Автокефалия как повод к реформе

13.01.2019 / / Мнений — 1131 / Статей — 369 / Дата регистрации — 23.09.2013

tomosРеформа православия до христианства евангельского типа априори невозможна, ибо клирики и монахи мертвым грузом сидят на шее прихожан, прикрывая редкими цитатами из псевдо-павла своё иждивение и, по сути, жречество, но реформа до здравого смысла в рамках сохранения иждивения служителей системы назрела. Тем более, что практика православия в неславянских странах показывает, что славянское православие испытывало перманентные антиреформы фарисейства  в преданиях и заповедях человеческих. И хотя бы само православие стоило бы очистить.

Мне мой одноклассник по МДС написал, что в Питере в РПЦ причащают всех желающих, зашедших в храм, даже неправославных. Никто не распрашивает о подготовке и вероисповедании. Это правильная самодеятельность – “реформа снизу”. Но в греческих церквях, даже без самодеятельности священства, на порядок более мягкая практика и требования.

Если ПЦУ получила Томос от греков, то, как минимум, лучшее от них стоит позаимствовать. Это резко повысило бы привлекательность нового образования в Украине, куда бы перешли самые жизнеспособные адепты, оставив в Московском филиале РПЦ в Украине мертвым хоронить своих мертвецов.

Концептуальный аспект

Не затрагивая мёртвые пласты литургики в области обрядов и богослужений, реформировать, в первую очередь, необходимо центр литургической жизни – Евхаристию. Но не её саму, как таковую, а убрать “заборы”, которые настроило православие вокруг Чаши, чтобы затруднить причастие всем желающим

Речь пойдёт о “подготовке к причастию”. Ибо пришло понимание, что это не просто тщета и фарисейство, это убийство духа ради закона, это победа ветхого над новым, это молодое вино в ветхих мехах. И оно прорывает, как в примере в преамбуле.

Сторонники необходимости подготовки приводят аргументы в стиле “отдай кровь – получи дух”, “то, что даром получаешь – меньше ценишь”, “разве можно идти к чистому не очистившись?”.

Но все эти аргументы из области глубокого фарисейства, ценности собственных усилий, и уверенности, что только на исповеди можно очиститься.

ORTHODOX EASTER

Кстати, последнее из области настоящего ветхозаветного наследия. Читая Евангелие, нигде не увидел, чтобы Иисус исповедовал своих учеников. Только исповедь перед крещением. И точка, причем жирная. Остальное – покаяние, о котором будет написано ниже.

Нет никаких оснований в Евангелии для иерейского “прощаю и разрешаю…”, а тот единственный случай говорится, на который опирается катехизис, и православия, и католичества, по сути, об извинениях перед братом, и о прощении последним. Ни о какой специальной власти для нью-ветхозаветного священства там нет. Покаяние всегда индивидуально, без каких либо посредников, или перед человеком, которого действительно ущемил или обидел. “Чистится” перед лицом Бога нужно перманентно, по мере возникновения смущения совести, а не выписывать накануне причастия на бумажку свои проступки за период от прошлого причастия.

Причем, нередко, человек кается, что обидел жену или другого ближнего, а тот и не ведает об этом, ибо одно дело признать неправоту перед батюшкой, и совсем другое – перед обиженным нами. Исповедь, как таинство и как инструмент культа уродлива в своём зародыше, ибо приучает к периодическому, а не перманентному покаянию.

Потому и превращается такое себе обновленное очищение по типу того, как проходил Павел, вернувшись из апостольской миссии в Иерусалим. Но то мы сразу же признаём ветхим и фарисейским, а тут – не видим законничества и формальности. Да – форма другая, но суть очищения осталась та же – дискретная человеческая наработка определённого уровня праведности для вступления в отношения с Богом. Но разве Иисус это где-то требовал или учил этому? Может Павел или псевдо-Павел этому учили? Может это есть в учении других апостолов? Этого нет. Появилось только тогда, когда Церковь верных прошла процесс окаменения (одебеливания) в систему, где произошло разделение на жрецов (клириков) и профанов (прихожан).

Сломать это, и вернуть к исходнику в нынешнем православии невозможно. Это все равно, что из системы шестерёнок вытянуть одну из краеугольных, на которой держится всё здание “заповедей человеческих”. Представьте, что не нужно обращаться к жрецу за освящением, а можно сделать самому. Ибо мы, верные Христу и есть “царственное священство” по выражению апостола, у которого один Первосвященник – Христос, на все времена. Если принять эту евангельскую истину, тысячи клириков разного уровня останутся без мзды и дохода. Потому, допустить, что сама система проглотит концептуальный уровень реформы, было бы смешно.

Но… Разделение на прихожан и институциональных священников всегда будет указывать на ветхость нью-левитства в христианской упаковке. При этом, кое-что все же можно изменить, слегка расчистив авгиевы конюшни под названием “предание старцев”, которое жёстко критиковал Иисус и коего в православии намного больше, чем сути Евангелия.

Столп фарисейства

SONY DSC

Но больше все же хотел сказать о “достойном причащении” и о так называемой подготовке к нему – посте, вычитке правила и походе на богослужение (об исповеди уже написал). Оказывается, у православных, правда, в ногах, лопотании языка, кишечнике без мясо-молочной продукции и пустом желудке. То, что об этом молчит Евангелие и практика первых агап (общий ужин христиан, в конце которого раздавалась чаша причастия всем присутствующим), я тоже молчу. Это вещи очевидные и подтверждены в учебниках по церковной истории.

Откуда взялось, – тоже понятно, надо было максимально сакрализовать и отделить от профанов то, что доступно только жрецам (священники вечером пьют и едят мясо, а утром служат литургию, но мирянам это не известно). Дети едят и перед причастием Хотя по физиологическому устройству клирики и дети такие же, как и взрослые прихожане. После хиротонии у клириков не происходит перестройки организма в ангельские телеса.)))

Потом под это была подведена философия собственных усилий, очищения и подготовки к великой святыне (которая может быть сотворена только жрецом), а тотальная заточка православного пути, как пути аскетического, сделала все эти подготовительные действия естественными. Без багов “аскетической доктрины спасения” “подготовка к причастию”, как последовательность культовых и аскетических действий, умерла бы в зародыше. Но она не умерла, и только в греческих церквях соблюдает рамки приличия. У славян же это культ в культе, особенно у русских и болгар.

“Подготовка” исходит из создания препятствия, его преодоления, и получения удовлетворения от этого, создающего ощущение о достойности восприятия святости в состоянии ритуально-очищенном. Потому и возрастали заборы вокруг чаши для всё большего удовлетворения от сделанного для Бога и ради Него, не задумываясь о том, что Он не просил нас это делать. Правила из одной-двух молитв во времена Василия Великого разрослись де десятков молитв, четырёх канонов, когда в молитвы затесались, как восточные молитвы так и католические, которые были усвоены во времена Петра Могилы. Для не в меру православных и радикально благочестивых стали рекомендоваться акафисты. Из фарисейского рвения не по уму возникли дополнения “аще кто благочестив…”.

Трёхдневный, а в Болгарии – 10-дневный пост вообще выглядит как издёвка. Ведь если причащались в конце агап (собственно, как это сделал и Иисус в отношении учеников), то о посте не может быть и речи. Он не нужен априори, не говоря уже о том, что пост – это не вкушение пищи как таковое (голод), а не просто отказ от мясо-молочной продукции. Последняя форма называется воздержанием. И поститься приходится в субботу, что запрещено апостольским правилом, и за что католиков поливают грязью. Но нам – можно. Мы же самые истинные, а что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку.

Ведь если подавляющее большинство причащается в воскресенье со времен написания Дидахе и апостольских посланий, то запрет поститься в субботу говорит о том, что перед причастием никто не постился. Нынешние же православные уже много веков плюют на апостольское правило ради выполнения местного “предания старцев”, явно аскетически-озабоченных.

пост2

Увлечение постами древнее и ветхое, которое влили в новые мехи. Помните одно из оправданий фарисея в его молитве перед мытарем в Храме? Я дважды в неделю пощусь… (Лк. 18:12) Узнаете среду и пятницу? «Ко времени ветхозаветного пророка Захарии получили свое развитие четыре поста (Зах. 8:19)… Книга Дидахе вменяла в обязанность два поста, по средам и пятницам.» – по подобию, как у евреев.

Четыре поста, два постных дня в неделю, среда и пятница, задолго до Христа. Как все знакомо, и как все несоответственно той свободе от Закона и справедливости, которую подарил христианам Новый завет любви. Как Петр предлагал сначала сохранить обрезание, но его промыслительно вразумил Святой Дух, так и перенесли все что можно и нельзя из Ветхой Церкви в Христианство. Но навесили свои смыслы, как с языческими праздниками, которые слили с введенными христианскими, типа Рождества или Сретения.

Иудаизм, в дальнейшем, скатился в предания старцев и навводил постов, лишь бы был повод для фарисейства. На сегодня их более 20. И мы туда же. Если добавить к четырем постам Масленицу,  Страстную, среду и пятницу, два сочельника, Крестовоздвижение, Усекновение главы, то от иудеев не сильно и отстанем. Хотя иудеям Законом Моисея был заповедан один пост в году – День Искупления (Лев. 23: 27). Это тот пост, который упоминает апостол Павел во время плаванья в Рим (см. «…Молитвой и постом»). И все. Все остальное – народно-фарисейское творчество. Так иудеям хоть один был установлен по Закону, а у христиан ничего не было установлено, и православные не сильно от них отстали.

И не надо мне приводить 2 Кор. 11: 26-27. Там, где Павел, вроде, говорит, что он много времени проводит в постах. Современный русский перевод РБО перевел слово «в постах», как в «впроголодь», дословно, и оно по контексту больше подходит. 26 Я постоянно в пути, постоянно в опасности: от разлива рек, от разбойников, от соплеменников, от язычников. А опасности в городах, в безлюдных местах, в море, от лжебратьев… 27 Изнурительный труд, бессонные ночи, голод и жажда, жизнь впроголодь, холод и нагота… Т.е., здесь идет речь о недоедании по причине нужды и объективных жизненных обстоятельств и скорбей, а не об умышленной умеренности к пище.

Зато есть жесткое осуждение отказа от определенных видов пищи, и есть предостережения от строгих постов в Кол. 2: 20-23. 20 И если вы умерли вместе с Христом и теперь свободны от стихий мира, зачем же вы позволяете им устанавливать для вас всякие предписания, словно вы всё еще живете в этом мире? 21 «Не прикасайся!» «Не ешь!» «Не трогай!» 22 Да все эти запретные вещи для того и существуют, чтобы быть уничтоженными при употреблении! Все это — человеческие заповеди и учения! 23 Такие предписания, с их самодеятельным благочестием, смирением умерщвлением плоти, конечно же, создают видимость какой‑то мудрости, но грош им цена. Они ведут лишь к потворству плоти! 

Саму практику поста перед причастием можно не запрещать, а оставить на собственное усмотрение верующего, объясняя людям, что пост не приближает к Богу, а может даже удалить от Него, если появятся моменты самолюбования от того, что сделал что-то своими усилиями для Бога. В этом корень проблемы подготовки к причастию. Богу не нужны вычитки канонов и акафистов, мы не услаждаем его слух бесконечными славословиями. Ему не нужно, чтобы мы изнуряли свою плоть, о чем прямо выше сказал апостол, что грош им цена, ибо в итоге они ведут к потворству плоти.

Всем верующим, включая клириков и монахов, стоит донести важнейший посыл, что причастие – это не своеобразное вознаграждение за ритуальное очищение, прогиб перед Богом в вычитке канонов молитв и отстаивание богослужения на голодный желудок с предварительным трехдневным воздержанием от мяса и молока, а дар Бога. И нам нужно всего лишь настроиться на принятии этого дара. Для этого нужна фокусировка на Боге и желании, чтобы Он проявился в нас. Всё это реализуется в молитве своими словами, ровно настолько, насколько христианин готов вместить открывшиеся истины.

Идея проста – отдать настройку на принятие дара каждому верующему, абсолютно ничего не регламентируя и уничтожив все книжечки церковных фарисеев о подготовке к причастию с канонами, и требованиями обязательной исповеди. Донести, что пост не обязателен. Ибо нет ответственности системы перед Богом за верующих. Есть только персональная ответственность. Нельзя будет сказать – это православие меня научило быть фарисеем, иначе это будет напоминать: “Жена, которую Ты мне дал…” Пусть каждый поступает по своему разумению, не научаемый нью-закону. Ибо у каждого свой путь ко Христу и свой объём способности вместить Дух Истины. О чем очень хорошо сказал апостол Павел.

16 Итак, пусть то, что вы считаете хорошим для себя, не вызывает дурных толков. 17 Ведь Царство Бога не есть нечто, относящееся к еде или питью. Оно — справедливость, мир и радость, которые дает Святой Дух. 18 И если человек так служит Христу, он приятен Богу и в почете у людей. 19 Итак, мы должны стремиться к тому, что несет нам мир и взаимную поддержку. 20 Не разрушай ради пищи дело Бога. Есть можно все, но плохо, если ты вводишь человека в грех пищей, которую ешь. 21 Лучше не есть мяса и не пить вина, если этим ты вводишь брата в грех. 22 Держи свои убеждения на этот счет про себя, пусть о них знает только Бог.(Рим. 14: 16-22)

Нужно упразднить само понятие “подготовка к причастию” и не обязывать присутствовать на десятке благодарственных молитв, оставив самому верующему от сердца поблагодарить за дар. Если это не сделать сверху, мудрые священники это сделают снизу, как в Питере. А остальные фарисеи, коих большинство, будут и дальше устраивать допросы перед чашей, как в первом примере из этой статьи.

Напоследок

Отказаться от богослужения – нереально. Система не позволит, ибо эта театрализованная постановка, возникшая, чтобы вернуть верных из арианских церквей (ещё один баг ортодоксии), является подтверждением нужности клириков как жрецов (потому и храмы, потому и бескровная жертва, о чем глухо молчит Новый Завет). Но сделайте хоть что-то на пользу людям, чтобы правда была не в ногах, а в молитве.

Communion elements represented by bread and wine

Уберите фарисейскую практику “заборов” и целых “крепостных стен” вокруг Евхаристии. Не отталкивайте людей от чаши, а раздавайте даром то, что даром получили. Допускайте всех, ставших в очереди. Если причастится пятидесятник, баптист, католик, свидетель Иеговы или случайный захожанин, и по вере (или стадному доверию) испытает благодать через дар, то он останется здесь. Отказав же верующему во Христа из-за человеческой правильности (ортодоксии), можно потерять порыв, устроенный призывающей благодатью, и получить ответное осуждение с Неба.

Поставьте скамейки, чтобы люди молились Отцу Небесному, а не своим коленям или ступням, особенно в храмах, где всенощная – 4 часа, а литургия – 2,5. Скамейки не превратят православный храм в католический, а людям позволят настроиться на молитвенный лад. И католикам только респект за это.

Я надеюсь, уже нет ветхих безумцев, считающих, что почтение позы важнее почтения ума и сердца. Можно лёжа молиться внимательно, а можно и стоя отвлекаться на мысли об окончании службы.

Однозначно стоит убрать ценники со всех треб и товаров в церковной лавке. А лучше было бы и вовсе весь этот позор вынести за пределы храма, чтобы не превращался дом молитвы в дом торговли.

Стоит угомонить клириков-фанатиков и их бабушек на подхвате по поводу платочков на головах у девочек и девушек, да и у женщин тоже. О покрытии головы сказано у псевдо-павла, и написано спустя 100 лет после его смерти озабоченным человеческими заповедями автором. Оставьте юбки и платки женщин в покое. В конце концов, сегодня, признаком замужества является обручалка, а не платок на голове. Платочек на голове у девочки младенца перед причастием – это ПГМ мамаши. И клир должен вытравливать эту дурь, а не насаждать.

Но это уже наверное мне слишком много хочется.

Хотя бы убрать мертвечину “подготовки к причастию”. Иначе преподобный не оскуде, а исчезне.

Обсуждение


  1. Предупреждений - 0
    Гость
    19:56 15.01.2019

    Super

Комментировать

Цитировать


(required)

(required)


× 9 = тридцать шесть