заповедь. А все эти феминисты сразу же по сравнению с собой любимым превращаются в грешников и еретиков, ну а я сразу – праведник. Из той же «оперы» и воскресные поклонения, где можно спеть песен, пожертвовать денег, преломить хлеб – и ты уже отработал Богу. Это есть классика сути фарисейства. Потому так и противятся протестанты, чтобы этой постановке дать релевантное название вместо поклонения. Ибо так заберётся удовлетворение встроенному фарисейству оправдания, в противовес спасению по любви.

Пример, который я привёл, касается не только общин ЦХ. Процессы вовлечения чисто человеческого фарисейского предания в область обязательного (базового) исповедания начался сразу же после смерти апостолов.  И дальше процессы только нарастали, когда люди стали уходить в правильность и праведность до мелочей. И Дух любви их начал оставлять. Потому так резко пошли на убыль Дары Духа со смертью апостолов. Люди стали искать не того, чтобы быть правильными в глазах Бога, а того, чтобы быть правильными в своих собственных глазах, приравняв их к глазам Бога. И так оно есть по сегодняшний день. Потому и устанавливают любые церкви и церквушки свои собственные критерии правильности веры. И чем их больше, тем более правильными они себе кажутся.

Об этом данная работа. О том, как люди сами себя разделяют «по Писанию». И, при этом, гордятся теми «заборами», которые установили во славу Сатаны, хотя сами думают, что делают это во имя Господа.

«Межа» базового исповедания

Межа – это необработанный участок земли между двумя обработанными. На одном из участков обрабатывают во имя Христа по Павловому исповеданию. На соседних – могут оказаться еретики разной степени заблуждения. Но мы вместе ходим по одной меже, оглядывая свои посевы, и в процессе общения можем прийти к согласию. Тогда мы вспашем межу, и, объединив участки, станем едины на «ниве Христовой».

Но, когда люди устанавливают на меже забор, значит, разногласия достигли нежелания пересекаться, когда каждый «закрылся» в своей горделивой правоте. Тогда уже встречаются не на меже, а каждый из-за своего забора. В результате, внутренних мотивов развалить его гораздо меньше, чем вспахать межу.

Первыми «заборами» в Христианстве стали Символы веры. У каждого из них своя «высота забора». Начнём с самых низких, и закончим самыми высокими.

«Маленькие заборы» первых Символов веры

Самый низкий «заборчик», который нам известен, это Староримский Символ веры (от которого с минимальными уточнениями был сложен Апостольский символ):

 

Верую в Бога Отца, Всемогущего;

и во Иисуса Христа, единородного Сына Божия, Господа нашего;

рожденного от Духа Святого от Марии девы,

распятого при Понтии Пилате и погребенного,

воскресшего в третий день из мертвых,

вознесшегося на Небеса, сидящего справа от Отца,

откуда Он придет судить живых и мертвых;

И в Духа Святого;

в Церковь Святую,

в отпущение грехов,

в воскресение тела

в жизнь вечную.

 

Уже в этом символе мы видим церковное «творчество от людей», которое, по сравнению с «Павловым исповеданием», начинает делать добавки, позволяющие укрепить власть служителей. Иисус нигде не призывает верить в Церковь. Церковь – это сами люди, верные Христу, а не спасительная организация. Также, молчит о вере в Церковь и апостол Павел в своём исповедании. Для меня лично, в моём понимании сущности церкви, – не проблема исповедовать символ в такой форме, ибо я верю, что спасутся те, кто окажутся верными Богу, а не своим церквям в поликонфессиональном христианстве. Но, зачем вставлять в символ то, к чему не призывали, ни Господь, ни апостолы? Остальное, хотя и немного переиначено понятийно, но по смыслу совпадает с Павловым исповеданием.

Далее, верующий народ на двух соборах сочинил Никео-Цареградский Символ веры. И «забор» слегка подрос. Но при желании, через него можно без проблем перемахнуть.)))

 

Верую во единого Бога Отца Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого.

И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, единородного, рождённого от Отца прежде всех веков, Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рождённого, не сотворённого, одного существа со Отцом, через Которого всё сотворено;

для нас людей и для нашего спасения сошедшего с небес, принявшего плоть от Духа Святого и Марии Девы и сделавшегося человеком,

распятого за нас при Понтии Пилате, страдавшего и погребённого,

воскресшего в третий день согласно с Писаниями (пророческими),

восшедшего на небеса и сидящего одесную Отца,

и снова грядущего со славою судить живых и мёртвых, Царству Его не будет конца.

И в Святого Духа, Господа, дающего жизнь, исходящего от Отца, поклоняемого и прославляемого равночестно с Отцем и Сыном, говорившего чрез пророков.

И во единую, Святую, Вселенскую и Апостольскую Церковь.

Исповедую единое крещение во оставление грехов.

Ожидаю воскресения мёртвых

и жизнь будущую. Аминь.

 

И опять, как и в Староримском Символе, я сделал выделения, которые свидетельствуют о неуёмной активности создателей Символа, которую лучше было бы применить в другом месте – молитвенности и любви. Если я, читая в этом символе выделенные места (остальное совпадает с Павловым исповеданием), вкладываю туда своё понимание, то у меня нет претензий к этому Символу. Я готов его исповедовать именно в этой форме. Но, я прекрасно понимаю, что, чем больше слов, тем больше зацепок для тварного ограниченного ума для разных частных пониманий.

Практически любое мною сделанное выделение – это защита тогда еще единой церкви от проявляющегося разномыслия в области непознаваемого и неизведанного. На самом деле, этого не надо было делать!

Первое выделение во второй формуле Символа – это умышленное установление «забора» от арианской «ереси». Хотя сама попытка приписать богословской формуле непререкаемую истину есть ересь сама по себе, ибо разделяет христиан и приписывает себе абсолютную правоту (вспоминаем определение ереси в широком значении). Мы не знаем точно, как устроен Бог, и Троичность в категориях неоплатонизма – это всего лишь богословская формула ухода от троебожия. Как оно есть в действительности, для человека это непостижимо.

В этом же Символе навязывается вечное Царство будущее, которому не будет конца, забывая о том, что царство должно наступить ещё при нашей жизни в наших сердцах, если мы окажемся спасены. В этой добавке вообще нет смысла, ибо мы точно этого не знаем со слов Иисуса. Да и верить в это не обязательно. Если мы верим в Бога и в наше воскресение, то по поводу дальнейшего надо довериться Ему и Его словам, что приготовлено Отцом, любящим Его.

Далее. В Писании нигде Дух не называется Господом. И исповедовать Его Павел не призывает по формуле «поклоняемого и прославляемого равночестно с Отцем и Сыном». В Новом Завете есть указания и на то, что Дух – личность, и на то, что Он не личность. Потому, вставка этой формулы – опять забор против тех, кто считал не личностью. И у них для этого были основания.

На уровне богословских утверждений – это вопросы разномыслия без последствий осуждения со стороны Бога. А кто познакомился с Духом мистически, тому будут даны знания Тайн Божьих, в том числе и о действии Святого Духа в людях, настолько, насколько сможет вместить.

Опять, но уже развёрнуто даётся формула веры в церковь как организацию, в которой выпячено «единую и апостольскую». Думаю, это сделано для того, чтобы подпереть хорошенько «забор» от тех, кто выпал из единства (по нашему мнению через изгнание), и чтобы укрепить «забор» железобетонным «цоколем» преемственности от апостолов, и приватизировать церковь на нас самих. Т.е., Церковь сможет представлять только тот, кто из нашей ограды, а не тот, кого выберет сам Бог.

В слове «ожидаю» проявилось нетерпение к обетованиям, хотя лучше было бы оставить «верую», коль это символ веры. На мой взгляд, «будущая жизнь» может быть никак не вечной, как я сам написал в расшифровке в первой статье, согласно ориентировке на «И Я знаю, что заповедь Его есть жизнь вечная» (Ин. 12:50). Но этого нет в Павловом исповедании, я сам это додумал. Там просто сказано о воскресении. Потому формулировка со словом «будущая» устроит всех христиан. Но она не особо и нужна. Просто это ещё один «забор» против отрицания хилиазма. Мы воскресаем и вверяем себя в любящие руки Божьи. Хуже точно не будет. Потому, ради ненужных споров о неизвестном в этом элементе нет никакой нужды.

 «Серьёзные заборы» производных символов

eres2-Чем дальше от «Никей», тем сложнее становились символы, и тем глубже туда проникали человеческие рефлексии, неоплатонизм, аристотелевские категории и механизмы функционирования церкви. Тем выше становились «заборы» на исходной «меже».

Афанасьевский и Халкидонский символ даже нет смысла рассматривать. Они сильно перегружены богословскими терминами, настаивающими на конкретном понимании Божьего устройства, оперируя словами природа, сущность, ипостась. Этих слов нет в Новом Завете, и они совершенно не нужны для отличительных признаков ученика Христова.

Символ Григория Неокесарийского слишком витеватый, и, по сути, посвящён догматизации Троицы, хотя это слово не обязательно для христианского исповедания. На троичность, конечно,  есть достаточно указаний, но смысла вводить понятие, которое приведёт к разделениям, нет никакого. Есть среди христиан антитринитарии, которые против понятия и сущности Троицы. И все символы, даже Староримский, для них неприемлемы, или на грани фола. А вот базовое Павлово исповедание они признают, и согласятся с ним. Согласятся даже Свидетели Иеговы. Так зачем выдумывать заборы и «мудрствовать сверх написанного»? Нет Троицы в Писании. Бог познаваем человеком только в сердце, насколько сам Бог захочет открыться человеку. Но сущность бесконечного и вечного, конечным не познаётся. Потому догматизировать троичность, как минимум, неразумно.

Тридентское исповедание католиков уже включает кроме, собственно, исповедания веры в Бога, и множество элементов догматизации продуктов церкви: таинств, индульгенций, прав продажи индульгенций и субъектности отпускающих грех. Весь этот хлам, который к исповеданию веры не имеет никакого отношения, втащили в Символ, чтобы придать ему статус непререкаемости и высшей догмы, чтобы никто не посмел оспорить доходы церкви и эксклюзивность священной иерархии.

Аугсбургское исповедание лютеран и «39 статей» англикан уже радикально перегружены догматизацией церковного устройства и функционирования. Эти «уставы» слабо похожи на исповедания веры. Они, по сути, призваны создать мощный «забор» для своих и чужих. Просматривается также явное установление дистанции с католичеством. В историческом контексте всё понятно, но зачем историческое и политическое вносить в символ веры? Ведь вера, она – в Бога, а не во всю остальную мишуру.

Но даже последние два символа меркнут на фоне высоты конфессиональных «заборов» от еретиков по сравнению с простой межой базового исповедания и «заборчиков» самых первых символов веры.

«Трёхметровые заборы» догматизации

Предыдущий раздел – это была теория. В жизни, «заборы» оказываются гораздо выше, иной раз смахивая на бастионы. Вот пример по православию.

Каждое воскресенье, на литургии, православные верующие все хором пропевают Никео-Цареградский символ на церковно-славянском языке. Но только ли он ограждает их от извечных «еретиков» за «забором» Символа – католиков, а потом и протестантов? Нет, конечно. Если бы только дело было в исповедании символа, то проблем с единением христиан было бы на порядок меньше. Но на исходный Символ веры написаны целые книги богословских толкований и развёрток, как именно мы понимаем единосущие Сына Отцу, Господа Святого Духа, или как правильно понимать рождение Иисуса от Духа и Марии. В результате, есть толкования, вошедшие в православный катехизис, который учит, как именно исповедует все утверждения символа Православие. И кто не так исповедует, будет «поставлен на карандаш», как еретик, особенно, если он клирик.

Кроме того, есть ряд элементов предания, как то:

  • Правила православной церкви, принятые на Вселенских и некоторых поместных соборах.
  • Есть частные догматы, не имеющие отношения к исповеданию, типа «Догмата о почитании святых икон»
  • Есть внутренние доктрины, типа аскетической, которая устанавливает де факто приоритет института монашества в церкви и аскетический путь спасения, как единственно верный, проверенный «святыми отцами».
  • Есть учение о церкви, которое не имеет отношения к Писанию Нового Завета на 90%, но которое определяет весь строй жизни приходов и церкви (храмы, священники, епархии, бескровные жертвы, богослужения, таинства, обряды). Львиная часть этого к базовому исповеданию не относится даже косвенно.
  • Есть богословские труды «святых отцов», некоторые элементы писаний которых в части «авторитетных текстов», приравниваются к Писанию. Тексты четырех Учителей Церкви (Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нисский) считаются, грубо говоря, авторитетными на 90%. Если собрать все авторитетные тексты православных святых отцов, то объём Нового Завета можно спокойно умножить на 50.

Вся эта махина предания оказывается даже обязательнее свидетельств Писания, а попытка критики хотя бы одного элемента этой системы делает тебя автоматически «врагом церкви» и еретиком с осудительным контекстом (не полемическим, как предусматривал Павел). Соответственно, когда ты думаешь о воцерковлении, то в голове рисуется просто «заборчик» Символа веры. Особенно, если проходишь поверхностную катехизацию перед водным крещением – такой себе пропуск за представленный «забор». А когда ты приходишь к массивным «воротам» с пропуском, ты видишь огромный бетонный «забор». Но поскольку тебе рассказывают, что внутри ограды тебя ждёт личная безответственность (матерь-церковь берётся за твоё спасение), то ты заходишь.

Тебя освободят полностью от опасности оказаться в неспасительном месте. Для этого нужно просто не думая принять на веру всё предание, делать так, как учит «матерь-церковь» (единственно истинная и непогрешимая). На ней и будет основная ответственность. А тебе останется всё исполнять и терпеть скорби со смирением. Этим и спасёшься.

Те же, кто вне нашей ограды, – не спасутся. В версии либералов от православия – «может и спасутся, а может и нет». Но, чувак, у нас – гарантия! А слово «гарантия», ох как любимо в фарисейском сознании. Потому, у тех, кто в этой ограде, автоматически формируется зашкальный уровень конфессиональной гордыни, которая как броня начинает покрывать «необрезанные сердца». И тогда получается, что вокруг одни сектанты, еретики и латинские прелестники, а мы ж, конечно же, «Д’артаньяны». Хотя, в отношении толкования православие допускает заметное разномыслие без обвинений в ереси, кроме случаев, когда это может сломать ключевые догмы.

У католиков тоже раньше так было, но реформация их смирила и добавила мудрости. Потому такое видение, скорее всего, осталось только на самом низовом и фанатичном уровне. Но католический «забор» всё же, хоть и не намного, но ниже православного.

Кроме «заборов», на поле христианства в последние 200 лет всё чаще стали появляться «замки с крепостными стенами». Причём, чем позже сформировались, тем выше «крепостная стена». Как у «новых русских», – чем более поздний капитал, тем больше лепнины, золота и спорткаров в гараже Имя сей пошести, которая привела к 42000 деноминаций – человеческая гордыня, растворённая в ереси фундаментализма.

О сути «ереси фундаментализма»

eres1Почему именно «ересь фундаментализма»? Потому что Господь, возносясь на Небо, обещал, что Дух наставит на всякую истину, а фундаменталисты говорят, что это обещание относится только к прямым ученикам Христовым. Для всех же остальных путь состоит в следовании Писанию, причём, именно их пониманию этого Писания.

Но в их головах, их понимание Писание – это и есть записанная воля Божья, а кто понимает её не так, тот автоматический противник Бога, хотя он тоже полностью согласен с Павловым исповеданием и даже первыми символами. Потому и ересь, поскольку лживо обвиняет в ереси то, что ею не является (широкое значение понятия).

Для примера.

Письмо христианам в Галатии не называется «35 Заповедей Бога для всех верных по всей земле и на все века, записанные апостолом Павлом под диктовку Святым Духом в римских узах». Оно называется так, как называется, ибо написано конкретной общине в конкретное время живым человеком, прошедшим откровение и несколько помазаний от Святого Духа и Господа Иисуса Христа. Даже когда читаем, что Павел говорит, чтобы это письмо дали почитать в других общинах, он нигде ни словом не намекает, что приравнивает свои поучения к словам Бога, сказанным через Него.

Это как сегодня, кроме статьи на сайте «Экс-фарисей», я могу выложить релиз с аннотацией в группах на Фейсбуке или в Одноклассниках. При этом я думаю о пользе для бОльшего числа людей, а не потому что приравниваю свои письмена к Божественному откровению. Поставьте себя на место Павла, подумайте, что есть только редкие свитки, а сначала, только один свиток, и вы поймёте, что в таких приписках есть, кроме желания увеличения пользы наставлений, и желание автора – «чтобы не потерялось».

Но Павел не приравнивает свои слова к заповедям Божьим так, как происходит подмена в головах фундаменталистов «наше понимание слов Павла – заповеди Бога». Ведь заповедей Бога – всего две. И Иисус Сам это уточнял неоднократно, чтобы отобрать у фундаменталистов право мистически приравнять весь текст Нового Завета на бумаге к Декалогу Моисея на каменных табличках.

О склонности к мощным стенам

Как же происходила закладка первых, сначала весьма хилых «крепостных стен», когда начался процесс дробления реформации Лютера, и особенно, когда стали появляться «неприступные стены» неопротестантского фундаментализма? Хотя процесс сектантского дробления гораздо древнее. Но раньше, то были всего лишь «заборы».

На практике этот процесс происходит где-то так. Гордыня и тщеславие (это не про Лютера), особенно если я епископ или другой церковный лидер с хорошим образованием, или просто лидерскими качествами, могут подтолкнуть меня выдать своё понимание Священного текста за непреложную истину. Особенно, если подать это в стиле: 19 веков этого в Новом Завете не видели, а я увидел, и теперь я вам открою глаза на «Настоящее христианство». Это классика, Чарльз Рассел, Эллен Уайт, Джон Смит и другие подобные товарищи – основатели деноминаций неопротестантизма, не дадут соврать. )))

Если я найду критическое количество более-менее грамотных доверившихся моему взгляду/откровению/идее сторонников, то я могу создать новое квазицерковное образование, дав ему название, отличающееся от других. Этим я уже заложу основание крепостной стены. Если это видение поддержало большинство, то противящихся этому видению падший тщеславный разум готов записать в противники Церкви. Дальше логика легко экстраполирует противление нам до противления Богу.

А начиналось-то всё с простого расширения трактовки и личного мнения одного человека или небольшой группы единомышленников. И именно по этой схеме начинались все разделения и секты в Церкви, хоть в первые века, хоть в последние два века буйного расцвета неопротестантских деноминаций. Хотя, если бы существовала культура смирения возможности частных истин Духа и ума для каждого человека по его возможности «вместить», то, может, церковь пошла бы совсем по иному пути развития. А так…

Церковь у самых первых отцов часто сравнивалась с кораблём. Церковные лидеры повели церковный корабль совсем другим путём, когда по пути плаванья очертания цели всё более усложнялись, а некоторые не согласные садились на шлюпки и отчаливали, не желая вместе плыть дальше. И их не особо останавливали, а даже проклинали. Некоторых с боем высаживали на «плоты» и «брёвна», когда большинство самых правильных считало, что несогласных лучше сбросить за борт. Такова она беспощадная борьба за правильность тех, кто призван к любви.

Потом корабль доплыл до первой попавшейся земли, построил стену собственной праведности на вселенских соборах, после чего был утрачен смысл куда-то двигаться, ибо мы уже и так за забором самой что ни на есть истины. Это и было началом эпох полумёртвой «лаодикийской» конфессиональной церковности, которая никуда не развивается, а только плодит из себя новые деноминации. И как в клеточном делении, процесс становился тем быстрее, чем больше было разделений. Течения неопротестантизма радикально ускорили этот процесс дробления и добавили красок уродства фарисейского понимания спасения, выстроив неприступные цитадели собственной огранченности, замешанной на гордыне и тщеславии.

Кстати, в начале своего пути в вере, я сразу попал в подобную цитадель.

 «Крепостные стены» фундаментализма

После закладки фундамента инициаторами разделений и единственно истинного понимания Писания, начинается процесс строительства «крепостной стены». Это происходит так. В Священном тексте выискиваются нужные цитаты, которые будут формально подтверждать первичную идею. Не важно, что это обозначает на самом деле. Потому я вынес в эпиграф слова Эрмана. Ведь ради «нашей истины» смыслы можно перекручивать и притягивать за уши.

Как я и встретил в одном собрании попытку проповедника защитить неупотребление алкоголя цитатой от Павла, где по контексту говорится о «трезвении ума», даже по Синодальному переводу, а не избегании вина. Я тогда прозрел, насколько можно быть лукавым и манипулятивным ради своей частной истины. К тому же она отсутствует в Писании, но скопирована в адвентизме теми, кто закладывал фундамент новой «стены».

Это и подобные частные вИдения будут насаждаться среди своих сторонников, которые продолжат и разовьют апологетику именно этих взглядов. По ходу, уже полностью органически воспринимающий свою непогрешимость в понимании Писания, лидер начнёт выдавать «истинные» понимания многих других мест из Писания. И все эти «абсолютно правильные» мнения «чисто библейского» понимания Писания будут камнями и булыжниками в «крепостной стене» новой церквушки. И не важно как она себя назовёт.

Экстенсивный рост образовавшейся секты – дело техники и денег. Если лидер и его сторонники из богатой страны, то на пожертвования можно развивать миссию, формируя общины в своей стране и за рубежом. И все они будут до поры до времени защитниками исходной «крепостной стены». Пока некоторые из них, ещё более уверенные в своей непогрешимости понимания Писания, не начнут строить забор внутри двора, превратив себя и своих бывших сторонников, в противников, обвинив друг друга в ереси. Это было в баптизме, что шикарно высмеяно в мультике «Еретик».

Подобные дробления были и есть в ЦХ. И я не говорю уже о групповых разделениях в Штатах. Разделения по вероисповедническим и нравственным причинам есть даже между общинами в Киеве. Адвентизм тоже испытал не одно дробление и реформации. И это только то, что я знаю точно и отслеживал. У православия есть масса деноминаций, появлявшихся с третьего века. Некоторые из них умудрились дожить до наших дней. Есть деноминации православия, возникшие даже в 20 веке.

Не было существенных дроблений у Свидетелей Иеговы, но только потому, что они просто таки изуверски, совершенно вне духа любви, борются с инакомыслием в своих рядах. Ну и у них жёсткая вертикаль власти. Легко дробятся и плодят деноминации там, где общины существуют по конгреционалистическому принципу, как в ЦХ.

Но сама «крепостная стена» в своей сути будет исходная. Она будет укрепляться новыми «истинно библейскими» трактовками Писания, пока не будет подмято всё Писание под обеспечение истины избранной доктрины. Если эта цитата подтверждает нашу правоту, мы на неё опираемся, если она не укладывается в нашу стену, мы её «перекрутим, выхолостим смысл», но как-нибудь приспособим.

Так, например, в ЦХ глубоко извращён смысл крещения Духом Святым, ограничены во времени дары Духа Святого, извращён смысл глоссолалии, надуманно трактуется количество участвовавших в Пятидесятнице. Этим всем оправдывается бездуховность и бездарность с позиций даров Духа всей деноминации. И этим же отбивается напрочь стремление у членов этих общин искать и просить этих даров.

Как и другие фундаменталистские течения, в ЦХ выбрали фундаментом собственное понимание Писания. И если вы представляете себе сколько из ёмкого текста с множеством рекомендаций и наставлений можно вынести простых и композиционных смыслов «исключительно библейской правильности», (потому что так понимаем мы, а мы самые истинные поскольку мы себя назвали церковью), то вы поймёте, что этих «кирпичиков-пониманий» хватит возвести неприступный бастион.

Причём, всегда найдутся более истинные, чем базовые, допускающие некоторое разномыслие, и последние будут подвергаться нападкам со стороны фанатиков, скрывающих за фанатизмом и фарисейством своё маловерие, типа:

  • А как это находятся у вас люди, которые допускают, что в деноминациях, кроме нас, есть верные христиане? Очень смешно и грустно одновременно читать эти претензии от тех, которые сами являются формально жёсткой сектой/деноминацией.
  • А что это вы себе думаете, что допускаете в теории хлебопреломление и на вине, а не только на виноградном соке, и даже дружите с такими? По всем признакам на 99,999% Христос и апостолы пили вино на тайной вечери. Вино не запрещается Писанием к употреблению, и первое чудо в Канне – во свидетельство. Но в фанатичном крыле ЦХ считают, что коль мы так приняли, то будем это отстаивать вопреки здравому смыслу, обвиняя тех, у кого здравого смысла оказалось больше в отступничестве. Причём, другие также причащаются на соке, но допускают, что нет, ни греха, ни ереси, и на вине.
  • А что это вы продолжаете общаться с теми, кто допускает учительское служение женщины? Т.е., не сами допускают, а просто общаются с теми, кто допускает учительство женщины, этим самым уравняв грех блуда и проповедь женщины о Христе. При этом, нравственность настолько притуплена, что сами не заметили в этом кощунства.
  • А почему вы долго терпите в общине мужчину, который, на наш взгляд, прелюбодействует, поскольку развёлся по надуманной причине и женился без библейских оснований? А потому что Павел сказал увещевать. Кроме того, львиная часть ответственности за грех – на человеке. Он будет отвечать перед Господом, а не община. Да и человека уже в той общине нет несколько лет. Потому претензия смахивает больше на повод не дружить.
  • А почему вы терпите в общине человека, который высказывает еретические взгляды? А потому что его взгляды не относятся к ереси, если исходить из базового исповедания. И для него взгляды общины могут быть еретическими. Но если человек исповедует Христа как и Павел, то за что его изгонять? Он же не возмущается и не проклинает за то, что с ним не соглашаются.

И все эти претензии, которые к действительной ереси никаким боком не относятся, вдруг становятся поводом для разделений и разрыва общения. Причём, что по составу, в исходнике, это – единая община.

Я умышленно привёл пример из последних реальных событий, чтобы показать, как это было в реальных конфликтах общин ЦХ, и в моих с ними отношениях. Ведь это именно были отношения «людей за стенами» с тем, кто «стен» не признаёт.

К тому же, подобное есть во всех фундаменталистских протестантских деноминациях. «Крепостная стена» – это то, где можно пребывать в комфорте собственной правильности. И ключевое слово – пребывать. А вот если захочется развиваться не в русле формы стены, а по выводам пытливого разума и откровений, то очень быстро становится понятно, что стена меня ограничивает. Во всех религиях, включая христианство, движение к Богу – это путь (вспоминаем узкую и широкую дорогу). Христос Путём называет себя, а не человеческое понимание Писания о Нём. В даосизме сеть Дао. Т.е., приход к Богу-Отцу предполагает развитие.

Если же человек в фундаментализме хочет идти и развиваться, то ему говорят, что на пути опасно, можно заблудиться, что меня могут обмануть ложным откровением, шарлатанским чудом, неправильным пониманием Писания. В итоге, идея такова – сиди за «крепостной стеной» и спасёшься, поскольку правильнее и более по-библейски, чем у нас – не бывает.

И люди, согласившиеся с этой идеей, сидят за стеной, моментом включая самоцензуру на любую свободную мысль, сгенерированную умом, в процессе естественного развития человека, или даже чтения Писания. Потом, это входит в привычку, и «ереси в голове не возникают», ибо стремление к свободному развитию выкорчевано в зародыше.

При этом, Господь и таким людям вбрасывает тех, кто развивается сам, и зовёт к развитию. Но страх потери комфорта гарантий спасения, естественного скачка личной ответственности и перенастройки с надежды на «стену» и на себя, на надежду на Бога, которого не видят и не чувствуют, убивает любые подвижки ума задуматься: а может, то, что говорит «проводник», таки, правда? Хотя бы отчасти.

У подавляющего большинства, наоборот, срабатывает рефлекс – нет, это попытка разрушить нашу «стену»! Все на защиту! И опять никто никуда не идёт! С глубоким удовлетворением от собственной правильности изгнали очередного еретика. Ух, какие мы праведные в глазах Бога! Выгнали после первого и второго вразумления, по Писанию. А «посланный» к ним идёт дальше, огорчаясь только за людей, но не за себя, ибо Господь обещал: как Меня гнали, так и вас будут гнать. А оставшихся вне пути за стеной просто жаль, ведь они никуда не идут. Они застыли в своей человеческой фарисейской праведности, как и фарисеи времён Христа. И тем, и этим, живой Христос не нужен. Им нужна Буква, которую они приравняли к Богу. И даже не её, а свою «крепостную стену», сложенную из кирпичиков своего понимания. И приравнивание частного человеческого понимания текста Нового Завета к истинному смыслу во Святом Духе и есть ересь в негативном контексте и широком значении этого слова.

Если я придерживаюсь базового исповедания, а по остальному имею своё мнение, но не наделяю его абсолютной истиной уникально верного исповедания, то я еретик в смысле «разномысл», ибо эти слова на греческом синонимы. А вот если это мнение объявляю уникальной истиной, устраивая на этой почве разделения на христианском поле, перестраивая межу в «забор» или даже «крепостную стену», то оно и есть ересь. Ибо, в таком случае, оно подпадает под широкое значение определения ереси, которое дано мною в начале первой статьи, и в начале этой статьи, в определениях Сергея Ваганова и Давида Ланокса.

Корень проблемы «заборов и стен» – в широте обязательного исповедания и включения в исповедание не относящихся к вере правил и традиций. И это нужно научиться преодолевать в себе самом, чтобы не оказаться еретиком вместо тех, кого я обвиняю в ереси просто за несогласие со мной.

 

В начале своего пути в вере, я сразу же оказался за огромной «крепостной стеной» Свидетелей Иеговы. А сегодня, я даже не признаю межи с теми, кого называют еретиками по Павловому исповеданию. Поскольку есть заповеди Иисуса, и они определяют, одно ли я с Ним, или я пока в пути к Нему? И это важнее даже исповедания Павла, хотя и исходит из Него.

Как я к этому пришёл, – в итоговой статье, которая пока только в уме.)))

 

Предыдущая статья цикла “О ереси”

О сущностном аспекте ереси. Часть 1 цикла, посвящённая преимущественно базовому разделению «ересь – не ересь». Дана формулировка и развёртка Базового исповедания (Павлового) и дан обзор ереси фундаментализма

Последующие статьи цикла “О ереси”

Ересь как грех нарушения единства. Часть 3 цикла о ереси, в которой обобщён материал предыдущих двух работ, и произведена конкретизация сути и плодов двух основных видов ереси.

Мой путь из конфессий. Часть 4 цикла о ереси, в которой показан мой опыт выхода из ереси конфессионализма, а также приведён мой вариант исповедания веры, который подтверждён Писанием.

Обсуждение


  1. Предупреждений - 0
    Виктор
    Гость
    00:00 10.04.2017

    Великолепный анализ


  2. Предупреждений - 0
    Slawamir
    Гость
    14:59 17.04.2017

    Анализ может и хороший. Однако, доктринизация христианства нужна. Если бы не доктрина, то частные богословские мнения убили бы христианства на корню еще в I веке. Эбиониты и тем более докеты, гностики из этой же серии – частные мнения. Автор статья, наверно, не понимает, что доктринизация происходила не по принципу философствования от нечего делать среди образованных мужей, возводя заборы, а в качестве ответа на учения, которые уводили от христианства в сторону. Наличие фарисейства в церквях не связанно с наличием доктрины общеутвержденной. Фарисейство – это состояние души, которая дает о себе знать скорее в обрядоверии, строгом следовании обряду, а не в знании метафизической доктрины. В современном христианстве доктрины, кроме базовых, например, вера в Бога, в Троицу, принципы воскресенье Господа, верифицируются не путем дискуссионных богословских соборов, как было в Средние века, а прежде всего путем научного знания и научной библеистики. Культ святых, например, не только не соответствует духу Нового Завета, но противоречит естественной научной истории, которая отрицает, что у христиан в первом, втором веке были преклонения пред святыми и обращения к ним в молитвах.

  3. Вячеслав Король
    Старец
    Ортодокс
    Предупреждений - 0
    Вячеслав Король
    Администратор
    15:34 17.04.2017 / Мнений — 1117 / Статей — 356 / Дата регистрации — 23.09.2013

    Slawamir ‘Автор статья, наверно, не понимает, что доктринизация происходила не по принципу философствования от нечего делать среди образованных мужей, возводя заборы, а в качестве ответа на учения, которые уводили от христианства в сторону.’

    Как раз это я понимаю, но не нахожу оправдания тому, что формулы, разово защитившие от ереси, становились элементами доктрины. И не это плохо, плохо, что разрастающиеся толкования формул тоже абсолютизировались и оказывались поводами для разделений. 


  4. Предупреждений - 0
    Alex Kor
    Гость
    01:09 12.07.2017

    Со статьёй согласен. Рассуждения здравые и не предвзятые. Редко сейчас найдёшь веру, действующую любовью и от этого грустно. Всем хорошо бы знать и не забывать 1 Кор., гл. 13.

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


5 − два =